Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Николай Калинин
17 марта 2014

Некоторые штрихи к «портрету» Организации украинских националистов в годы Второй мировой войны

Скачать

Материалы "Сталинградская битва"

Николай Калинин

Некоторые штрихи к «портрету» Организации украинских националистов
в годы Второй мировой войны

С самого начала своего существования в конце 1920-х годов целью Организации Украинских Националистов (ОУН), действовавшей на территории западной Украины, было создание независимого украинского государства из территорий Польши, Чехии, Румынии и СССР. Организация рассматривала террор как необходимое средство борьбы для достижения поставленной цели. Деятельность организации носила антисоветский, антипольский, антисемитский и русофобский характер.   

Еще перед нападением Германии на СССР в ОУН произошел раскол: организация разделилась на ОУН Бандеры и ОУН Мельника. В сентябре 1941 года Бандера был арестован СД, а его организация была запрещена[1]. ОУН Мельника осталась на легальном положении и тесно сотрудничала с немецкими оккупационными властями[2]. ОУН Мельника активно участвовала в формировании «Украинской народной милиции», украинских шуцманшафт-батальонов (Schutzmannschaft Bataillon) и украинских полицейских батальонов. Также ОУН Мельника участвовала в формировании 14-й гренадерской дивизии войск-СС «Галиция». Все эти подразделения украинских националистов активно использовались руководством СС и полицией в проведении массовых убийств гражданского населения и военнопленных. В этой статье, основанной на документальных материалах выдающихся немецких историков и материалах судебных процессов ФРГ и ГДР, проводившихся в период с 50-х по 70-е годы прошлого века, будут представлены некоторые примеры, характеризующие роль украинских националистов в военных преступлениях германской полиции и СС на территории Советского Союза.

Украинская милиция была широко задействована в уничтожении советских граждан, и прежде всего евреев, цыган и коммунистов. Так, к концу осени 1941 года эти формирования приняли активное участие в уничтожении от 100 до 150 тысяч евреев только на территории Рейхскомиссариата Украины. В 1942 украинская милиция продолжила уничтожать еврейское население в западных и восточных областях Украины и в Белоруссии. Украинская милиция входила в состав охраны лагерей для военнопленных и еврейских гетто.

В июне 1942 года примерно 7000 советских граждан еврейской национальности было согнано в гетто, организованное немецкими оккупационными властями в Столине. Этот город расположен в 60-ти км юго-восточнее Пинска[3]. Гетто охранялось украинской милицией. Начиная с 12 августа 1942 года в район Столина начал прибывать 1-й эскадрон 2-го полицейского кавалерийского отряда (1 Schwadron der Polizei-Reiterabteilung 2). Эскадрон расположился примерно в 2 км от Столина[4]. Первоначальная задача эскадрона состояла в патрулировании местности совместно с СД и выявлении с последующим уничтожением евреев и цыган.

В начале сентября 1942 года командир полицейского эскадрона получил приказ из штаба 2-го полицейского кавалерийского отряда в Пинске по ликвидации гетто в Столине. Совет еврейского управления гетто 9-го сентября был вызван к областному комиссару, где все члены совета были расстреляны солдатами вермахта на окраине Столина. 10-го сентября прибыл начальник управления СД Пинска с приказом по уничтожению гетто от управления СД и полиции Ровно[5]. Вечером состоялось совещание командования СД, полиции и украинской милиции, на котором была выработана схема ликвидации гетто. Этим же вечером охрана гетто, состоящая из украинской милиции, была усилена полицейским кавалерийским эскадроном.

Рано утром 11 сентября 1942 года члены украинской милиции и полицейские кавалерийского эскадрона ворвались в гетто и начали сгонять население гетто на соседнюю улицу. Тех, кто не хотел выходить на улицу, забивали до смерти. Не способных передвигаться самостоятельно немедленно расстреливали. По прошествии получаса множество трупов лежало на территории гетто[6]. Согнанные евреи должны были сдавать верхнюю одежду и обувь, а также все ценные вещи и украшения. Тех, кто отказывался это делать — избивали.

Когда на место сбора было согнано 7000 человек, из всей этой массы людей были сформированы группы по 100—300 человек[7], которые должны были пройти под плотным конвоем около 4 км до леса в урочище Стасино, где находился карьер размером 300 на 100 метров и глубиной 10 метров. Во время пешего перехода члены украинской милиции и немецкие полицейские постоянно избивали людей прикладами карабинов или закалывали штыками, если кто-то отставал или шел не в ногу. Многие люди погибли уже непосредственно во время перехода.

В лесу около карьера было собрано 600 человек. Людям было приказано раздеться. Если этот приказ исполнялся не достаточно быстро, члены украинской милиции избивали людей кнутами. После этого, каждые 20 человек должны были спускаться в котлован и ложиться лицом вниз, после чего члены украинской милиции, СД и немецкие полицейские стреляли людям в затылок.

Казнь сопровождалась обильными распитием алкоголя членами расстрельных команд, что привело к хаотичной стрельбе очередями по согнанным в котлован людям. Иногда дети, погребенные под трупами уже убитых людей начинали кричать, после чего украинцы стреляли длинными очередями в гору трупов до тех пор, пока крики не смолкали.

Маленького ребенка вытаскивали из ямы, когда его мать уже была убита и швыряли в сторону, обстреливая из автоматического оружия. Все это происходило перед глазами следующих жертв, стоящих в очереди на расстрел. Периодически среди жертв возникала паника, люди пытались спастись бегством, но все эти попытки пресекались немедленными расстрелами. В этот день минимум 6500 советских граждан было расстреляно в котловане урочища Стасино[8].

В сентябре-октябре 1941 года в районе Могилева состоялась крупная акция по расстрелу гражданского населения с участием 51-го украинского шума-батальона[9].

В конце сентября 1941 года, командир 322-го полицейского батальона Нагель получил приказ очистить от еврейского населения гетто Могилева[10]. В этой акции, начавшейся 2-го октября, участвовала большая часть батальона, 51-й украинский шума-батальон, некоторое количество служащих айнзатцкоманды 8 (EK8) и штаба фюрера СС и полиции района Могилева. 2208 человек, начиная с детей ясельного возраста и кончая стариками, были выгнаны из гетто[11]. Немцы гнали своих жертв пешей колонной до территории завода, находившейся на окраине Могилева. На территории завода люди провели ночь под охраной взвода полиции.

Утром все эти люди были разделены по группам (мужчины, женщины и дети) и на грузовых машинах вывезены к месту казни, которое находилось около противотанкового рва в районе деревни Пашково, рядом с шоссе на Белыничи. Транспорт, перевозивший советских граждан, принадлежал 322-му полицейскому батальону. Расстрельные команды состояли из полицейских 322-го батальона и охранников 51-го украинского шума-батальона[12].

Полицейские силы были разделены: одна группа полицейских стояла в оцеплении территории, а другая группа составляла расстрельные команды. Из трех взводов 1-й (7-й) роты 322-го полицейского батальона была сформирована расстрельная команда численностью от 10 до 15 полицейских, которая расстреливала залпом аналогичное количество гражданских лиц[13]. 3-я (9-я) рота сформировала расстрельную команду из 24 четырех полицейских. Состав обеих расстрельных команд должен был регулярно меняться. Расстрел происходил по следующей схеме: 10-15 человек загоняли в яму 3-х метровой глубины. Затем следовал залп команды полицейских, стоящих на краю рва. После этого в яму загоняли следующую группу людей. Снова следовал залп. Чуть позже людей заставляли ложиться на трупы только что убитых, после чего расстрельная команда стреляла людям в голову. 

В начале акции, украинская расстрельная команда действовала примерно по такой же схеме. В течении акции украинские охранники постоянно снабжались алкоголем, в пьяном виде устроив беспорядочную стрельбу, превратив и без того преступную акцию в совершенно дикую вакханалию. При расстреле детей украинскими охранниками дело доходило до совершенно ужасных сцен. Пьяные охранники швыряли маленьких детей из грузовиков прямо в котлован, глубина которого составляла 3–5 метров. Иногда дети подбрасывались в воздух и обстреливались из автоматического оружия. В убийстве детей также участвовали члены штаба фюрера СС и полиции «Россия-центр», а также заместитель фюрера СС и полиции «Россия-центр» Бах Зелевского. В этой акции, как отмечалось выше, было уничтожено 2208 женщин, детей и стариков.  

19 октября 1941 года в районе Могилева состоялась еще одна крупная акция по расстрелу гражданского населения города. Акция проводилась под руководством EK8, при участии 316-го полицейского батальона, 51-го украинского шума-батальона, полицейской команды «Вальденбург» (Polizeikommando Waldenburg), а также 5-й транспортной роты NSKK «Берлин» под руководством Ниденца[14]. Акция началась с оцепления ротами 316-го полицейского батальона Могилевского гетто[15]. Затем отряд украинских охранников, служащие СД и подразделения 316-го полицейского батальона (1-я и 2-я роты) ворвались в гетто, проводя обыски и выгоняя население гетто на улицу. Жертвами акции стали мужчины, женщины и дети, без оглядки на возраст и состояние здоровья. Тех, кто не мог идти расстреливали сразу. Людей погрузили в большое количество грузовиков роты NSKK и вывезли по шоссе в направлении Белыничи на окраину Могилева. Люди были загнаны на территорию завода, где провели ночь. 

Место расстрела находилось примерно в 4-х километрах северо-западнее Могилева, рядом с шоссе на Белыничи. Это место располагалось недалеко от лесного лагеря 316-го полицейского батальона (316-й полицейский батальон прибыл в Могилев в начале сентября и разбил лагерь в лесном массиве в 3-х км северо-западнее Могилева, у шоссе на Белыничи). В этом месте находился противотанковый ров, однако расстрелы проводились и около квадратных и прямоугольных ям. В расстрельную команду входили полицейские 316-го батальона, украинские полицейские, члены EK8 и полицейские подчиненных EK8 полицейских взводов.

Жертвы акции должны были раздеваться до нижнего белья. Жуткие сцены происходили в тот момент, когда расстреливались матери с маленькими детьми на руках. Были случаи, когда дети отнимались у матерей и бросались в яму. Некоторые члены расстрельной команды подбрасывали маленьких детей вверх и стреляли в них как в мишени. Такие выходки были характерны, прежде всего, для охранников 51-го украинского шума-батальона[16]. Следует отметить, что украинцы использовались, в основном, для расстрела женщин и детей. В этой акции было расстреляно 3726 человек обоего пола и всех возрастов[17].

Полицейская команда «Вальденбург» в феврале 1942 года была усилена: теперь полицейская команда состояла из 4-х рот[18]. Причем 4-я рота состояла из курсантов украинской унтер-офицерской школы. 4 марта 1942 года 4-я украинская рота была задействована, по личной инициативе командира роты, в расстреле группы гражданских лиц еврейской национальности. Расстрел проводился в районе Лосовое — Ушачи. Жертвы должны были снять одежду и пройти по глубокому снегу до места казни около 1000 метров[19]. Людей клали на краю ямы, после чего украинцы стреляли своим жертвам в затылок из карабинов и пистолетов, после убийства сбрасывая трупы в яму. В процессе казни, украинская расстрельная команда впала в состояние некоего яростного возбуждения, проводя расстрелы все более и более хаотично. Евреи уже не должны были ложиться на край ямы. Их просто загоняли в ров, где они стояли на трупах уже убитых людей. Украинцы стреляли с трех сторон. В материалах следствия указывалось, что жертвы принимали смерть удивительно спокойно: не было ни паники, никто не просил пощады, не было слез[20]. Во время этой акции было расстреляно около 30 человек мужчин, женщин и детей всех возрастов[21].

Помимо уничтожения гражданского населения, украинские формирования задействовались в проведении антипартизанских операций. Всего, на территории Белоруссии, таких операций было проведено 55[22]. Украинские формирования участвовали примерно в половине таких операций.

Количество украинских шума-батальонов, подчиненных, например, начальнику СС и полиции «Россия-центр» (HSSPF Russland-Mitte) постоянно варьировалось. По состоянию на декабрь 1942 года в подчинении HSSPF находился 57-й украинский шума-батальон и украинская унтер-офицерская школа[23], личный состав которой также привлекался к участию в антипартизанских операциях. Например, эти украинские формирования участвовали в операции «Гамбург», проводившейся с 10 по 21 декабря 1942 года. За 11 дней проведения операции украинские формирования и немецкие полицейские части уничтожили 6172 человека (по другим данным, во время операции было уничтожено 6874 человека)[24]. Из этих более 6 тысяч человек вооруженными были лишь около 300. Остальные — гражданское население района, в котором проводилась операция.

В начале января 1943 года в состав починенных сил HSSPF Russland-Mitte вошел 55-й украинский шума-батальон. Эти два батальона (57-й и 55-й)[25] участвовали в операции «Петер», проводившейся в середине января и в еще одной антипартизанской операции без названия, проводившейся с 18 по 23 января 1943 года. В двух этих операциях было убито более 2000 человек гражданского населения, из них вооруженных партизан было только 140[26].

Из крупных антипартизанских операций, в которых были задействованы украинские формирования, следует упомянуть операцию «Весенний праздник» (Fruhlingsfest) и операцию «Регеншауер», которые проводились одна за другой без перерыва с 17 апреля по 12 мая 1944 года. В этой операции был задействован 57-й украинский шума-батальон[27]. За время проведения этих операций было убито более 7 тысяч человек, более 18 тысяч были угнаны в трудовые и концентрационные лагеря. Исходя из материалов, опубликованных в книге Кристиана Герлаха «Калькулятор смерти», на территории Белоруссии при проведении антипартизанских операций было убито 140,000 человек.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Deutsche Besatzungsherrschaft in der UdSSR 1941-45: Dokumente der Einsatzgruppen in der Sowjetunion Band II, Klaus-Michael Mallmann, Martin Cuppers, Andrej Angrick, Jurgen Matthaus, Wissenschaftliche Buchgesellschaft (1. April 2013), S.239 (Befehl Einsatzkommando 5 an Aussenposten vom 29.11.1941: Aussonderung von Zivilpersonen und verdachtigen Krigsgefangenen).

[2] S.372, Rundschreiben Reichssicherheitshauptamt IV D 3 a vom 3.8.1942: Organisation Ukrainischer Nationalisten — OUN.

[3] Die deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weißrußland 1941 – 1944, Wolfgang Curilla, Schoeningh; Auflage: 2., durchges. Aufl. (1. Dezember 2005), S 677.  

[4] Justiz und NS-Verbrechen Band XXXVIII. Verfahren Lfd.Nr.787, S 104

[5] Justiz und NS-Verbrechen Band XXXVIII. Verfahren Lfd.Nr.787, S. 105

[6] Justiz und NS-Verbrechen Band XXXVIII. Verfahren Lfd.Nr.787, S. 110

[7] Die deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weißrußland 1941 – 1944, Wolfgang Curilla, Schoeningh; Auflage: 2., durchges. Aufl. (1. Dezember 2005), S. 678

[8] Kalkulierte Morde. Die deutsche Wirtschafts- und Vernichtungspolitik in Weißrußland 1941 bis 1944, Christian Gerlach, Hamburger Edition; Auflage: Studienausgabe (8. November 2000). S. 719

[9] 51. Schutzmannschaft Bataillon

[10] Justiz und NS-Verbrechen Band XIX. Verfahren Lfd.Nr.555, S. 446

[11] Justiz und NS-Verbrechen Band XIX. Verfahren Lfd.Nr.555, S. 447, Kalkulierte Morde. Die deutsche Wirtschafts- und Vernichtungspolitik in Weißrußland 1941 bis 1944, Christian Gerlach, Hamburger Edition; Auflage: Studienausgabe (8. November 2000), S. 588  

[12] Die deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weißrußland 1941 – 1944, Wolfgang Curilla, Schoeningh; Auflage: 2., durchges. Aufl. (1. Dezember 2005), S. 561-562.  

[13] Justiz und NS-Verbrechen Band XIX. Verfahren Lfd.Nr.555, S. 448.

[14] Die deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weißrußland 1941 – 1944, Wolfgang Curilla, Schoeningh; Auflage: 2., durchges. Aufl. (1. Dezember 2005), S. 538.

[15] Justiz und NS-Verbrechen Band XXIX. Verfahren Lfd.Nr.678, S. 440-441.

[16] Justiz und NS-Verbrechen Band XXIX. Verfahren Lfd.Nr.678, S. 448-528.

[17] Kalkulierte Morde. Christian Gerlach, Hamburger Edition; Auflage: Studienausgabe (8. November 2000), S. 590. 

[18] Die deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weißrußland 1941 – 1944, Wolfgang Curilla, Schoeningh; Auflage: 2., durchges. Aufl. (1. Dezember 2005), S. 343.  

[19] Justiz und NS-Verbrechen Band XXII. Verfahren Lfd.Nr.604, S. 463.

[20] Justiz und NS-Verbrechen Band XXII. Verfahren Lfd.Nr.604, S. 464.

[21] Die deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weißrußland 1941 – 1944, Wolfgang Curilla, S. 344.  

[22] Kalkulierte Morde., Christian Gerlach, Hamburger Edition; Auflage: Studienausgabe (8. November 2000). S. 899-904.

[23] NARA T-354 Roll 651 f. 000035

[24] Kalkulierte Morde., Christian Gerlach, Hamburger Edition; Auflage: Studienausgabe (8. November 2000). S. 900.

[25] NARA T-354 Roll 651 f. 000122

[26] Kalkulierte Morde., Christian Gerlach, S. 900.

[27] NARA T-313 Roll 305 f. 8581547


Об авторе:

Николай Калинин — историк, публицист.

0 Комментариев

  • Суржик Дмитрий Викторович / к.и.н.

    Прошу связать меня с Н.Б. Калининым, чтобы пригласить его на конференцию.


Яндекс.Метрика