Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

100-летие Революции Сегодня в прошлом

Не надо «переигрывать» Гражданскую войну. К годовщине взятия Крыма

17 ноября 1920 года части Красной армии окончательно взяли под контроль Крым.

Наш травматический постсоветский опыт восстановления суверенитета породил один любопытный попутный феномен – запрос на реванш, на попытку «переиграть» Гражданскую войну. В один поистине ужасный момент неосознанное брожение умов трансформировалось в известную песню об упоительных вечерах и с тех самых пор понеслось со всеми остановками вплоть до «Солнечного удара» и памятника атаману Краснову. Из последних проявлений – толкотня вокруг мемориальной доски Колчаку

Сегодня, когда мы справляем 96-ю годовщину важного и финального этапа гражданской войны – освобождения Крыма – стоит поговорить о том, что на самом деле сегодняшнее общество (зачем-то) более расколото на «красных» и «белых», нежели тогдашнее.

Нетипичный фильм о Гражданской

Для начала освежим в памяти участников событий. В Крыму держит оборону Русская армия Врангеля (около 40 тыс. штыков). Её пытаются прорвать части РККА под командованием Фрунзе и Будённого, превосходящие Врангеля примерно в 3-3,5 раза. Сама операция была завершена за 10 дней (7-17 ноября), а залогом успеха стал обходной манёвр через Сиваш и выход в тыл обороняющимся. Впрочем, нас больше интересует не военный, а социальный аспект

...Удобнее всего иллюстрировать подобные ситуации на примере уже существующих слепков эпохи, к числу которых конечно же относится х/ф «Служили два товарища». Как раз весьма удачно описывающий не столько событийный ряд сегодняшней годовщины, сколько срез тогдашнего социума.

Отдельно следует упомянуть, что фильм снят в 1968 году. И если мыслить об этом времени с позиций дня сегодняшнего, то первый вопрос: «Как он вообще вышел на экраны?»

Итак, что мы видим?

Мы видим женщину-комиссара с явно повреждённой психикой: косвенных подозрений и неудачной внешности одного из героев оказывается достаточно, чтобы отдать приказ о расстреле главных героев без дальнейших разбирательств.

Мы видим одного из двух главных героев – красноармейца Карякина, который вместо мозгов пользуется догмой. Кто эту догму в его голову вложил? Вероятнее всего, подобный же комиссар. Догма не самого лучшего качества, поскольку заменяет Карякину не только логику, но и допускает возможность вести себя подло по отношению к боевым товарищам. Карякин разжалован из командира роты в рядовые за расстрел военспеца, бывшего полковника царской армии, перешедшего на службу новой власти. И, судя по разжалованию, расстрел был несправедливым. Комиссар и рабочий, ушедший в Красную армию – это не просто персонажи известных событий, это социологические слепки эпохи. Именно они эту самую эпоху и творили, они просто обязаны быть непогрешимыми.. И вдруг – такой накал разоблачений.

Взглянем на другую сторону ещё не взятого штурмом Перекопа. Крым, последний оплот Белого движения. «Погон к погону, целые полки из одних офицеров». Но вместо привычной сейчас картины «...балы, красавицы, лакеи, юнкера» мы видим плохо скрываемое отчаяние. Чем бы персонаж ни был занят, он делает это словно в последний раз: пьёт, торгует (офицеры жалуются на непомерные цены и наверняка согласились бы, что деятельность ЧК по искоренению спекулянтов имеет свои плюсы), глупо шутит. Редкие исключения вроде поручика Брусенцова, которому хватает отваги не только драться, но и смотреть на вещи здраво, лишь подчёркивают общее настроение.

Сложное чувство. С одной стороны знаешь, чем всё закончится: бросок через Сиваш и выход в тыл перекопской группировке дают классическую шахматную «вилку», после которой оборона Крыма обречена. С другой стороны и снято так, что сразу понятно: вот люди без будущего. Не потому что прорвана оборона или уходит в Константинополь последний корабль. А потому что кроме этих укреплений, последних одного-двух аэропланов у этих людей больше ничего нет. В основном – проекта, за который они сражаются.

Таким образом, фильм довольно нетипичен для советского кинематографа. А уж тем более, для такого его жанра как фильмы о революции и Гражданской войне.

Итак, о чём он? О плохих красноармейцах и отчаявшихся белогвардейцах? Нет.

Конец войне

Это фильм о том, что Октябрьская революция – это не борьба рабочих против богатеев. Как говорит красноармеец Некрасов своему сослуживцу Карякину: «...Бывают такие чудеса: попович за красных, а мужик – за Врангеля».

Октябрьская революция, задуманная как пролог мировой, стала по факту борьбой за сохранение России. Не в узком смысле, т.е. за РСФСР, а за тысячелетнюю Родину, которая несколько лет была в шаге от того, чтобы развалиться на куски. Усилиями любителей балов и французских булок в том числе. Ведь это не большевики отпустили национальные окраины в вольное плавание, позволив вырасти там самостийным элиткам всех мастей. Ведь Гражданская – это ещё война и с ними, а не только «красные  против белых».

Зато именно большевикам пришлось советизировать (устанавливать власть, основанную на Советах рабочих и крестьян) эти территории, чтобы затем, через учреждение СССР, восстановить Россию в фактически дофевральских границах. В фильме мы наблюдаем уже начало завершающей стадии этого процесса.

После Крыма останется разобраться с Дальним Востоком, поляками и республиками Средней Азии. Однако это уже несколько иное: интервенция, обычная война, басмачи под руководством Великобритании, увидевшей шанс доиграть Большую Игру.

А Крым важен вот чем: 17 ноября это не только дата его освобождения, но и официальная дата окончания Гражданской войны.  

Немногие помнят, что уже через год после событий, показанных в  фильме, участникам Белого движения была объявлена амнистия. И многие ею воспользовались. В их числе был и генерал Слащёв-Крымский, один из недавних противников Карякина и Некрасова. В конце 1921 года он вернулся в Москву, летом 1922 года уже читал тактику слушателям школы комсостава «Выстрел». Генерал Павел Батов писал об этом в воспоминаниях: “Преподавал [Слащёв] блестяще, на лекциях народу полно, и напряжение в аудитории было порой как в бою. Многие командиры-слушатели сами сражались с врангелевцами, в том числе и на подступах к Крыму, а бывший белогвардейский генерал не жалел ни язвительности, ни насмешки, разбирая ту или иную операцию наших войск». Наверняка какой-нибудь прототип Карякина тоже посещал эти курсы.

Любопытно, что вчерашние противники, рубившиеся друг с другом почти три года, были гораздо менее агрессивны, чем их сегодняшние ряженые самопровозглашёные «преемники». Всего два года прошло – в одной аудитории сидят и одно дело делают. Сегодня, на фоне настойчивых попыток возродить атмосферу Гражданской и переписать историю по-своему, это звучит почти невероятно.

***

Время говорить о главном уроке фильма. В ходе драматических событий 1917-1922 гг. Россия не раскололась на элиту и победившее бессловесное быдло, как любят утверждать сторонники современного вульгарного «классового» подхода, маскирующегося под марксистский (или антимарксисиский). Более того, она вообще не раскалывалась. Сменила элиту, государственное устройство, уменьшила границы – это было. А раскол – это личная проблема (трагедия) эмигрантов.

Далее. После 17 ноября 1920 «красные» и «белые» как перестали существовать. Впрочем, ладно, переходной период. Но с конца 1921 года, после амнистии – точно-точно перестали, всё. Пытаться сегодня взять какой-то «реванш» глупо ровно так же, как пытаться повторить штурм Перекопа и победить «беляков» второй раз. В первый раз это сработало на восстановление России. Во второй раз не сработает или подействует ровно наоборот. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Государственные,политические,социальные институты История русских революций История гражданской войны

0 Комментариев


Яндекс.Метрика