Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

Не надо бояться «сырьевого проклятия». К годовщине начала добычи аравийской нефти

15 марта 1938 года в Саудовской Аравии добыта первая нефть.

Пока одни потирают руки и выжидают, когда Саудовская Аравия будет выходить из соглашения по нефти с РФ (саудиты обвинили Россию в недостаточном снижении ранее согласованных темпов суточной добычи), почти незаметной прошла новость о том, что обе страны планируют совместный выпуск нефтегазового оборудования. Что ж, логичный шаг для держав, чья экономика сильно завязана на добыче нефти.

Сегодня, когда мы справляем начало нефтяной эры в Саудовской Аравии, стоит поговорить о том, что не существует ресурсных проклятий, бывают слабые государства.

Найти и не сдаваться

Нынешнее Саудовское государство – уже третье по счёту, а его возникновение связано с соперничеством Саудов и Рашиди – наиболее влиятельных семей в регионе. История почти классическая: Сауды хотели создать государство, которое могло бы противостоять Османской империи, а их соперники наоборот, часто прибегали к помощи османов в борьбе с Саудами.

В третий раз очередному из Саудов повезло. Он начал борьбу за восстановление государства в начале XX века, а закончил уже после окончания Первой мировой. Империи рушились, возникали новые союзы. Начинающему государству в этой круговерти было проще освоиться. Самое главное – не стало Османской империи, а сверхдержавы того времени Британия и США наперебой рвались покровительствовать новому ближневосточному государству. Британцы помогли Абдул-Азизу ибн Абдуррахман Аль Сауду прийти к власти и разбить его врагов. Американцы, как это принято сейчас говорить, совершили венчурную инвестицию в Саудовскую Аравию. Одну из самых удачных в истории.

Поскольку отбиться Саудам помогала Британия, логично, что она и получила право на геологические исследования и концессию. Однако в 1923 году никто из лондонских банкиров не захотел инвестировать в пустыню. И это имело свои объективные причины: Британия на тот момент даже не признала государство, в котором её бизнесмены получили право на поиск и разработку месторождений. Дело в том, что война ещё шла и закончилась только в начале 1926 года. Вскоре после этого государство Саудов признал и СССР.

В 1933 году концессию удалось получить Standard Oil. Учитывая обстоятельства конкретного года, не нужно лишний раз объяснять, насколько компании было непросто решиться на вложение. И как трудно было геологам в течение почти трёх лет (апрель 1935 года – начало бурения первой скважины) убеждать своё руководство не сворачивать проект.

Нефть на Ближнем Востоке к тому времени уже находили – в Бахрейне. И он сыграл с геологами злую шутку. Понадеявшись, что глубина залегания должна быть примерно одинаковой (600-650 метров), геологи раз за разом вместо нефти получали пшик: сухие скважины, воду, воду с примесями нефти – и это уже на глубине вдвое большей, чем в Бахрейне. Нефть всё же нашли. После того, как седьмая по счёту скважина прошла отметку 1440 метров. Фантастическое везение: руководителя партии не было на месте, его отозвали в США, чтобы закрыть проект. Спустя чуть больше года первый танкер забрал в порту первую нефть, поставленную туда по спешно построенному нефтепроводу.

Война помогла

Если бы нефть там нашли раньше, то и Вторая мировая могла пойти по иному сценарию. Она, как мы помним, во многом крутилась вокруг нефти. В частности, силы Роммеля в Северной Африке должны были взять под свой контроль месторождения, которые контролировали британские компании. Если бы ему это удалось, следующей целью был бы Ближний Восток. Но не сложилось: Саудовская Аравия к том времени ещё не была заметным игроком.

С другой стороны, во многом война сделала страну такой, какой мы её видим. Война – это постоянный опережающий спрос на топливо, нефтехимию. В иных условиях добыча в Саудовской Аравии даже с её баснословно низкой себестоимостью, могла развиваться долго и постепенно. Война, а вместе с ней и скачок автомобилизации, дали добыче гигантский толчок: с 0,5 млн тонн в 1938-м. до 7,8 млн тонн в 1946-м году. И до 26 млн спустя всего 4 года. На пике же, в 1973-м, в пустыне качали 375 млн тонн.

Сегодня только сами саудиты знают, сколько они могли бы добывать – ОПЕК ограничивает добычу входящих в него государств для сохранения цен. Но в целом если и говорить и стране, которая живёт на нефтяной игле, энергетической сверхдержаве, то это Саудовская Аравия: 40% ВВП формируется нефтью, 90-95% экспортных поступлений в бюджет от неё же.

Нефтяные инвестиции

Известно, что саудиты долгое время являлись и, с оговорками, являются до сих пор стратегическим партнёром США в регионе. Начало этому было положено как раз концессией  Standard Oil, потом война, потом спрос на ближневосточную нефть рос такими темпами, что США никак не могли допустить ухода СА из зоны своего влияния, держали под крылышком.

Возникает вопрос: а как тогда она избежала действия пресловутого «ресурсного проклятия»? Почему подданные саудитов не раскололись на разного рода гражданские фронты (как в Анголе, скажем) и не дубасят друг друга? А потому что саудитов можно и нужно укорять за нарушение прав человека, но своё собственное  государство Сауды начинали строить даже раньше, чем британские колонии в Новом свете объявили о независимости, поэтому государственный интерес там понимают хорошо.

Начали с постепенного выкупа компании, добывавшей в Аравии нефть. После выкупа и переименования она известна как Aramco. Затем искали точки роста: раз себестоимость добычи мала, имеет смысл вкладываться в отрасли, где нефть основное сырьё (дешёвое сырьё=> конкурентные цены на конечную продукцию). Речь о вложениях в нефтепереработку, нефтехимию. Возить всегда выгоднее своими танкерами – значит и торговый флот нужен свой.

И это только целенаправленные государственные инвестиции. Сколько их распихано по всему миру – пожалуй не знает никто. Есть только термин –«camel’s money», то есть деньги нефтяных шейхов.

Вряд ли кто-то думает, что на рынках переработки, нефтехимии их ждали. Но смирились.

Саудовская Аравия и нефть, которую там качают вот уже скоро 80 лет, – хороший пример сырьевой модернизации; инвестиций в собственную промышленность; выстраивания цепочек высокого передела.

В конце концов в термине «энергетическая сверхдержава» обидный подтекст появляется только тогда, если под ним понимать одну только продажу сырой нефти.

***

Что же до ресурсного проклятия, ты мы и вовсе склонны считать его публицистическим штампом. Гораздо чаще виноваты никудышние управленцы.

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии Экономическая история Государственные,политические,социальные институты

0 Комментариев


Яндекс.Метрика