Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Историческая публицистика

Мы уважать себя заставили. К 225-летию битвы под Дубенкой

18 июля 1792 года во время Русско-польской войны Тадеуш Костюшко проиграл Михаилу Каховскому битву под Дубенкой.

Старые и новые перевороты в Грузии, на Украине, в Молдове каждый раз ставят вопрос: как вернуть утраченное в этих республиках российское влияние? Сегодня, когда мы отмечаем 225-ю годовщину одного из последних сражений Русско-польской войны 1792 года, стоит поговорить о некоторых мелких деталях этой недолгой войны, с позиций современности – фактически невероятных. А также об их причине.

Предпосылки войны

Если уж быть совсем точным, то во фразе «Русско-польская война 1792 года» сразу две неточности. Во-первых, она русско-польско-польская. По этой же причине, она скорее не война, а операция по восстановлению конституционного порядка.

3 мая 1791 года стараниями магнатов-реформистов в Польше была принята конституция. Часть магнатов, а также король Станислав Август связывали с ней надежды на укрепление государственной власти: к этому времени Польша давно пережила свой «золотой век» и около ста лет находилась в затяжном управленческом кризисе, вызванном в основном слишком широкими правами крупных феодалов.

Редко хорошее дело удаётся удержать в рамках закона: принятие конституции фактически было переворотом, так как её противникам не сообщили о дне голосования, чтобы они не смогли применить liberum veto – право любого депутата сейма не только опротестовать принятие закона, но и закрыть сессию.

Реформисты скрывались не только от внутренних, но и от внешних противников конституции: Австрия и Россия вели войны и не очень пристально следили за Польшей.

Противники конституции (магнаты Северин Ржевуский, Феликс Потоцкий) уже в июле 1791 года обратились к Екатерине II за помощью. Заметим, к России, а не к Австрии, хотя после первого раздела Польши они обе были своего рода её протекторами и гарантами государственности. В результате к весне 1792 года договорились: магнаты обеспечивают политическую часть операции – провозглашают конфедерацию (временный союз шляхты для защиты своих интересов), от лица которой и приглашают российскую военную помощь. В общем, на переворот магнаты ответили королю интервенцией.

Какое нам было дело до этих польских междусобойчиков? За предыдущие 800 с лишним лет у нас было не менее 12 войн с поляками. За 180 лет до конституции поляки сожгли нам Москву, всего 137 годами ранее мы у них отбили Смоленск. Повторять всё это никто не хотел. К тому же ещё до «Союза трёх императоров» российские монархи недобро смотрели на революции. Польская конституция во многом ею и была.

Тарговицкая конфедерация противников конституции была провозглашена 14 мая 1792 года, уже через четыре дня российские войска вошли в Польшу.

Принуждение к миру

Битва под Дубенкой случилась на завершающем этапе войны и не входит в пантеон знаменитых побед русского оружия. Во-первых, битва довольно рядовая, одна из. Во-вторых, странно было бы, если бы мы её не выиграли: силы Михаила Каховского превышали войска Тадеуша Костюшко почти впятеро (по количеству солдат и по артиллерии). По сути, всё описание битвы можно свести к одной фразе: «поляки пытались оборонять переправы через Буг (они открывали дорогу на Люблин), а русские их отодвинули и продолжили продвигаться вглубь Польши».

Уже через пять дней после битвы фактически всё было кончено: сам король Польши перед лицом неминуемого поражения присоединился к Тарговицкой конфедерации, а 27 июля война официально была завершена.

Хлеб-соль и государственность

В подобных исторических событиях мелкие подробности иногда интереснее и значимее, чем основные события. Приметой этой войны (кроме того, что поляки сами пригласили нас в ней поучаствовать) стало отношение местного населения к обеим воюющим армиям.

Армии того времени продолжали полностью или частично снабжаться за счёт местного населения – ни одно государство не могло обеспечить перевозку провианта и корма для лошадей на время всей кампании (банально не хватило бы тех же самых лошадей). Юзеф Понятовский, племянник польского короля и будущий маршал Наполеона, с досадой отмечал, что крестьяне нынешней Западной Украины гораздо охотнее поставляли продукты российской армии. Тадеуш Костюшко, в свою очередь, жаловался на трудности в вербовке шпионов для отслеживания движения российских войск и проводников для польской армии. В целом же поляки ожидали на своих землях крестьянского восстания.

Тему альтернативной истории украинских земель мы уже поднимали в материале о битве под Конотопом. Те, кто в неё верит, крайне удивились бы от новости, что их предки два с лишним века назад встречали российские войска как освободителей, подносили им хлеб-соль. И плевали вслед гоноровой шляхте, отступавшей после очередного поражения.

Для этого, конечно же, были основания, в первую очередь религиозного характера. Однако не только они. Сегодня это прозвучит непривычно, но тогда именно Российская империя в сёлах и местечках западноукраинских земель выглядела оплотом порядка и стабильности. Да ещё и в формате, понятном даже необразованному простолюдину (большая армия, самовластный монарх, отсутствие бардака, порождаемого многолетними тяжбами магнатов).

Характерно, что крестьяне оказались мудрее и дальновиднее польской шляхты, привыкшей вмешивать в свои внутренние разборки внешние силы. В 1795 году золотым вольностям пришёл конец окончательный и бесповоротный. Только покончила с бардаком уже не конституция, а абсолютная монархия – весьма прогрессивная форма государственной власти на то время.

***

Уже в наше время Крым совершил тот же манёвр, проголосовав за порядок и против бардака, – это если отслоить его исторически российский статус и основанную на нём мотивацию. Однако этот утилитаризм не следует принижать, он важен не менее, чем исторические аргументы. Кроме Крыма, таким оплотом порядка нас видит ПМР, Южная Осетия, Донбасс. Могут увидеть и другие.

Это простейший, проверенный историей ответ на вопрос: «Как нам восстановить потерянное влияние в республиках бывшего СССР и соцлагеря?». Эффективное и сильное государство обеспечивает это тяготение. Экономические союзы и доступ к общему рынку – это уже потом.

Ну а доказательством правоты этого рецепта служат жители Западной Украины, наперегонки снабжавшие российские войска едой, фуражом и информацией о манёврах польской армии. Если уж даже на них воздействовать получилось, то вернуть влияние сегодня хотя бы на исторически русскую часть Украины вполне реально. Просто начинать этот путь следует в РФ. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Военная история История международных отношений и дипломатии История военных конфликтов

0 Комментариев


Яндекс.Метрика