Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Наталья Иванова
6 августа 2013

Месяцеслов как система календарного датирования в летописях

Скачать

Статьи о матпрогнозировании История религии и церкви Теория и история исторического познания

Н.П. Иванова

Месяцеслов как система календарного датирования в летописях

Древняя Русь, приняв христианство в его византийском варианте, восприняла и те церковно-хронологические традиции, которыми уже пользовался христианский мир. Влияние церкви распространялось на все сферы жизни древнерусского общества, в том числе и на времяисчислительные знания. Поэтому большинство древнерусских источников наполнено хронологическими элементами, носящими церковный оттенок. Одним из них является месяцесловное датирование исторических событий.

Русские летописцы при написании своих трудов использовали месяцесловы, или святцы, в качестве календаря. Довольно часто в летописях при датировании исторических событий помимо юлианской даты можно встретить ссылку на имя или имена святых, память которых отмечалась в этот день, либо ссылку на церковный праздник указанного дня. Порой юлианская дата и вовсе отсутствует, а есть только месяцесловная отсылка, и тогда возникает необходимость в восстановлении юлианского числа. Однако редукция подобного рода дат требует особой осторожности, поскольку мы не знаем, какими именно святцами пользовался летописец.

Месяцесловы создавались в разное время и в различных культурно-исторических традициях и поэтому имеют существенные разночтения между собой, т.е. в один и тот же день юлианского календаря в них поминаются разные святые угодники. Древнерусские месяцесловы имеют различия и с современным православным календарем, поэтому в летописях мы обнаруживаем разные календарные даты одних и тех же событий. Это обстоятельство не всегда учитывалось исследователями летописей.

Целью данной работы является демонстрация того, как различия месяцесловов повлияли на появление различных датировок событий, нашедших отражение на страницах летописей, а также выяснение причин возникновения такого рода разночтений.

В этом плане наиболее перспективным является привлечение списков, принадлежащих одной летописной традиции, например новгородской. Выбор Новгородской Первой Летописи (далее – НПЛ) не случаен. Она донесла до нас раннюю летописную традицию и, кроме того, насыщена месяцесловными отсылками.

Проведя сравнительный анализ месяцесловных отсылок списков НПЛ можно констатировать, что святцы, применявшиеся летописцами, имеют существенные отличия, как по количеству месяцесловных отсылок, так и по их составу. Не останавливаясь на различиях в количественном соотношении в разных списках указанной летописи, обратимся лишь к их качественным характеристикам.

Нами был произведен сравнительный анализ всех известий НПЛ старшего и младшего изводов, вплоть до окончания Комиссионного списка (статья 6954) на предмет выявления месяцесловных датировок, имеющих разночтения с современным православным календарем (далее – СПК). Результаты представлены в таблице.

Таблица. Статьи НПЛ, месяцесловные датировки в которых имеют разночтения с СПК

Синодальный список НПЛ Комисионный список НПЛ
№ года от С.М. Юлианское число и память № года от С.М. Юлианское число и память
6644 19 июля, святой Еуфимии (11 июля) 6644 19 июля, святой Еуфимии (11 июля)
6695 29 марта, святого Варахисия (28 марта)  
6701 10 декабря, святого Даниила столпника (11 декабря)  
6703 4 мая, святого Исакия (30 мая; 22 марта)  
6704 19 января, святой Татьяны (12 января)  
6713 20 марта, святого Герасима (4 марта) 6713 Нет расхождений с СПК
6719 22 января, святого Климента (23 января) 6719 22 января, святого Климента (23 января)
  6723 11 февраля, отца Мелентия, архиепископа (12 февраля)
6724

 

21 апреля, мученицы Александры царицы (23 апреля),

Преподобного Тимофея (21 февраля)

6724

1 марта, святая Марой Египтяныни (1 апреля)

21 апреля, мученицы Александры царица (23 апреля),

Преподобного Тимофея (21 февраля)

  6728 17 марта, сщмч. Симеона Персидского (17 апреля)
6746 5 марта, мученика Никона (Здесь должно быть Конона.) 6746 5 марта, мученика Никона (Здесь должно быть Конона.)
6748 15 июля – переходящая память 630 отцев IV Халкидонского Собора (не отмечается) 6748 15 июля – переходящая память 630 отцев IV Халкидонского Собора (не отмечается)
6750 5 апреля, мученика Клавдия (отмечен только в Прологах)  
6751 18 мая, мученика Александра (должно быть – мученицы) 6751 18 мая, мученика Александра (должно быть – мученицы)
6752 4 мая, мученицы Ирины (5 мая) 6752 4 мая, мученицы Ирины (5 мая)
  6788 9 ноября, Павла исповедника (6 ноября)
  6795 16 июля, святого Тихона, епископа Амафунского (16 июня)
6808 29 июля, апостолов Петра и Павла (29 июня) 6808 29 июля, апостолов Петра и Павла (29 июня)
6809 18 мая, сщмч. Патрикия (19 мая) 6809 18 мая, сщмч. Патрикия (19 мая)
6816 16 июля – переходящая память 630 отцев IV Халкидонского Собора (не отмечается) 6815 16 июля – переходящая память 630 отцев IV Халкидонского Собора (не отмечается)
  6850 27 мая, прп. Климентf, игуменf Студийского (не отмечен)
  6885 29 мая, мученика Калинника (24 мая и 29 июля)
  6896

7 мая, прп Пахомия Великого (15 мая)

8 февраля, прп. Парфения (7 февраля)

  6899 15 июня, мученика Дорофея (5 июня)

В скобках указано, под каким числом этот святой или праздник находится в СПК.

«–» означает отсутствие этой памяти или года

 

Всего в обоих изводах НПЛ нами выявлено 27 случаев разночтения месяцесловных показаний летописи с показаниями СПК.

Эти разночтения условно можно разделить на четыре группы, в трех из которых различия имеют вполне логичное объяснение. В первую группу входят праздники и памяти, которые относятся к святцам близким по составу к месяцеслову Студийского устава. Вторую группу составляют памяти и праздники, восходящие к Константинопольскому уставу (или Уставу Великой церкви). Третью группу мы условно назвали «проложными» памятями. Остальные месяцесловные обозначения НПЛ, имеющие разночтения с СПК, можно объяснить либо альтернацией, либо случайным смещением на один-два дня. Такие явления были характерны для самих месяцесловов и либо были скопированы с последних, либо подобного рода «бессознательные» ошибки допущены самими летописцами.

Обратимся к тем разночтениям, которые, на наш взгляд, объяснимы. Первоначально в Русской Церкви был принят Устав Великой церкви[1], затем он был заменен на Студийский устав, который стал преобладать в богослужебной практике в XII–XIV вв., хотя параллельно с ним кое-где продолжали применять и Константинопольский устав[2]. Наконец, с XIV в. в русских богослужебных источниках прослеживается влияние Иерусалимского Савваисткого устава[3].

В каждом из уставов имелся особый состав праздников и памятей святым, отличающийся от двух других, который позволяет относить принадлежность месяцеслова к традиции того или иного устава. Среди месяцесловов встречаются и такие, которые имели «смешанный» тип[4], т.е. в них присутствовали памяти характерные для двух каких-либо уставов. Вероятно, что такого рода «смешанные» месяцесловы появлялись в «переходные периоды» от одного устава к другому. Интересно отметить, что такое же влияние уставов на месяцесловы мы обнаруживаем в практическом их применении, т.е. в летописях.

Итак, в летописи мы выделили несколько групп датирующих месяцесловных отсылок, которые имеют разночтения с современным церковным календарем. Разберем примеры из указанных групп более подробно. Первую группу составляют памяти святым, которые встречаются только в календарях, имеющих в своей основе Студийский устав.

«Студийская» память зафиксирована нами в статье6713 г. в Синодального списка НПЛ (далее – Син.), а также в двух списках младшего извода: Академическом и Толстовском, где помещено известие о приходе в Новгород на княжение Константина Всеволодовича 20 марта «на святого Герасима», в Комиссионном списке (далее – Ком.) то же юлианское число, но месяцесловное обозначение иное – память преподобных отцов, избиенных в монастыре святого Саввы. Нас больше интересует первая месяцесловная отсылка, поскольку показания Ком. не расходятся с данными СПК.

Н.Г. Бережков в свое время, видимо, ориентируясь на показания современного церковного календаря, восходящего к Иерусалимскому уставу, ошибался, отмечая, что «Новгородская I летопись правильно указывает день – 20 марта, но ошибается в обозначении поминаемого святого («на святого Герасима»)»[5].

Сравнив показания летописи с данными святцев, мы можем обнаружить, что преподобный Герасим под 20 марта поминается лишь в тех месяцесловах, которые в своей основе имеют Студийский устав. К числу таких календарей, в частности, относятся, например, Мстиславово Евангелие, Юрьевское Евангелие и др.[6] Справедливости ради необходимо отметить, что в Мстиславовом Евангелии этот святой ошибочно назван не Герасимом, а Германом. В других святцах, которые опираются на Константинопольский или Иерусалимский уставы, этот святой поминается в другой день – 4 марта.

Таким образом, очевидно, что в летописи нет никакой ошибки, просто в распоряжении летописца был месяцеслов, имеющий в своей основе Студийский устав.

Еще один праздник из НПЛ восходит к месяцесловам Студийского устава – это переходящее празднование Шестисот тридцати отцов IV Халкидонского Собора. Он упоминается обоих изводах НПЛ, причем дважды.

Первый раз, в статье 6748 г. 15-м июля, «на память святого Кюрика и Улиты, в неделю (воскресенье – Н.И.), на Сборъ святых отець 630, иже в Халкидоне» датируется битва со шведами на Неве.

Н.Г. Бережков приводит только месяцесловную отсылку, а именно «в неделю на сбор святых отець 630, иже в Халкидоне»[7], причем он не дает никакого комментария относительно месяцесловной отсылки, видимо, убедившись в том, что 15 июля 1240 г. действительно было воскресеньем, т.е. 6748 г. был мартовским.

Между тем, память святых отцов IV Вселенского собора в месяцесловах, восходящих к Константинопольскому уставу, отмечается, не 15, как показано в летописи, а 16 июля.

О.В. Лосева пишет о том, что Константинопольский устав отмечает этот праздник под постоянной датой 16 июля память, в Студийском же уставе он подвижный и отмечается в первое воскресение после памяти великомученицы Евфимии Всехвальной (11 июля)[8].

По Иерусалимскому уставу так же, как в СПК, на 16 июля полагается несколько иное, чем в двух других уставах празднование, а именно – «всех шести вселенских соборов».

Таким образом, очевидно, что летописцем были использованы святцы, имеющие в своем составе памяти Студийского устава с передвижной памятью святых отцов IV Вселенского собора, только в этом случае все элементы хронологического комплекса этой статьи согласуются между собой, и не возникает никаких противоречий.

Второй раз память святых отцов Халкидонского собора упоминается в обоих изводах НПЛ: в статье 6816 г. – в Син. и в статье 6815 г. Ком. И в старшем и в младшем изводах отсутствует юлианская дата (есть только месяцесловное обозначение), однако привязка к воскресенью («в неделю»), позволяет утверждать, что это тоже «студийская» дата. Если принять 6816 г. за мартовский константинопольской эры и произвести его редукцию, то память святых отцов Халкидонского собора в 1308 г. приходилась на 14 июля, воскресенье, что подтверждает то, что она была переходящей. В этом году первое воскресенье после памяти святой Евфимии выпало на 14 июля.

Мартовскими были и ближайшие годы к 6816 г., в которых имеется полный хронологический комплекс, позволяющий точно определить эру и календарный стиль, используемые летописцем, это были 6809 и 6823 гг. Таким образом, на интервале между 6809 и 6823 гг. в НПЛ не производилось смены календарного стиля и эры.

Составитель Ком. ошибся в написании номера года. У него вообще пропущен 6816 г., а перед этим годом и после него все показания полностью совпадают с Син.

Итак, благодаря месяцесловной ссылке нам удалось установить не только верный номер года 6816, но и восстановить точную дату – 14 июля, а также определить эру (константинопольская) и календарный стиль (мартовский), используемые летописцем в данном случае.

Следующая датирующая месяцесловная отсылка в НПЛ, восходящая к Студийскому уставу – память преподобного Климента, творца канонов (27 мая). Именно такой месяцесловной отсылкой под 6850 г. в Ком. списке датируется закладка церкви Благовещения на Городище. В Син. этой даты нет, поскольку систематически изложенные события обрываются в нем на 6841 г.

О.В. Лосева отмечет, что Студийский устав, помимо содержания собственно студийских праздников (таких как, перенесение мощей Феодора Студита 26 января и др.), отличается «иными датами чествования хорошо известных святых… Климент Студийский Песнописец – 27 мая (вместо 28 и соответственно 30 апреля) и т.д.»[9], т.е. 28 мая память ему отмечается в Уставе Великой Церкви, а 30 – в Савваитском Иерусалимском Уставе.

Таким образом, очевидно, что летописец (или летописцы) НПЛ пользовался месяцесловом близким по своему составу к Студийскому уставу. В целом, на протяжении XIII–XIV вв. в обоих изводах НПЛ прослеживается влияние Студийского устава.

Еще одним косвенным доказательством того, что какой-то из новгородских летописцев пользовался святцами близкими по своему составу к Студийскому уставу, мы обнаружили в статье 6694 г., в которой говориться о смерти архиепископа Ильи.

В НПЛ и старшего, и младшего извода зафиксирована одна и та же дата, 7 сентября, без месяцесловного обозначения. Однако имеется другой источник, данные которого органично дополняют летописную датировку. Этим источником является Устав Студийский церковный и монастырский XII в.[10] В нем на листе 281 об. помещены три записи исторического характера и одна молитвенного[11].

Как считает Л.В. Столярова, эти три исторические записи имеют «текстуальное совпадение» с соответствующими статьями летописных сводов НПЛ. При этом выясняется, что эти записи вносят ясность в летописные известия, в которых наблюдается некоторая непоследовательность в имянаречении архиепископа Ильи и его брата Гавриила. В Син. они называются то Илья и Гавриил, то Иоанн и Григорий соответственно. Данные Син. не дают удовлетворительного ответа на вопрос о причинах таких неожиданных смен имен (порой в одной годовой статье они помещены под разными именами).

Ситуацию разъясняют исторические записи Студийского Устава. Запись № 2 (нумерация Л.В. Столяровой) следующего содержания: «Въ лhт(о) 6694 индик(та) 4 прhставис»»# Или" архи~п(и)с(ко)пъ новгородьскыи, постригъс# м(е)с(я)ца сепмт#бр# въ 7 д(е)нь, на пам#т(ь) с(вя)т(о)го с(вя)щ(е)ном(у)ч(е)н(и)ка Созонта, и быс(ть) ~моу им# мнишьско~ Iwанъ»[12]. Теперь становиться понятным, почему в летописных известиях архиепископ фигурирует то под именем Илья, то под именем Иоанн. Это косвенным образом подтверждает догадку Л.В. Столяровой о том, что и «автор записей № 2, 3 и летописец пользовались каким-то общим источником информации для составления своих текстов», и таким источником, по ее мнению, мог быть текст «новгородской владычной летописи, сохранившийся в составе НПЛ»[13].

Вторая группа месяцесловных отсылок летописи, имеющих разночтения с СПК, позволяет обнаружить следы более архаичного Устава (Константинопольского или Устава Великой Церкви), который к моменту создания рукописи уже вышел из употребления.

Так, в статье 6896 г. Ком. памятью преподобного Пахомия (7 мая) датируются выборы нового Новгородского архиепископа Иоанна.

Отмеченный здесь преподобный Пахомий Великий 7 мая поминается только в соответствии с Константинопольским уставом. В СПК его память приходится на 15 мая.

Нами отмечено несколько календарей, в которых память святого Пахомия приходится на 7 мая – это Евангелие 1-й половины XIV в.[14] и Румянцевский Обиходник первой половины XIV в.[15] О.В. Лосева приводит еще в нескольких месяцесловов, где святой Пахомий поминается 7 мая, самый поздний из них датируется началом XV в.[16]

 

Видимо, к концу XIV в. в церковной практике были еще месяцесловы, имеющие в своей основе Константинопольский устав. Однако возможен и другой вариант – в распоряжении летописца был месяцеслов «смешанного» типа, содержащий праздники и Устава великой Церкви, и Студийского устава. О.В. Лосева пишет о подобного рода практике[17].

Третья группа разночтений летописных месяцесловных датировок, имеющих разночтения с СПК. Это месяцесловные отсылки, которые мы условно назвали «проложными».

Дело в том, что в отдельных статьях использованные летописцем месяцесловные отсылки встречаются под данными числами только в богослужебных книгах определенного типа (Прологах, Минеях и др.), которые имеют более «устойчивый состав», они менее «открыты для пополнения их новыми праздниками». Стабильность их содержания «обусловлена обязательной привязкой к праздникам соответствующих песнопений»[18].

Такого рода разночтения нами отмечены в статье 6695 г. Син., в которой говорится о поставлении на архиепископский престол в Новгороде Гавриила 29 марта, «на святого Варихисия».

В святцах наблюдается некоторый разнобой в дне поминовения персидских мучеников, одним из которых был и Варахисий. В одних днем его поминовения является 29 марта, в других 28 марта. Так, в Супральской рукописи[19] и Минее служебной на март 1369 г.[20] эти мученики записаны под 29 марта.

В СПК, сводном месяцеслове, составленном Сергием (Спасским), а также Канонике и стихире XIV в. и Евангелии апракос XIII–XIV вв. эти мученики поминаются 28 марта[21]. Правда, в двух последних источниках из всех мучеников персидских назван только Иона. В сводном месяцеслове, составленном О.В. Лосевой, названы лишь те источники, в которых память этих мучеников отмечается 28 марта[22].

Как пишет архиеп. Сергий (Спасский), в древних месяцесловах нет единства в дне, когда пострадали эти угодники, в одних пишется, что они пострадали 27 марта, в других – 29 марта, а кроме того, он отмечает, что «по актам у Ассемани… они пострадали 29 декабря»[23]. Не имея возможности исследовать все те источники, с которыми работал архиеп. Сергий, выводы можно делать лишь на основании изученных нами рукописей (около 40 источников).

 

Тем не менее, наблюдается некоторая закономерность. Под 29 марта эти мученики записаны чаще всего в служебных Минеях. Под 28 марта поминаются в богослужебных книгах другого типа, таких как Евангелия и Апостолы. Безусловно, для окончательного вывода необходимо проверить как можно больше месяцесловов из разных типов богослужебных книг. Тем не менее, можно сделать предположение, что в распоряжении одного из составителей Син. или его протографа имелся месяцеслов, близкий по составу к Минеям.

Еще одним примером использования летописцем «проложной памяти», на наш взгляд, является датировка битвы на Липице в статье 6724 г., зафиксированная обоих изводах НПЛ. Она датируется 21 апреля, «на святого Тимофея и Феодора и Альксандры царицы»[24]. Дни поминовения этих святых в СПК находятся под разными числами.

Не совсем понятно, какой именно святой Феодор в данном случае имелся в виду. В месяцесловах под 21 апреля поминается мученик Феодор «иже в Пергии». По мнению О.В. Лосевой, эта память имеет также «студийское» происхождение, однако и в СПК она приходится на 21 апреля. Тем не менее, есть еще один Феодор – это преподобный Феодор Сикеот, епископ Анастасиупольский, который поминается вместе с преподобным Тимофем «в Символех» 22 апреля в Румянцеском Обиходике первой половины XIV в. (датировка О.В. Лосевой). В современном месяцеслове святой Тимофей поминается 21 февраля, а мученица Александра, царица из Никодимии – 23 апреля.

Архиеп. Сергий (Спасский) пишет о том, что существовали церковные календари, в которых память Тимофея и царицы Александры так же приходилась на 21 апреля. Память преподобного Тимофея – в Софийской Минее XII в., а царицы Александры – в некоторых греческих Минеях и Прологах[25].

Нами обнаружен еще один источник новгородского происхождения, в котором, по нашему мнению, память царицы Александры располагается под 21 апреля. Это Каноник и стихирь XIV в., в котором под 21 апреля, просматривается трудно читаемая надпись. Вначале хорошо читается «мученика», затем ничего невозможно разобрать и в конце – «Александры» «уру<с>» или «црц<с>»[26]. Имя «Александры» прочитывается хорошо. Скорее всего, слово «мученика» относится к другому святому, записанному до Александры, имя которого не читается. Поскольку большинство приведенных в этом источнике имен святых стоит в родительном падеже, то, видимо, здесь имеется в виду женское имя «Александра».

Можно сделать предположение, что существовал какой-то церковный календарь, в котором памяти всех трех вышеупомянутых святых (Тимофея и Феодора и Александры царицы) отмечались 21 апреля. Подтверждение справедливости нашей гипотезы мы нашли в Румянцевском Обиходике первой половины XIV в.[27] В нем память царицы Александры зафиксирована под 21 апреля, а память святых Феодора и Тимофея – 22 апреля (разницу в один день в данном случае можно считать несущественной, поскольку мог быть источник, в котором их память либо изначально отмечалась 21 апреля, либо ошибочно была отнесена к 21 апреля). Интересно отметить, что уже второй раз (в статьях 6724 и 6896 гг.) наблюдается совпадение месяцесловной отсылки НПЛ и показаний Румянцевского Обихидика первой половины XIV в., но это может быть всего лишь совпадением.

Тем не менее, все вышеперечисленные источники, в которых указанные святые поминаются около или 21 апреля имеют специальное богослужебное назначение, и особый состав месяцеслова.

Еще одним примером использования летописцем «проложной» месяцесловной отсылки, в качестве датирующей, является статья 6750 г., в которой сообщается о сражении на Чудском озере. Все списки НПЛ содержат одинаковую юлианскую дату – 5 апреля, но разные месяцесловные обозначения.

Син. список ссылается «на память святого мученика Клавдия», Ком. – «на память святого мученика Феодула», Толстовский список добавляет к записи Комиссионного еще одно имя «и Агафопода».

Никаких противоречий в приведенных летописных датировках с показаниями святцев здесь нет. Действительно, мученики Агафопод диакон и Феодул чтец, из Солуни, вместе поминаются в это день большинством месяцесловов, в том числе современным православным календарем.

Мученик же Клавдий, вместе с другими мучениками, Диодором, Виктором, Викторином и Никифором, поминается 5 апреля в греческих Прологах и служебной славянской Минее XII в.[28]

Ни архиеп. Сергием, ни О.В. Лосевой, наиболее тщательно занимавшимися изучением месяцесловов, не отмечено, чтобы память мученика Клавдия упоминалась в месяцесловах при Евангелиях или Апостолах. Возможно, эта память также относиться к разряду тех, которые можно обнаружить только в одном типе богослужебных книг. Однако не беремся окончательно это утверждать, необходимо привлечение как можно большего количества источников.

Таким образом, можно предположить, что в составе месяцеслова, используемого летописцем Син. или его протографа, нашел отражение церковный календарь особого состава, близкий по содержанию к такому типу богослужебных книг как Минеи или Прологи и др. Наличие в летописи «проложных» памятей может помочь пролить свет на социальную принадлежность летописца.

Подводя итог, можно констатировать, что месяцеслов(ы), используемый летописцами НПЛ имел своеобразный характер, в нем встречаются месяцесловные отсылки значительно отличающиеся даже от древних месяцесловов и тем более от показаний СПК. Поэтому редукция летописных месяцесловных датировок, особенно тех, которые не имеют привязки к юлианскому числу, требует от исследователя «особой осторожности», о чем еще в начале XX в. предупреждал Н.В. Степанов[29]. Более тщательное исследование, как самих месяцесловов, так и их фиксации в летописях может пролить свет на многие несуразности, встречающиеся в летописях.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Лисицын М.А. Первоначальный славяно-русский Типикон. СПб., 1911. C. 1-3, 31, 49, 77-78.

[2] Лосева О.В. Русские месяцесловы XI-XIV веков М., 2001. C. 49.

[3] Сергий, архиеп. (Спасский). Полный месяцеслов Востока. 2-е изд. Владимир, 1901 (репринт: М., 1997.) Т.I. С. 189-190.

[4] Лосева О.В. Указ. соч. C. 54.

[5] Бережков Н.Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 254.

[6] Лосева О.В. Указ. соч. C. 54.

[7] Бережков Н.Г. Указ. соч. С. 271.

[8] Лосева О.В. Указ. соч. С. 47, 384.

[9] Там же. С. 47.

[10] ГИМ. Син. № 330.

[11] Столярова Л.В. Записи исторического содержания на Студийском Уставе конца XII в. // ПСРЛ. Т. III. 2000. С. 562-568.

[12] Там же. С. 563.

[13] Там же. С. 567.

[14] РНБ Соф. 6, 1-я пол. XIV в., л. 142.

[15] Румянцевский Обиходник 1-я пол. XIV в. // Макарий, митр. (Булгаков). История Русской Церкви (История Русской Церкви в период совершенной зависимости ее от Константинопольского патриархата (988-1240) М., 1995. Кн. 2. С. 591.

[16] Лосева О.В. Указ. соч. C. 334.

[17] Там же. С. 54-55.

[18] Там же. С. 35.

[19] Сергий, архиеп. (Спасский). Указ. соч. Т. 3. C. 121-122.

[20] РНБ. Соф. 198, л. 122.

[21] СПК, C. 16; Сергий, архиеп. (Спасский). Указ. соч. Т. 2. С. 88-89; РНБ. Соф. 157, л. 237; РНБ. Соф. 6, 1-я пол. XIV в., л. 142.

[22] Лосева О.В. Указ. соч. C. 302.

[23] Сергий, архиеп. (Спасский). Указ. соч. Т. 3. С. 121-122.

[24] ПСРЛ. Т. III. 2000. С. 56, 257.

[25] Сергий, архиеп. (Спасский). Указ. соч. Т. 2. С. 117-118.

[26] РНБ Соф. 157, л. 237.

[27] Румянцевский Обиходник 1-я пол. XIV в. С. 591; Лосева О.В. Указ. соч.. С. 322.

[28] Сергий, архиеп. (Спасский). Указ. соч . Т. 2. С. 99-100.

[29] Степанов Н.В. Календарно-хронологические факторы Ипатьевской летописи до XIII в. // ИОРЯС ИАН. 1915. Т. 20. Кн. 2. С. 24.


Об авторе:

Иванова Наталья Петровна – кандидат исторических наук, доцент Кафедры археологии, этнографии и музеологии исторического факультета Алтайского государственного университета.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика