Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Где правда?

Куда на самом деле «уехали» машины Брежнева и Хрущева?

Каждый ценитель раритетных машин, считающий себя истинным коллекционером, мечтает приобрести автомобиль «с историей». За элитное авто, на котором некогда разъезжали видные политические и общественные деятели, богачи готовы выложить круглую сумму. Этим пользуются многие находчивые продавцы – в том числе в нашей стране.

В последнее время на сайтах по продаже автомобилей все чаще мелькают объявления, авторы которых предлагают настоящий «эксклюзив». Так, недавно на одном из таких онлайн-ресурсов появилось объявление о продаже раритетного ЗИЛ-117. Владелец утверждает, что в свое время на этой машине ездил сам Леонид Брежнев. При этом многие эксперты предостерегают автолюбителей от чрезмерного доверия: сегодня найти подобные автомобили не так уж просто, а многие и вовсе были уничтожены, чтобы шпионы не похитили секретные технологии.

Главный редактор журнала «За рулем» Максим Кадаков рассказал порталу «История.РФ», что на самом деле стало с автомобилями партийных деятелей времен СССР, почему многие из них были вывезены из России и как настоящие коллекционеры безошибочно определяют подделку.

«На рынке два дурака»

– Максим, как вы считаете, подобные объявления – это всегда обман? Насколько вообще велика вероятность встретить сегодня такую машину, как «брежневский» ЗИЛ?

– Автомобиль ЗИЛ-117, о котором вы говорите, действительно выпускался для обслуживания высшего руководства СССР. То есть это Политбюро (председатель Совета министров и так далее), может быть, главы союзных республик – собственно говоря, всё. Поэтому их [таких автомобилей] было сделано немного. По протоколу, естественно, были запасные машины.

То, что делал ГАЗ под названием «Чайка», – это уже машины второго эшелона. На них ездили вторые и третьи секретари ЦК КПСС, Минобороны и так далее. Таких машин мало. Большинство из этих машин, поскольку у них была аккуратная, специфическая эксплуатация, в разном состоянии почти все сохранились. Это как бы отдельная каста автомобилей.

– Какая судьба постигла эти машины после списания?

– Надо понимать, что почти все эти автомобили, за редким исключением (есть кое-какие машины, которые остались в ГОНе – Гараже особого назначения; они полуисторические и, конечно, уже не используются, но это единицы), разными путями перекочевали в частные руки. Какие-то осели в России, что-то было вывезено. Такие машины еще и дарились: Эриху Хонеккеру в ГДР, Фиделю Кастро на Кубу и так далее. Естественно, когда следы каких-то машин теряются (хотя почти все они были поштучно известны), сейчас, когда люди перепродают эти машины или просто владеют, каждому хочется иметь автомобиль с историей. Это круто, и это поднимает цену автомобиля. Допустим, просто ЗИЛ-117 стоит миллионов десять – может быть, больше. А если это машина Брежнева, умножайте на два.

– Автор того объявления назначил цену в 54 миллиона рублей.

– Вот видите! На рынке два дурака, можно и на пять умножить. К чему я веду: очень много таких автомобилей. Это относится и к старым немецким машинам: вот на этой ездил Геринг, а на этой Гиммлер и так далее. Рассказывателей таких историй очень много.

– Неужели люди так легко поддаются на обман?

– Коллекционеры, которые всерьез этим занимаются, знают автомобиль, что называется, наперечет по номерам или каким-то особым отметинам. К примеру, сохранился автомобиль ЗИЛ-111, который вез космонавтов, когда было совершено знаменитое покушение на Брежнева. И внутри этой машины, на обшивке, остались отметины от пуль – вот это машина с историей. Если у человека нет конкретных доказательств (они могут быть разные: бумажные, еще какие-то), то этот человек – балабол. Если есть, то все может быть.

– Значит, есть шанс, что машина действительно та самая?

– Почему нет? У Брежнева был большой гараж, он был сумасшедший любитель автомобилей. Ему много машин дарили, в том числе Киссинджер. У него был большой [автомобильный] парк, в том числе иномарки. Да, такой автомобиль, конечно, мог принадлежать Брежневу, но не ему лично, а обслуживал Брежнева, потому что машина была государственная. Он мог обслуживать Брежнева, но пока продавец не предоставит конкретных доказательств, то это все разговоры.

– По словам экспертов, многие автомобили, на которых ездили партийные лидеры, – в том числе ЗИЛ-114, которым также пользовался Брежнев, – были после списания возвращены на завод и там уничтожены из соображений секретности. Это правда?

– В общем, да, потому что это были бронированные автомобили, их было немного и в те годы их некуда было девать. Это сейчас машины последних поколений, которые еще работали, когда Союз развалился, пошли, что называется, в народ. А тогда, при Хрущеве, куда эту бронированную машину деть? Вот она уже старенькая, поездила, израсходовала свой ресурс; конечно, их уничтожали. Эти машины не нужно было «светить», автомобильных музеев тогда не было, только заводские музеи. И самое главное в случае с бронированными машинами – это режим секретности. Все это курировал КГБ, и, естественно, никто не хотел раскрывать секреты, все эти технологии были закрыты. Поэтому их отправляли на завод. На ЗИЛе был отдельный цех сборки таких автомобилей, все было очень строго.

«Новую машину президента «засветят» на инаугурации»

– Машины, которые обслуживают первых лиц государства, всегда окружены этим ореолом тайны. Сейчас, например, все обсуждают лимузин проекта «Кортеж», который разрабатывается специально для Владимира Путина и будет на службе у ФСО. Что известно об этом автомобиле?

– Я видел эти автомобили живьем и знаю все эти вещи. Что-то я могу говорить, что-то не могу, потому что действительно есть режим секретности. Там четыре автомобиля: это большой седан, лимузин (длинная версия с перегородкой для водителя), большой кроссовер и минивэн (машина охраны). Разработка идет, живые машины есть, они проходят испытания.

– Когда они впервые появятся на публике?

– Это все происходит в режиме абсолютной секретности. Я не знаю, как дело повернется, потому что, с одной стороны, есть основной заказчик, как его называют (понятно кто), с другой стороны, это курируют разные министерства: на всем этом сидит Госбезопасность, которая контролирует, чтобы утечек не было. Я думаю, если ничего не изменится, то машины живьем мы увидим только на инаугурации президента. Машины сами по себе есть: они на этапе достройки, доводки, испытаний и так далее. Скорее всего, конечно, какие-то машины будут переданы, опять же, в ГОН.

– Для того, чтобы их «обкатали»?

– Вы должны понимать, что эта разработка не ведется как в черном ящике: вот, мы сделали, нате вам машину! Конечно, по ходу утверждаются какие-то вещи: интерьер, дизайнерские решения, уже давно утверждена силовая структура трансмиссии двигателя и так далее. Но тем не менее в автомобиль, который вышел из цеха, конечно, сразу не посадят президента: автомобиль сначала проверят, посмотрят. Там масса всяких испытаний. А поскольку машина защищенная (так на профессиональном языке называется бронированная машина), то, естественно, должны провести отдельные испытания – произвести в капсулу определенное количество выстрелов. Это целая технология. Более того, по протоколу безопасности, президента не может обслуживать один автомобиль – как минимум три. Поэтому когда они в товарном виде будут переданы в ГОН, мы не знаем – может, в конце года, а может, в начале следующего. А то, что машину «засветят» всем на инаугурации, – это стопроцентная вероятность.

Теги: Н.С. Хрущев История СССР История современной России Новейшая история Л.И. Брежнев

0 Комментариев


Яндекс.Метрика