Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Год культуры Россия—Англия

Коминтерн и Шотландия в конце 20-х — начале 30-х годов

Скачать

А.Ю. Прокопов

Коминтерн и Шотландия в конце 20-х — начале 30-х годов

Среди исторических событий, оказавших наибольшее влияние на весь ход развития европейской цивилизации в ХХ веке, в первую очередь, следует выделить Октябрьскую революцию в России 1917 г. Она не только кардинально изменила социально-экономическую и политическую жизнь самой России, но и способствовала заметной активизации леворадикальных сил во многих странах Старого Света и за его пределами. Закономерным следствием этих событий явилось основание в марте 1919 г. в столице Советской России Москве III Коммунистического Интернационала (Коминтерна), который в последующие двадцать с лишнем лет стал организационным и идейным центром леворадикальных объединений многих стран мира.

Британское общество, несмотря на его давние либерально-демократические традиции, не избежало влияния событий октября 1917 г. Пример большевиков, захвативших власть в России, и создание Коминтерна дали заметный импульс процессу консолидации левых групп в Британии. В результате этого в июле-августе 1920 г. была основана Коммунистическая партия Великобритании (КПВ). С первых дней существования компартии в ее деятельности заметную роль играли коммунисты севера страны — Шотландии. Это была аграрно-промышленная часть Великобритании, где проживало 4,84 млн человек, что составляло немногим более одной десятой от всего населения страны[1]. Историческим политико-культурным центром Шотландии был Эдинбург, а основным индустриальным центром — Глазго. Немало жителей Шотландии работали на различных промышленных и горнодобывающих предприятиях. В период между мировыми войнами многие отрасли шотландской промышленности переживали упадок. Стагнация в текстильной и шерстяной индустриях, уменьшение заказов на строительство новых судов, сокращение добычи угля[2] — все это привело к тому, что на протяжении практически всех 20–30-х годов на севере Британии сохранялась сложная социально-экономическая ситуация, и уровень безработицы среди местного пролетариата был выше, чем во многих других районах страны. Рабочий класс Шотландии имел давние традиции в деле отстаивания своих прав и свобод. На севере Британии возникли первые профсоюзы горняков, там же получило широкое развитие движение шоп-стюардов — фабрично-заводских старост[3]. В Шотландии в начале ХХ века вела активную деятельность Социалистическая рабочая партия, впоследствии вошедшая в КПВ. Ряд руководителей Независимой рабочей партии, а также компартии Британии были выходцами из Шотландии[4].

После основания КПВ ее лидеры приняли решение вступить в III Интернационал. В уставе Коминтерна, утвержденном в 1920 г., говорилось, что главной целью международной коммунистической организации является уничтожение капитализма, установление диктатуры пролетариата и создание Интернационала Советских республик[5]. Основатели Коминтерна считали, что их организация должна быть «штабом мировой революции»[6], и с самого начала III Интернационал был построен как централизованное объединение, в котором каждая партия, являясь его частью (секцией), была обязана подчиняться решениям Исполнительного комитета Коминтерна (ИККИ) и его органов. При этом решающее влияние на выработку политики III Интернационала оказывали руководители ВКП(б), что особенно явственно проявилось с конца 20-х годов.

В первые годы существования КПВ лидеры Коминтерна, уделяя немало внимания всей в целом британской компартии, как правило, специально не обращались к проблемам партийной деятельности коммунистов Шотландии. Отчасти это было обусловлено тем, что первые семь лет существования КПВ в ее организационной структуре северная часть Великобритании не была выделена в отдельный район, и только в 1927 г. был образован партийный округ, охватывавший Шотландию.

В конце 20-х годов КПВ переживала явный кризис, что, в первую очередь, было вызвано спадом активности в рабочем движении Великобритании, последовавшим после поражения всеобщей забастовки 1926 г.  Только за семь месяцев с сентября 1927 г. по март 1928 г. общая численность британской компартии сократилась на 24% — с 7377 до 5556 членов[7]. В этих условиях руководители Коминтерна, стремясь найти выход из создавшейся ситуации, стали обращать более пристальное внимание, чем раньше, на те районы страны, в которых коммунисты имели некоторую поддержку у части местных рабочих. К таким районам относилась и Шотландия. Кроме того, по числу членов партии север Великобритании наравне с Южным Уэльсом делил второе место в стране после Лондона. В 1928 г. в Шотландии насчитывалось 1027 членов КПВ, т.е. фактически каждый пятый рядовой партиец был с севера Британии[8].

Подавляющее большинство шотландских коммунистов были представителями пролетариата, и немалую часть среди них составляли горняки. Шахтеры были одними из самых сплоченных и боевых отрядов рабочего класса страны и именно поэтому местные руководители КПВ сосредоточили свою работу главным образом в угледобывающих районах Шотландии[9], где трудилось около 90 тыс. шахтеров, из которых 30 тыс. состояли в различных профсоюзах[10]. К 1928 г. в шотландском графстве Файф, расположенном в восточной части Шотландии, насчитывалось 4 шахтерских ячейки КПВ, из которых две полностью состояли из безработных[11]. Схожий социальный состав членов партии был и в горняцкой ячейке КПВ, находившейся в графстве Ланаркшир на юго-западе Шотландии[12]. Кроме перечисленных подразделений компартия также имела две железнодорожных ячейки в городах Денди и Петре и одну ячейку текстильщиков в Денди[13]. В шотландском партийном округе коммунисты издавали 10 шахтерских и заводских газет, общий тираж которых составлял около 2500 экземпляров[14].

Руководящим органом шотландских коммунистов был Районный партийный комитет, куда в конце 20-х годов входило 16 человек от всех округов Шотландии[15]. В начале 30-х годов в этом комитете работало уже 25 человек[16]. Ежемесячно Районный комитет проводил заседания, на которых обсуждались важнейшие политические проблемы, заслушивались отчеты различных отделов, среди которых были профсоюзный, парламентский, агитационно-пропагандистский и некоторые другие[17]. Руководство повседневной работой осуществляла комиссия в составе 9-ти человек, которая в начале 30-х годов получила название Рабочее бюро, тогда ее состав увеличился до 15 членов[18]. Деятельностью коммунистов в различных районах Шотландии руководили районные подкомитеты, которые существовали в Файфском, Эйрширском, Стирлингширском, Ланаркширском графствах и в ряде других мест[19].

С 1928 г. север Великобритании попал в орбиту пристального внимания руководителей Коминтерна, что было связано не только с организационным оформлением Шотландии в отдельный партийный округ и, как было показано выше, наличием в этом районе у КПВ достаточно развитой организационной структуры. В первую очередь, интерес Коминтерна к Шотландии был обусловлен событиями в шахтерских тред-юнионах, объединявших горнорабочих уже упоминавшихся графств Файф и Ланаркшир. Это были два самых крупных профсоюза, входивших в Шотландский тред-юнион горняков. Последний фактически являлся федерацией и охватывал всех организованных шахтеров севера Британии. На национальном уровне Шотландский тред-юнион в свою очередь входил в состав Федерации шахтеров Великобритании.

Во второй половине 20-х годов, после поражения Всеобщей стачки в Британии 1926 года и последовавшего в конце этого года локаута всех британских горняков, коммунисты смогли завоевать немалое влияние среди организованных шотландских шахтеров в графствах Файф и Ланаркшир. В исполкоме тред-юниона Файфа большинство составляли представители КПВ и их сторонники, в руководстве шахтеров Ланаркшира также были представлены левые радикалы. На конец 1927 г. лидеры Шотландского тред-юниона горняков назначили проведение ежегодной конференции, на которой входившие в эту организацию профсоюзы должны были быть представлены пропорционально своей численности. Еще до созыва конференции шахтерские тред-юнионы графств выбрали представителей в состав нового Исполкома Шотландского тред-юниона. Все 5 мест в этот руководящий орган от тред-юниона Файфа и большинство (6 из 11) от Ланаркшира завоевали коммунисты и их сторонники[20]. Представители левых радикалов в новом Исполкоме должны были оказаться в большинстве и, таким образом, могли бы определять его политику. Все это вызвало немалое беспокойство как в британской консервативной прессе, так и среди лидеров Шотландского тред-юниона горняков[21]. Последние отложили проведение намеченной на декабрь 1927 г. конференции под предлогом того, что некоторые профсоюзы (в том числе и из графства Файф) имели большие задолженности по уплате денежных взносов в общешотландское объединение шахтеров. Таким образом, старое руководство не допустило вступления в должность новоизбранных членов Исполкома, что должно было произойти в ходе работы конференции.

В конце 1927 г. шахтеры Файфа сместили с поста генерального секретаря тред-юниона Уильяма Адамсона, который в отличие от большинства руководителей профсоюза занимал правые позиции. У. Адамсон был заметной фигурой в лейбористском движении, в 1924 г. он входил в состав первого лейбористского правительства в ранге министра по делам Шотландии, а в конце 20-х годов являлся членом парламента от лейбористкой партии[22]. Покинув профсоюз, Адамсон со своими сторонниками в 1928 г. организовал отдельный тред-юнион горняков, что положило начало существованию двух шахтерских профсоюзов графства Файф. 

В руководстве тред-юниона горняков графства Ланаркшир в течение всего 1928 г. шла упорная борьба между сторонниками коммунистов и той частью профсоюзных лидеров, которые выступали против политики и методов левых радикалов. В результате этого, немало местных шахтеров покинуло раздираемый внутренними противоречиями Ланаркширский профсоюз.

Национальное руководство шахтерских тред-юнионов с тревогой следило за активизацией левых радикалов в Шотландии. В начале 1928 г. представители Федерации шахтеров Великобритании провели расследование событий в горняцких тред-юнионах этого района страны. По его итогам была принята резолюция, в которой говорилось следующее: «Исполком Федерации шахтеров Великобритании, заслушав доклад о коммунистической деятельности в Шотландии, осуждает эту деятельность и призывает все окружные организации Федерации шахтеров Великобритании бороться с махинациями коммунистов»[23].  Тем самым лидеры Федерации, несмотря на явное нарушение профсоюзной демократии со стороны руководителей Шотландского тред-юниона, ясно дали понять, на чьей стороне в конфликтной ситуации в Файфе они стоят.

С первых лет существования III Интернационала его лидеры уделяли значительное внимание деятельности коммунистов в профсоюзах. В 1920 г. в ходе работы II Конгресса Коминтерна можно было услышать призывы, обращенные ко всем членам компартий, вступать в профессиональные союзы с целью превратить эти рабочие объединения в «органы борьбы за ниспровержение капитализма и за коммунизм»[24]. В следующем, 1921 г. в Москве при активном участии руководителей российских коммунистов и Коминтерна был основан Красный Интернационал Профсоюзов (Профинтерн), который объединил в своих рядах левые профессиональные союзы. Эта организация действовала в тесной связи и фактически под руководством Коминтерна, являясь проводником его политики среди организованных рабочих. В Профинтерне, как и в самом Коминтерне, решающее влияние на принятие важнейших решений оказывали представители коммунистов России. Бессменным генеральным секретарем Красного Интернационала профсоюзов (1921-1937 гг.) был член РКП(б)-ВКП(б) А. Лозовский[25].

В британском тред-юнионистском движении еще в начале 20-х годов была сформирована левая профоппозиция, руководимая коммунистами, которая получила название Национальное движение меньшинства (НДМ). Это объединение входило в Профинтерн и получало от его руководителей не только конкретные рекомендации и указания, но и финансовые субсидии[26]. Движение меньшинства проводило свою работу среди членов профсоюзов под лозунгами «Борьба за повышение заработной платы», «Рабочий контроль над производством», «Борьба за единство международного пролетарского движения»[27]. В 1925-1926 гг. оно охватывало почти миллион рабочих, однако после поражения Всеобщей стачки 1926 г. численность НДМ стала заметно сокращаться, и на рубеже 20-х - 30-х годов в деятельности движения меньшинства наметился явный спад[28].

Лидеры Коммунистического Интернационала проявили живой интерес к отмеченным выше событиям, происходившим в 1927-1928 гг. в двух шахтерских тред-юнионах Шотландии. Это был обусловлено не только самим фактом появления на севере Британии на территории целого графства «красного» тред-юниона, но и в не меньшей степени теми изменениями, которые происходили в конце 20-х годов в деятельности самой международной коммунистической организации.

В это время в политике III Интернационала наметился резкий поворот влево. В решениях IX Пленума Исполнительного Комитета Коминтерна (ИККИ) (подготовка к которому активно велась в 1927 г., а проходил он в феврале 1928 г. в столице СССР) утверждалось, что в Европе приближается новый революционный подъем, в капиталистических странах происходит «полевение рабочих масс», социал-демократия окончательно перешла в лагерь буржуазии и в ближайшем будущем грядут решительные бои между социал-демократами и коммунистами за влияние на рабочих[29]. Эта политика получила название новой тактики. В документах, вышедших по итогам пленума Коминтерна, британским коммунистам рекомендовалось усилить борьбу против лейбористской партии[30], давался совет активизировать деятельность, направленную на разоблачение профсоюзных руководителей[31]. Прошедший в августе-начале сентября 1928 г. VI Конгресс Коминтерна одобрил новую политическую линию и решения IX Пленума ИККИ. Новая тактика, получившая сжатое выражение в формуле «класс против класса», определила основные направления всей деятельности Коминтерна в конце 20-х - начале 30-х годов.  

Лидеры Коминтерна встретили сообщения о событиях в профсоюзном движении Шотландии с большими надеждами и оптимизмом. В начале января 1928 г. руководители Коминтерна на заседании делегации ВКП(б) в ИККИ высоко оценили успех КПВ в Шотландии. «Крупная победа, одержанная коммунистами и левым крылом на выборах в Исполком федерации горняков в Файфшире и Ланаркшире при провале старых «уважаемых вождей», — отмечалось в резолюции, изданной по итогам этого заседания[32].

В последующие месяцы после этого заседания делегации ВКП(б) руководители Коминтерна не раз возвращались к рассмотрению положения в шахтерских профсоюзах в Шотландии. 5 марта 1928 г. на заседании Президиума ИККИ с подробным сообщением о ситуации вокруг тред-юнионов горняков Файфа и Ланаркшира выступил один из руководителей КПВ Дж. Кэмбелл[33]. Он подчеркнул опасность раскола в шахтерских профсоюзах Шотландии, изложил точку зрения лидеров КПВ в отношении ситуации, сложившейся на Севере Великобритании. Коммунисты считали необходимым продолжать добиваться созыва ежегодной конференции тред-юниона горняков Шотландии, работа которой позволила бы назначить новый исполком профсоюза и взять руководство этого профсоюза в руки левой оппозиции[34].

Через неделю после выступления Дж. Кэмбелла Политсекретариат Коминтерна провел специальное заседание, по итогам которого был составлен конфиденциальный документ «Положение на шотландских шахтах», адресованный руководству КПВ. В нем лидеры Коминтерна справедливо расценили действия британской тред-юнионистской бюрократии в Шотландии как попытку отстранить коммунистов от активного участия в деятельности тред-юнионов и лишить левых радикалов возможности занимать официальные должности в профсоюзах[35]. В этом послании руководители III Интернационала выразили свою поддержку шахтерам севера Великобритании и высказали конкретные рекомендации коммунистам Великобритании. «Компартия должна сконцентрировать все силы на борьбе в Шотландском шахтерском тред-юнионе», — говорилось в документе Политсекретариата[36]. Данное высказывание свидетельствовало о том, что Москва придавала деятельности коммунистов в Шотландии первостепенное значение. «Партия должна превратить Файф и Ланаркшир, — подчеркивали лидеры Коминтерна, — в неприступную цитадель, в которой мы завоюем все выборные позиции, для защиты которых будут мобилизованы массы — все революционные элементы не только среди шахтеров, и не только Клайдсайда, но все шотландские рабочие…»[37]. Приведенное эмоциональное обращение представителей III Интернационала к КПВ объясняется тем, что лидеры Коминтерна были уверены, что «борьба в Шотландии являетсятолько началом серьезных событий во всем британском тред-юнионистском движении»[38]. В Москве посчитали, что события в шахтерских тред-юнионах Файфа и Ланаркшира стали проявлением предрекаемого руководителями Коминтерна «полевения масс» и «нарастания элементов нового революционного подъема в Европе»[39]. Думается, именно поэтому в Интернационале было уделено повышенное внимание событиям в Шотландии, они укладывались в рамки незадолго до этого выдвинутых лидерами Интернационала схем общественного развития стран Западной Европы и отразили надежды на скорую революционизацию всего организованного рабочего движение Британии. 

Представители Коминтерна одобрили намерение лидеров КПВ добиваться созыва ежегодной конференции Шотландского тред-юниона шахтеров. Кроме того, Москва призвала шотландских коммунистов самим организовать от имени шахтерских тред-юнионов Файфа и Ланаркшира конференцию и одновременно проводить активную работу среди членов небольших шахтерских тред-юнионов Стерлинга, Лотиана, Эира[40]. Целью этих акций было желание усилить влияние коммунистов не только в Файфе и Ланаркшире, но и среди членов других шахтерских профсоюзах Шотландии[41].

Документ о «Положении на шотландских шахтах» свидетельствовал также о том, что лидеры Коминтерна явно пытались использовать ситуацию, сложившуюся на севере Великобритании для того, чтобы (как требовала того новая тактика) начать пропагандистскую атаку против британского профсоюзного руководства. При этом в Москве посчитали нужным не ограничивать будущую кампаниюрамками только одной Великобритании, а придать ей общеевропейское звучание. «Политический секретариат решил начать международную кампанию, — говорилось в документе Коминтерна, — с целью показать массам преступные действия английских реформистов, которые ослабляют и раскалывают профсоюзное движение для того, чтобы сохранить мир с буржуазией»[42].

На протяжении последующих шести месяцев после того, как руководители Интернационала направили в КПВ документ, озаглавленный «Положение на шотландских шахтах», в Москве продолжали следить за развитием событий на севере Великобритании. В начале декабря 1928 г. перед лидерами Коминтерна с сообщениями о ситуации в шотландских тред-юнионах выступили два представителя руководства КПВ: Дж. Макдональд и Г. Поллитт. Краткие доклады ведущих британских коммунистов, носившие конфиденциальный характер, отличались откровенными оценками, что позволяет лучше понять состояние дел в шотландских тред-юнионах, а также дает возможность выявить различные точки зрения, существовавшие в руководстве КПВ на перспективы развития событий в Шотландии.   

 Макдональд, выступая на заседании Политсекретариата ИККИ, отмечал, что события в Файфе дали КПВ «прекрасное оружие для агитации во всех британских шахтерских районах»[43]. Имелось в виду попрание руководством Шотландского тред-юниона горняков профсоюзной демократии. Вместе с тем, касаясь самой ситуации среди шахтеров этого графства, он был вынужден признать, что существование двух тред-юнионов горняков в Файфе ведет к тому, что многие из шахтеров «отказываются вступать и в тот, и в другой”[44]. Г. Поллитт в своем выступлении подтвердил данную информацию. При этом он довольно откровенно заметил следующее: «Вся трудность в Шотландии заключается в том, что в глазах рабочих борьба ведется не за улучшение их положения, а представляет собой борьбу между коммунистами и реформистами за места руководителей. Надо сказать вполне определенно, — продолжал Поллитт, — что во многих случаях велась политика, которая могла породить такое впечатление»[45]. В целом выступление Г. Поллитта отразило довольно сдержанную, с заметной долей пессимизма оценку как самих успехов коммунистов в тред-юнионе Файфа, так и возможных перспектив деятельности этого профсоюза[46]. Поллитт напомнил руководителям Коминтерна, что уже однажды в 1921 г. коммунистам удалось расколоть тред-юнион шахтеров Файфа. В результате этого одна часть горняков пошла за коммунистами, другая — за старыми лидерами профсоюза, но большинство не присоединилось ни к тем, ни к другим[47]. Не добившись тогда заметного успеха, руководители КПВ в 1924 г. были вынуждены согласиться на объединение обоих профсоюзов в один[48].

Возвращаясь к событиям на северо-востоке Шотландии в конце в 1927-1928 гг., Поллитт отмечал, что в некоторых филиалах файфского тред-юниона коммунисты не имеют особого авторитета, и это требовало со стороны компартии очень осторожных действий, чтобы сохранить то влияние в профсоюзе, которое уже было достигнуто[49]. Кроме того, Поллитт также высказал опасение, что лидеры Федерации шахтеров Великобритании могут исключить из своих рядов тред-юнион, руководимый представителями КПВ, и официально признать профсоюз под началом У. Адамсона[50]. Это высказывание свидетельствовало о том, что коммунисты, сумев возглавить шахтерский тред-юнион, были явно заинтересованы в том, чтобы продолжить свою деятельность в рамках профсоюзного движения Британии и иметь, таким образом, возможность влиять на широкие слои организованных рабочих.

 Другой представитель руководства КПВ, Макдональд, в выступлении перед членами Политсекретариата ИККИ коснулся ситуации в шахтерском тред-юнионе Ланаркшира. Он отмечал, что, хотя во главе местного профсоюза стоит коммунист Уильям Аллен, аппарат тред-юниона в основном находился в руках правых, и в течение года ни одна из противостоящих сторон фактически не могла проводить своей политики[51]. Для изменения подобной ситуации Макдональд предлагал провести следующие мероприятия, уже апробированные и принесшие КПВ положительные результаты на востоке Шотландии: «План в Ланаркшире тот же, который мы провели в Файфе: захватить большинство в аппарате, в ежемесячном делегатском собрании и в исполкоме … и прогнать правых реакционеров с помощью голосования, а потом в коалиции с Файфом созвать шотландскую конференцию через головы реформистских функционеров и других шахтерских районов Шотландии».[52] Таким образом, можно было из первых уст услышать, как сторонники КПВ смогли стать во главе файфского тред-юниона горняков. Однако, в Ланаркшире шотландским коммунистам не удалось повторить успеха, достигнутого в Файфе. Более того, их позиции в руководстве явно ослабли после того, как реформистам удалось сместить с поста секретаря союза, члена КПВ У. Аллена. Опасаясь, что в Ланаркшире тред-юнионистские лидеры, по примеру Файфа, могут пойти на раскол профсоюза, коммунисты начали проводить кампанию, направленную против возможного раздела профсоюза и даже учредили комитеты под названием «Сохранить тред-юнион».

Говоря о ситуации в файфском профсоюзе, Макдональд, в отличие от Поллитта, придерживался более оптимистичного видения перспектив развития этого тред-юниона. Макдональд пытался убедить представителей Политсекретариата в огромной значимости этого союза для всей деятельности КПВ в Шотландии: «Важность Файфа заключается в том, что это первый тред-юнион, охватывающий графство, который оказался под непосредственным контролем коммунистов и представителей левого крыла. Успех или провал здесь будет влиять на наши перспективы среди всех британских шахтеров. Если тред-юнион будет иметь достаточно денежных средств, — утверждал Макдональд, — чтобы продолжить действовать в течение следующих шести месяцев, нет сомнения, что он не только объединит большинство (шахтеров — А.П.) в Файфе и поднимет тред-юнион, но он станет мощным центром для нашей борьбы на всех шотландских шахтах»[53]. Данное эмоциональное обращение и полная оптимизма оценка перспектив союза стала прелюдией к тому, чтобы обратиться к Политсекретариату с просьбой выделить для тред-юниона Файфа денежные средства в размере 10 000 фунтов стерлингов. Эти деньги, по словам Макдональда, были бы использованы для найма большого числа профсоюзных функционеров, целью которых было бы привлечение новых членов в союз, а также для погашения части долга файфского профсоюза, чтобы кредиторы не объявили тред-юнион банкротом[54].

Просьбу оказать финансовую помощь файфскому тред-юниону поддержал и Поллитт. Это обращение британских коммунистов было рассмотрено на заседании Делегации ВКП(б) в ИККИ, состоявшемся 14 декабря 1928 г[55]. Свидетельством первостепенного значения, которое придавали в высших эшелонах власти СССР событиям в профсоюзах горняков Шотландии, было то, что в принятии решения по этому вопросу участвовали генеральный секретарь ВКП(б) Иосиф Сталин и секретарь Всесоюзного Центрального совета профессиональных союзов (ВЦСПС), член политбюро ВКП(б) Михаил Томский[56]. По их предложению было решено выдать из средств ВЦСПС «Файфскому союзу горняков 6 000 фунтов стерлингов»[57]. Для того времени это была очень крупная сумма, и подобная финансовая помощь должна была заметно укрепить руководство и весь профсоюз шахтеров Файфа.

Противостояние коммунистов файфского тред-юниона и профсоюзной бюрократии шотландских горняков завершилось в начале 1929 г. В феврале этого года исполком Шотландского профсоюза шахтеров признал тред-юнион Адамсона официальным представителем горняков Файфа и исключил из своих рядов другой тред-юнион этого графства, руководимый КПВ. Такое же решение, касающееся «красного» профсоюза Файфа, приняла и Федерация горняков Великобритании[58]. Руководители шахтерской федерации, ставили своей целью изолировать левых радикалов и последовавших за ними шахтеров от широкой массы организованных рабочих Британии. Представители профбюрократии исходили из того, что британские коммунисты имели не очень прочные позиции в рабочем движении, чтобы использовать новый тред-юнион как своего рода «локомотив», за которым могли бы последовать другие британские профсоюзы.

 В связи с отмеченными действиями профсоюзного руководства Британии, члены Политбюро КПВ на заседании, состоявшемся 6 марта 1929 г., приняли решение приступить к формированию нового тред-юниона шахтеров, основой которого должен был стать профсоюз Файфа[59]. В одном из документов КПВ подчеркивалось, что целью компартии является создание «не маленького коммунистического тред-юниона, а массового тред-юниона шотландских горняков»[60]. Поэтому с самого начала предполагалось, что в названии профсоюза будут присутствовать слова «объединенный» и «Шотландия»[61]. В соответствии с проектами КПВ в новое объединение должны были войти несколько профсоюзов из различных графств Шотландии[62]. Планировалось, что тред-юнион будет иметь политический фонд, и одна из секций профсоюза будет заниматься безработными горняками[63]. Последнее было обусловлено тем, что на начало 1929 г. почти 28% горняков Британии не имели работы[64].  Руководство КПВ заранее сформулировало призыв: «Безработные шахтеры! Вступайте в Шотландский тред-юнион, который будет отставать ваши интересы всеми доступными средствами!»[65].

В своей пропагандистской деятельности представители компартии намеревались возложить всю ответственность за раскол профсоюза Файфа на руководство Шотландского тред-юниона горняков и правое крыло национальной федерации шахтеров. Было также решено на всех партийных митингах в Уэльсе и Англии уделять особое внимание ситуации вокруг тред-юнионов горняков Шотландии[66].

Как уже отмечалось выше, немалую сумму денег для развития «красного» шотландского тред-юниона выделил ВЦСПС, который принимал активное участие в работе Красного Интернационала профсоюзов.  Судя по всему, именно через Профинтерн передавались деньги из СССР в Шотландию, и эта организация с 1929 г. курировала подготовку и многие аспекты деятельности нового тред-юниона.

В конце марта 1929 г. руководители Секретариата Профинтерна, рассмотрев ситуацию, сложившуюся в Шотландии, одобрили решение создать «боевой классовый тред-юнион шотландских шахтеров»[67]. Руководители Профинтерна рекомендовали организаторам нового профсоюза вести работу по привлечению в свое объединение не только членов горняцких тред-юнионов, но и особое внимание уделить неорганизованным шахтерам, которые составляли около двух третей всех шотландских горняков[68].

Лидеры Красного Интернационала профсоюзов, обращаясь к представителям Национального движения меньшинства Британии, настоятельно рекомендовали им «как можно быстрее направить все силы в Шотландию для укрепления (создаваемого — А.П.) тред-юниона»[69]. «Секретариат рассматривает это самой важной задачей, которая когда-либо вставала перед движением меньшинства в его борьбе за руководство рабочего класса. Поражение наших сил в Шотландии, — говорилось далее в документе Профинтерна, — будет иметь серьезные последствия в движении по всей стране, в то время как победа будет иметь стимулирующий эффект…»[70]. Эти слова не только лишний раз продемонстрировали, какое большое значение придавали в Москве успешному развитию нового тред-юниона в Шотландии. Приведенная цитата, а также ряд документов Коминтерна[71] свидетельствовали о том, что для успешного развития «красного» тред-юниона горняков лидеры III Интернационала и Профинтерна стремились мобилизовать все силы подчиняющихся им британских организации: КПВ и Национальное движение меньшинства.

13 апреля 1929 г. в Глазго, одном из крупнейших промышленных городов Ланаркшира и всей Шотландии, была проведена конференция, на которой было провозглашено основание тред-юниона Объединенных горнорабочих Шотландии (United Mineworkers of Scotland), или сокращенно ЮМС. На конференции присутствовало 132 делегата из различных графств севера Великобритании. Большинство делегатов представляли Ланаркшир (64 человека) и Файф (47 человек), были также шахтеры из Стерлингшира, Эиршира, Западного и Восточного Лотиана[72]. Генеральным секретарем ЮМС был избран бывший руководитель Ланаркширского профсоюза горняков, коммунист, член НДМ Уильям Аллен[73]. В последующие годы эту должность занимали члены КПВ и НДМ Дэвид Проудфут и Абрахам Моффат. В ходе работы конференции был также сформирован исполком в составе 14 человек и выдвинута программа-минимум, которая включала требование 7-часового рабочего дня для шахтеров, 5-дневной рабочей недели и установление минимальной заработной платы для шахтера и некоторые другие требования[74]. Коммунисты смогли привлечь в свой союз немалую часть членов тред-юниона горняков Файфа (до раскола в нем состояло 12 500 членов)[75]. В первое время после основания ЮМС в его рядах насчитывалось около 8-10 тысяч человек, что составляло приблизительно 10% всех шотландских горняков[76]. Все это позволяет лучше понять, с одной стороны, озабоченность британской профбюрократии, а, с другой — значительный интерес, проявленный лидерами Коминтерна к ЮМС, и те далеко идущие планы Москвы, которые после апреля 1929 г. вынашивали руководители Интернационала в связи с образованием «красного» профсоюза горняков Шотландии.

Следует отметить, что в 1929 г. создание ЮМС было не единственным случаем образования тред-юниона, руководимого коммунистами. 6 марта этого года в Лондоне при непосредственном участии членов КПВ был основан Объединенный союз швейников, насчитывавший в своих рядах 3 тысячи членов[77]. В связи с относительно небольшой численностью этого профсоюза (по сравнению с ЮМС) руководители III Интернационала уделяли столичному тред-юниону значительно меньше внимания, чем профсоюзу Объединенных горняков Шотландии.

В конце 20-х годов лидеры Коминтерна возлагали немалые надежды на Шотландию не только в связи с действиями возглавляемого представителями КПВ и НДМ шахтерского тред-юниона ЮМС. В мае 1929 г. в Великобритании должны были состояться всеобщие выборы в парламент, в которых КПВ планировала принять активное участие. Руководство Коммунистического Интернационала направило британским коммунистам специальное послание, в котором КПВ рекомендовалось проводить избирательную кампанию, опираясь на новую тактику, с учетом решений IX Пленума ИККИ и VI Конгресса Коминтерна[78]. Под непосредственным влиянием Москвы одним из центральных направлений предвыборной деятельности КПВ стала резкая критика лейбористов, которые рассматривались британскими коммунистами как прямые проводники влияния капиталистов на тред-юнионы[79].

Лидеры компартии Великобритании выставили своих представителей в 25 избирательных округах страны. При этом почти треть из этого числа — семь кандидатов, боролись за места в парламент от Шотландии[80]. В Ратерглене (Rutherglen) от КПВ был представлен Алекс Моффат, являвшийся одним из активистов КПВ, который в конце этого года стал членом ЦК компартии. В избирательном округе западного Файфа (West Fife) руководители КПВ выдвинули У. Галлахера, а в северном Абердине (North Aberdeeen) — А. Фергюсона. Оба они в это время входили от шотландских коммунистов в состав Политбюро ЦК КПВ. В Ботвелле (Bothwell) и Мазервелле (Motherwell) КПВ представляли две коммунистки — Хелен Крауфурд и Изабель Браун. Члены компартии также стремились пройти в палату общин в избирательных округах Гринок (Greenok) и Сент Роллокс (St. Rollox, Glasgow)[81]

Значительное представительство КПВ на севере Великобритании указывало на то, что в высших эшелонах власти КПВ и Коминтерна возлагали серьезные надежды на шотландских избирателей. Думается, что подобные ожидания были вызваны не только тем, что партийный округ севера Великобритании был среди лидеров по количеству членов КПВ, но и в связи с той поддержкой, которую шахтеры Шотландии оказали коммунистам, избрав их в 1927–1928 гг. в руководство одного из своих профсоюзов.

В ходе всеобщих выборов, состоявшихся 30 мая 1929 г., коммунисты в Шотландии, как и в других частях Британии, не смогли нигде завоевать места в парламенте. Особый интерес представляла борьба в избирательном округе Западного Файфа, где видный коммунист У. Галлахер противостоял представителю от лейбористской партии У. Адамсону — руководителю отколовшегося от файфского тред-юниона горняков профсоюза, который был признан Федерацией горняков Великобритании. Победил кандидат от ЛПВ, получивший 17 668 голосов, в то время как за Галлахера проголосовало почти в три раза меньше избирателей - 6 048[82]. Этот пример свидетельствовал о том, что некоторые шотландские горняки, доверяя левым радикалам отстаивать их права в экономические сфере, в области политики нередко продолжали поддерживать лейбористскую партию, которая лишь незадолго до этого вышла на политическую авансцену страны, и с ее деятельностью многие шахтеры все еще связывали немало надежд[83].

В целом за победивших лейбористов проголосовало 8,3 млн избирателей, а за коммунистов — 50,6 тыс.[84] По результатам выборов было сформировано лейбористское правительство, которое возглавил Рамзей Макдональд. Отмеченный выше неутешительный для КПВ исход выборов стал не только следствием того, что большинство простых британцев продолжало с доверием относиться к ведущим партиям страны, но и результатом применения коммунистами на практике новой коминтерновской тактики, предусматривавшей резкую критику традиционных рабочих организаций и наклеивания на представителей лейбористов пропагандистского ярлыка «социал-фашистов». 

После завершения предвыборной кампании КПВ внимание Москвы вновь было обращено к «красному» профсоюзу горняков. Во второй половине 1929 г. продолжалось организационное строительство ЮМС. Для того, чтобы консолидировать силы шахтерского объединения, руководство тред-юниона Объединенных горнорабочих Шотландии назначило на 28 сентября 1929 г. проведение конференции. Накануне этого мероприятия лидеры Профинтерна направили в Национальное движение меньшинства ряд писем с конкретными рекомендациями. В послании от 3 августа были даны практические советы по организации профсоюза, а также настоятельно рекомендовалось присоединиться к «революционному центру мирового профдвижения – Красному Интернационалу профсоюзов»[85]. В этом же послании можно было прочитать высказывание, которое позволяет лучше понять, какую роль в будущем отводили руководители Профинтерна ЮМС: «Шотландский союз должен стать базой для создания единого союза горняков в национальном масштабе»[86].

На конференции тред-юниона Объединенных горнорабочих Шотландии 28 сентября присутствовало 64 делегата[87]. В ходе ее работы единогласно была принята резолюция о вступлении тред-юниона в состав Красного Интернационала профсоюзов и о присоединении к Национальному движению меньшинства[88]. Свидетельством значительного внимания Москвы к ЮМС было присутствие на конференции двух представителей Центрального комитета Российского шахтерского профсоюза Осипова и Слуцкого, которые выступили с «братскими поздравлениями» собравшимся, а также отметили важность создания ЮМС и проведения конференции[89].

В конце 1929 г. разразился мировой экономический кризис, который серьезно затронул большинство промышленно-развитых стран мира и в том числе Великобританию. В период кризиса объем промышленной производства страны сократился до 82,5% по сравнению с последним докризисным годом, заметно обесценилась национальная валюта, значительно вырос уровень безработицы. В 1932 г. в Великобритании только официально зарегистрированных безработных насчитывалось около 2,8 млн. человек, что составляло 25,5% от всех застрахованных[90]. Кризис оказал значительное влияние и на экономику Шотландии. К 1932 г. десятки фабрик на севере страны были закрыты, судостроительные верфи Шотландии работали с недогрузкой, существенно сократилась выработка угля[91]. Но наиболее остро в Шотландии стояла проблема безработицы. Среди жителей Шотландии процент потерявших работу был выше, чем в среднем по стране. В ноябре 1932 г. на севере Великобритании не имели работу 28,5 % от всех застрахованных, в следующем году – уже 30% [92]. КПВ в Шотландии к 1932 г. фактически превратилась в партию безработных: во второй половине этого года почти 70% от 1125 членов КПВ на севере Великобритании не имели работы[93].

В период мирового экономического кризиса (1929–1933 гг.) Москва продолжала уделять немало внимания всей КПВ и положению шотландской партийной организации, в частности, что в значительной степени было обусловлено существованием на севере страны «красного» тред-юниона шахтеров. В конце 1929 г. в коминтерновском документе «Резолюция об экономической борьбе и задачах партии», адресованном КПВ, лидеры III Интернационала настоятельно рекомендовали «усилить революционную деятельность во всех профсоюзах»[94] и активно поддерживать тред-юнион шотландских горняков, содействуя его превращению в мощную организацию[95]. В этом же послании говорилось, что «коммунисты не должны останавливаться перед расколом профорганизаций при условии, что отказ от раскола будет равносилен отказу от проведения революционной работы в профсоюзах»[96]. В Москве явно надеялись, что пример горняков Шотландии и швейников Лондона приведет к появлению новых «красных» профсоюзов в Великобритании. Вместе с тем упоминание в этом документе конкретного «условия», при котором следовало приступить к созданию нового тред-юниона, свидетельствовало о том, что в Коминтерне не считали целесообразным безоглядное стремление к формированию любой ценой «красных» профсоюзов.

Представители Красного Интернационала профсоюзов в это время также уделяли повышенное внимание ЮМС. В начале 30-х годов руководители Профинтерна направили несколько инструктивных посланий руководителям «красного» тред-юниона шахтеров и Национальному движению меньшинства, в которых содержался ряд рекомендаций и замечаний, касающихся деятельности ЮМС[97]. В письме от 29 мая 1930 г., адресованном профсоюзу горняков, отмечалось, что, несмотря на благоприятные условия (экономический кризис), состояние дел тред-юниона неудовлетворительное, т.к. не наблюдается увеличение его численности[98].  В связи с этим руководители Профинтерна ставили перед ЮМС ряд задач, среди которых кроме необходимости «завоевания большинства шахтеров на основных важнейших шахтах», также подчеркивалась важность популяризации программы союза и подготовки кадров[99]. Касаясь последнего совета, представители Профинтерна рекомендовали ведущим коммунистам проводить специальные занятия для членов тред-юниона по следующим темам: «Стратегия забастовки», «Создание независимых органов борьбы», «Фашизация реформистских тред-юнионов», «Работа внутри социал-фашистских тред-юнионов» и некоторые другие[100]. Приведенная тематика занятий позволяет лучше представить главные направления деятельности, на которые Профинтерн ориентировал членов КПВ при работе в профсоюзах.

В этом же послании из Москвы содержался убедительный призыв ввести «жесткую политику расходов»[101]. «ЮМС должен немедленно предпринять меры для того, чтобы снизить расходы до уровня доходов, — говорилось в этом документе. — … Большая часть рутинной работы, которая сейчас оплачивается, должна быть переведена в сферу добровольной деятельности, что приведет к значительному улучшению финансов»[102]. Рекомендовался также и ряд других способов уменьшить расходы тред-юниона. Такое заинтересованное внимание к финансовому благополучию тред-юниона со стороны Профинтерна наводит на мысль, что и в 1930 г., как и в конце 1928 г., Москва оказывала финансовую поддержку «красному» тред-юниону горняков.

О наличии у ЮМС в начале 30-х годов немалых денежных средств свидетельствовала, в частности, разносторонняя организационная и пропагандистская активность ЮМС в это время. Тред-юнион Объединенных горнорабочих Шотландии проводил ежегодные конференции своего профсоюза, приглашая делегатов из различных частей Шотландии. Лидеры ЮМС издавали многотиражную газету, выпускали листовки, оказывали юридическую помощь и выдавали пособия своим членам, немалая часть которых были безработными[103]. Кроме того, у основателей «красного» тред-юниона хватало также средств и на то, чтобы вести работу женской секции союза, объединявшей жен горняков[104].

Руководители ЮМС организовывали также в разных уголках Шотландии районные конференции по проблемам угледобычи и труда шахтеров, в которых принимали участие все желающие[105]. Представители «красного» тред-юниона, проводя конференции и различные митинги, не скупились на резкие выпады в адрес лидеров Шахтерской федерации Великобритании, обвиняя их в сговоре с шахтовладельцами[106]. Кроме того, как требовала того коминтерновская новая тактика, основатели ЮМС регулярно выступали с резкой критикой всего руководства тред-юнионистского движения страны, а также лейбористского правительства[107].

В начале 30-х годов профсоюз шахтеров не ограничивался только названной выше деятельностью. В 1930-1932 гг. его представители руководили или принимали активное участие в нескольких крупных шахтерских забастовок в Шотландии[108]. Газеты КПВ «Уоркерз Лайф» и «Дейли Уоркер» регулярно описывали на своих страницах эти стачки, особо выделяя роль ЮМС[109]. Помимо этого, коммунистическая пресса уделяла немало внимания проведению ежегодных конференций «красного» тред-юниона горнорабочих и фактически рекламировала ЮМС как единственный профсоюз горняков, стоящий на классовых позициях[110].

Представители ЮМС, стараясь добиться поддержки большинства горняков, не только участвовали в забастовках и выступали с обличительными речами в адрес профсоюзного и лейбористского руководства, но и предпринимали конкретные шаги для того, чтобы по мере возможностей улучшить положение шахтеров. На нескольких шахтах ЮМС стал инициатором назначения Рабочих инспекторов, которые следили за условиями труда шахтеров[111].  Помимо этого, представители профсоюза нередко решали с администрацией шахт вопросы, возникавшие в тех случаях, когда шахтеров принуждали выполнять сверхурочную работу, незаконно увольняли или не в полной мере оплачивали труд горняков[112]

Организационная и пропагандистская деятельность ЮМС вызывала значительную обеспокоенность у тред-юнионистской бюрократии Великобритании. В 1929 г. в ходе работы ежегодного съезда Британского Конгресса тред-юнионов (БКТ) было принято решение, которое предписывало профсоюзным организациям (входившим в БКТ) устранить всех коммунистов с руководящих постов в тред-юнионах[113]. Не вызывает сомнения тот факт, что подобное решение было напрямую связано с возникновением ЮМС. В 1930 г. на конференции Шахтерской федерации Великобритании было высказано резкое осуждение деятельности «красного» тред-юниона; лидеры Федерации также призвали всех горняков бороться с «организациями, которые были созданы коммунистами и членами движения меньшинства»[114].

Противодействие представителей официального профсоюзного движения тред-юниону Объединенных горняков не ограничивалось только отмеченными призывами. К 1932 г. со всех шахтерских профсоюзов шотландских графств были списаны долги, которые они имели перед местной и национальной горняцкими федерациями[115]. Целью этого было стремление профсоюзных лидеров укрепить тред-юнионы и помочь им противостоять ЮМС.  Кроме того, в конце 1932 г. руководители Шахтерской федерации Великобритании, стремясь усилить свое влияние на севере Великобритании, провели специальную пропагандистскую кампанию в Шотландии, в результате чего им удалось несколько увеличилась численность профсоюзов в графстве Ланаркшир[116].

Помимо этого, как свидетельствовали представители КПВ, лидеры британского профсоюзного движения были озабочены избранием на должности Рабочих инспекторов сторонников ЮМС. В связи с этим они разослали инструкцию своим организациям, в которой говорилось о необходимости самим выбирать Рабочих инспекторов «для того, чтобы не допустить назначения боевых инспекторов»[117], т.е. сторонников ЮМС и КПВ. Таким образом, на протяжении почти всего времени существования «красного» профсоюза горняков ему практически постоянно оказывалось противодействие со стороны федерации британских шахтеров и БКТ. Подобная позиция авторитетных и влиятельных рабочих организаций не могла не затруднить расширения влияния и привлечения новых членов в тред-юнион Объединенных горняков Шотландии.

В период мирового экономического кризиса руководители III Интернационала не оставляли своим вниманием ЮМС, они видели в этом профсоюзе перспективное рабочее объединение, способное добиться значительных успехов в масштабах всей страны. В 1931 г. в одном из документов ИККИ, адресованных КПВ, говорилось следующее: «Превращение Красного тред-юниона в Шотландии в широкую массовую организацию, которая ведет за собой рабочих, является важной задачей при создании революционной профсоюзной оппозиции в Великобритании»[118]. Таким образом, пример деятельности ЮМС позволил коминтерновским лидерам надеяться на то, что в Британии есть реальная возможность для создания широкой по своему составу «революционной» оппозиции среди членов тред-юнионов. При этом формирование подобной оппозиции не было для руководителей III Интернационала самоцелью. В одном из документов Коминтерна, адресованном британским коммунистам, говорилось о необходимости «неутомимой организации массовых акций на фабриках, в тред-юнионах, биржах труда и т.д. с целью систематического разоблачения британского реформизма и одновременно с систематическим объяснением революционного выхода из кризиса»[119]. В другом послании Коминтерна, направленном КПВ в самом конце 1931 г., также говорилось о необходимости «систематически разъяснять вопросы о революционном выходе из кризиса»[120]. Лидеры британских коммунистов на страницах своей газеты «Дейли Уоркер», вторя рекомендациям из Москвы, публиковали в 1932 г. материалы о революционном преодолении кризиса[121].

Документальных свидетельств того, что в начале 30-х годов лидеры Коминтерна реально вели в Британии подготовку к «революционному выходу из кризиса» нет. Тем не менее, учитывая пристальное внимание руководителей III Интернационала к ЮМС и те надежды на создание широкой революционной профоппозиции в Британии, которые связывали в Москве с «красным» тред-юнионом, можно с большой степенью уверенности говорить о том, что в Коминтерне рассматривали деятельность  профсоюза Объединенных горняков Шотландии как важное звено в цепи событий, которые могли бы (в представлении лидеров международного коммунистического движения) привести к  «революционному» преодолению кризиса в Великобритании.

Однако, далеко идущим планам и надеждам руководителей Коминтерна в отношении ЮМС не суждено было осуществиться. Приведенные выше неоднократные призывы Москвы в начале 30-х годов увеличить количество членов и влияние ЮМС свидетельствовали не только о заинтересованности Москвы в активизации деятельности ЮМС, но и говорили о том, что руководителям «красного» профсоюза шахтеров никак не удавалось добиться заметного успеха. Это подтверждают данные, содержащиеся в документе руководителей КПВ, который был составлен в ноябре 1931 г. и направлен в Коминтерн. В нем говорилось, что в Ланаркшире отмечался слабый приток новых членов в ЮМС; в восточном Файфе работа тред-юниона была неудовлетворительной; в Эиршире, хотя тред-юнион горнорабочих и насчитывал тысячу членов, в целом организация и руководство были очень слабы[122]. В связи с этим лидеры компартии в Шотландии неоднократно призывали местных коммунистов способствовать активизации деятельности отделений ЮМС[123].

В 1933 г. количество членов «красного» тред-юниона горняков сократилось по сравнению с 1929–1930 гг. почти в три раза и составило 3,5 тысячи, из которых 30% были безработными. В 1933 г. ЮМС охватывал своим влияние в основном графство Файф, а также незначительную часть Ланаркшира[124]. После 1933 г. положение ЮМС продолжало ухудшаться, и в январе 1935 г. руководство профсоюза объявило о самороспуске тред-юниона, порекомендовав бывшим своим членам вернуться в традиционные профсоюзные организации[125].

Так завершилось существование «красного» тред-юниона горнорабочих, с деятельностью которого в Москве связывали большие надежды и далеко идущие планы. Подобные ожидания были вызваны, с одной стороны, изначальной переоценкой лидерами Коминтерна успехов коммунистов среди горняков Шотландии, а, с другой стороны, тем, что руководители III Интернационала, выдвигая различные проекты, явно находились в плену собственных политических доктрин и представлений и мало учитывали конкретные условия и особенности британского общества.

Несмотря на финансовую помощь «красному» тред-юниону горняков из Москвы и поддержку со стороны КПВ и Национального движения меньшинства, профсоюзу Объединенных горнорабочих Шотландии не удалось превратиться в массовую организацию и повести за собой большинство шахтеров севера Британии. Неудача ЮМС была обусловлена несколькими причинами. Одна из них заключалась в том, что среди британского пролетариата немалым авторитетом и доверием пользовались традиционные рабочие организации. Компартии Великобритании, следовавшей в фарватере политики Коминтерна, не удалось поколебать среди большинства шотландских горняков этих чувств. Немалую роль в этом сыграли не только отмеченные особенности британского рабочего класса, но также и проведение в конце 20-х – начале 30-х годов лидерами Коминтерн (а вслед за ними и руководством КПВ) так называемой новой тактики, одной из характерных черт которой была резкая критика профсоюзного и лейбористского руководства как пособников буржуазии и «социал-фашистов». Такая политика не могла не оттолкнуть часть организованных рабочих не только от КПВ, но и от руководимого коммунистами тред-юниона горняков. Кроме того, противодействие «красному» тред-юниону со стороны профсоюзной бюрократии Британии также сыграло определенную роль в ослаблении ЮМС. В целом все перечисленные выше причины способствовали тому, что тред-юнион Объединенных горнорабочих Шотландии не смог добиться успеха и претворить коминтерновские планы в жизнь. Неудача ЮМС, а также те изменения, которые произошли в политике III Интернационала в середине 30-х годов, привели к тому, что после1935 г. лидеры Коминтерна значительно меньше, чем на рубеже 20–30-х годов, уделяли внимания Шотландии и всей деятельности английских коммунистов на севере Британии.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Cambell R.H. The Rise of Industrial Society. Scotland since 1707. NY, 1965. P. 299. Общей численности всего населения Великобритании на рубеже 20-30-х годов составляла около 45,4 млн человек.

[2]  Cambell R.H. Op.cit. P. 249-250.

[3] Шоп-стюарды — фабрично-заводские старосты. Как правило, они вели переговоры с руководством предприятий от имени всех рабочих, занятых на производстве и входящих в различные тред-юнионы.

[4] Независимая рабочая партия возникла в 1893 г. Ее представители принимали активное участие в создании Лейбористкой партии Великобритании (ЛПВ). До 1932 г. Независимая рабочая партия была составной частью ЛПВ, находясь на ее левом фланге.

[5] Второй Конгресс Коминтерна. М., 1921. С.620, 622.

[6] Там же С. 620.

[7] Российский государственный архив социально-политической истории. Фонд 495, опись 100, дело 522, лист 28. (Далее: РГАСПИ. 495-100-522 Л. 28)

[8] РГАСПИ. 495- 100-522 Л. 27. По количеству членов партии Шотландия делила второе место (после Лондона) с Южным Уэльсом.

[9] РГАСПИ. 495- 100-522 Л. 29.

[10] РГАСПИ. 495-100-503 Л. 102.

[11] РГАСПИ. 495-100-522 Л. 15.

[12] Там же. Л. 37

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Там же. В 30-е годы в Районный партийный комитет входило 25-30 человек.

[16] РГАСПИ. 495-72-157 Л. 4.

[17] РГАСПИ. 495-100-522 Л. 37

[18] РГАСПИ. 495-72-157 Л. 4.

[19] РГАСПИ. 495-100-522 Л. 36.

[20] Зубок Л. Раскольническая политика профбюрократии и новые союзы. // Красный Интернационал профсоюзов.

1929 г. N 6. С. 424.

[21]  The Post-War History of the British Working Class. L., 1937. P. 184.

[22] Матюнин Н.Э. У. Галлахер и английская политика Коминтерна. М., 1992. С. 128.

[23] РГАСПИ. 495-100-482 Л.21.

[24] Цит. по: Розенфельд О., Златопольский И. Коминтерн и профсоюзы. Киев, 1932. С. 98.

[25] А. Лозовский — в 1927-1939 гг. был кандидатом в члены ЦК ВКП(б), с 1922 г. — член Исполнительного Комитета Коминтерна (ИККИ) от Профинтерна, с 1926 г. — член Президиума ИККИ, в 1928-1935 гг. — член Политсекретариата ИККИ. РКП(б) — Российская Коммунистическая Партия большевиков в 1925 г. была переименована во Всесоюзную Коммунистическую Партию большевиков — ВКП(б).

[26] Матюнин Э. Уильям Галлахер и английская политика Коминтерна (1919-1943). М., 1992. С. 127.

[27] История профсоюзного движения за рубежом. М., 1962. Ч. 1. С. 342.

[28] Там же. РГАСПИ 495-100-645 Л. 295. В 1932 г. в рядах НДМ насчитывалось только 700 членов.

Адибеков Г.М. Профинтерн: политика коммунистов в профсоюзном движении. М., 1981. С. 91.

[29] Коммунистический Интернационал в документах. 1919-1932. М., 1933. С. 746-747.

[30] Новая тактика английской компартии. М., 1928. С. 138-139.

[31] Там же. С. 140-141.

[32] РГАСПИ. 508-1-56 Л. 6. Представителями левого крыла часто называли участников Движения меньшинства, которые, действуя совместно с коммунистами, формировали левую оппозицию внутри в официального профсоюзного движения Британии.

[33]  РГАСПИ. 495-100-482 Л. 17-21.

[34]  Там же Л. 21.

[35] РГАСПИ. 495-100-552. Л. 26.

[36] Там же. Л. 27

[37] Там же. Л. 28. Клайдсайд — промышленный район на юго-западе Шотландии.

[38] Там же. Л. 27.

[39] Коммунистический Интернационал в документах. 1919-1932. С. 746.

[40] РГАСПИ.  495- 100- 552 Л. 28

[41] Там же.

[42] Там же.  Л. 29.

[43] РГАСПИ. 534-7-43 Л. 193.

[44] Там же. Л. 192.

[45] РГАСПИ. 495-100-503 Л. 103.

[46] Там же. Л. 100-101.

[47] Там же.

[48] Там же. Л. 101.

[49] Там же.

[50] Там же.

[51]  РГАСПИ. 534-7-43 Л. 193.

[52] Там же.

[53] Там же. Л. 192.

[54] Там же.

[55] РГАСПИ. 508-1-70 Л. 1.

[56] Там же. 

[57] Там же. 

[58] РГАСПИ. 495-100-552 Л. 26-27.

[59] РГАСПИ. 495-100-604 Л. 45.

[60] Там же. Л. 51.

[61] Там же.

[62] Там же.  Л. 54.

[63] Там же.  Л. 51.

[64] Грюнфельд К. Буржуазия в борьбе с безработицей Англии. // Красный Интернационал профсоюзов. N 1, 1929. С.43.

[65] РГАСПИ. 495-100-604 Л. 51.

[66] Там же.  Л. 53, 55.

[67] РГАСПИ. 534-6-16 Л. 69.

[68] Там же.

[69] РГАСПИ. 534-6-16 Л. 70.

[70] Там же.

[71] РГАСПИ. 495-100-552 Л. 123; 495-20-37 Л. 19-20.

[72] The Worker, 1929, 19 April.

[73] Workers’ Life, April 19, 1929. 

[74] Ibidem.

[75] Hutt A. The Post-War History of the British Working Class. L., 1937. P. 184.

[76] РГАСПИ. 534- 6- 17 Л. 102, 107. 

[77] РГАСПИ. 534- 7- 46 Л. 12.

[78] РГАСПИ. 495-100-552 Л. 38.

[79] Class against Class. The General Election Programme of the Communist Party of Great Britain. 1929. P. 8.

[80] РГАСПИ Ф. 495- оп. 100.  Д. 604. Л. 29-33. Пять кандидатов от КПВ в ходе выборов 1929 г. были представлены в Лондоне, три — в Южном Уэльсе, остальные в других городах и промышленных районах Британии.

[81]  Workers’ Life, 10 May 1929.

[82] Daily Herald, June 1, 1929.

[83]Убедительная победа Адамсона отчасти объясняется и тем фактом, что он занимал место в парламенте от Западного Файфа на протяжении почти 10 лет с 1910 г. 

[84] Daily Herald, June 1, 1929.

[85] РГАСПИ. 534-6-16 Л. 126.

[86] Там же. Л. 127.

[87] Workers’ Life, 4 Oct 1929.

[88] Ibidem.

[89] Ibidem.

[90] Трухановский В. Новейшая история Англии. М., 1958. С. 176-177. Taylor A. English History. 1914-1945. Oxford 1992. P. XXIV.

[91] Cambell R.H. The Rise of Industrial Society. Scotland Since 1707. NY, 1965. P. 271. RaitR. Scotland. L., 1975. P. 212. Меньше, чем в 1932 г. в Шотландии добывалось угля только в 1921 г. и в 1926 г.

[92] Rait R. Scotland. P. 212.

[93] РГАСПИ. 495- 72- 157 Л. 1, 2.

[94] РГАСПИ. 495-100-552  Л. 81.

[95] Там же.  Л. 123.

[96] Там же.  Л. 122.

[97] РГАСПИ. 534-6-17 Л. 102-104, 107, 154.

[98] Там же. Л. 102.

[99] Там же. Л. 102-103.

[100] Там же. Л. 103.

[101] Там же. Л. 104.

[102] Там же.

[103] РГАСПИ. 534-7-56 Л. 129 Daily Worker, December 2, 1930. Большая советская энциклопедия. Отв. ред. О.Ю. Шмидт. М., 1933 г.  Т. 62 . С. 606-607. 

[104] РГАСПИ. 534-7-56 Л. 95. Большая советская энциклопедия.  Т. 62 . С. 606-607.

[105] Daily Worker, November 22, 1930.

[106] Daily Worker, October 13, November 14, 1930.

[107] Daily Worker, October 13, 14, December 9, 1930.

[108] Daily Worker, December 1-4, 1930. January 14, Feb 6, Apr 13, 1931. Большая советская энциклопедия.  Т.62  С. 606-607.

[109] Daily Worker, January 6, 14, February 6, April 13, 1931. Workers’ Life, October 4, 1929.  Daily Worker, November 14, December 2, 5, 9, 1930.

[110] Workers’ Life, April 19, October 4, 1929, Worker, April 19, 1929, Daily Worker, October 13, 14, November 22, 1930.

[111] РГАСПИ.  534- 7-56 Л. 128, 93.

[112] Там же. Л. 138-141, 147, 162, 172.

[113] История профсоюзного движения за рубежом. М., 1962. Ч. 1. С. 352.

[114] Martin. R. Communism and the British Trade Unions. 1924-1933. A Study of the National Minority Movement. Oxford, 1969. P. 128.

[115] РГАСПИ. 534-7-56 Л. 129.

[116] Там же.

[117] Там же. Л. 93.

[118] РГАСПИ. 495-20-37 Л. 178

[119] РГАСПИ. 495-100-552 Л. 170

[120] РГАСПИ. 495-20-37 Л. 15.

[121] Daily Worker, September 12, 1932.

[122] РГАСПИ. 495-72-145 Л. 96-98.

[123] Там же. Л. 94-97.

[124] РГАСПИ. 534-7-56 Л. 128.

[125] Martin R. Op. cit. P. 129.

 

Об авторе:

Александр Юрьевич Прокопов — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории Российской академии наук.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика