Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Ирина Алкснис
14 ноября 2016

Кнут независимости. Равнодушие и невмешательство России как средство против недружелюбных лимитрофов

История народов России Сверхновая история

В публикациях на нашем портале мы постоянно с одобрением и оптимизмом отмечаем идеологию проекта мироустройства (во многом – интуитивную), которую Россия предлагает современному миру. Это идеология «взаимного суверенитета» – то есть мы признаём за каждым своим партнёром безусловное право самостоятельно решать свою судьбу и выстраиваем диалог именно с этих взаимоуважительных позиций.

Однако вот ведь какая штука с этим суверенитетом: он не только право, но и обязанность. Не только пряник но и кнут. И кнут этот может очень больно ударить.

Вот коллеги недавно рассуждали о том, что сознательная суверенизация «национальных окраин» (или лимитрофов, попросту говоря) – это объективная историческая традиция России, которая в нынешнем веке из разряда «доброй воли» или «рациональной необходимости» перешла в разряд геополитического принципа. Но принцип этот не для всех одинаково полезен.

***

Дежурным поводом для написания данного текста стала очередная статья в очередном прибалтийском СМИ с привычной мантрой «русские идут». Недосуг искать конкретный первоисточник, простите – если не лень, сами можете зайти на любой домен этого региона. Если лень – просто поверьте на слово. Собственно, этой теме посвящена существенная часть публикаций и выступлений СМИ в странах, расположенных по западной границе России.

В государствах Прибалтики модно причитать о двух типах опасностей. Первое причитание – и пользующееся наибольшей популярностью – вангует о непосредственно военной угрозе и неизбежном скором въезде русских на узкие улочки средневековых прибалтийских городов на танках и ездовых медведях (если, разумеется, не предпринять срочных оборонительных мер).

Второе причитание – и исповедующие его гордятся своей адекватностью – обещает, что Кремль использует пресловутую «мягкую силу», чтобы вернуть прибалтийские государства в сферу своего влияния. Речь идёт о банальной покупке политиков и чиновников вплоть до победы на выборах пророссийских политических сил (тем более, что в общественном мнении и впрямь наблюдаются тревожные в этом отношении подвижки).

Однако на самом деле все эти алармисты гораздо более здравы и реалистичны, чем следует из их причитаний. Правда в том, что этими текстами они пытаются предупредить или хотя бы «заговорить», настоящую угрозу, которая исходит от России их странам. А таковой угрозой является полное равнодушие и игнорирование.

***

По сути, последнее десятилетие в региональной (евразийской) политике России неспешно, но последовательно и неуклонно выстраивается качественно новое отношение страны к своим соседям.

Исторически (и по сей день на самом деле) Россия одержима собственной безопасностью, а также решением геополитических задач по доступу страны к тем или иным ключевым для нас регионам мира. За предыдущие столетия российским государством был выработан классический и всем известный алгоритм решения данной задачи – территориальная экспансия. Россия упорно, не считаясь с затратами и потерями, веками расширяла свою территорию, как можно дальше отодвигая границы от столицы (вернее, столиц) и сердцевинных территорий.

Если в самом этом процессе нет ничего из ряда вон выходящего (все остальные государства действовали аналогично, просто успехи в большинстве случаев были куда меньше), то у России экспансия сопровождалась специфическим, если не сказать уникальным феноменом. Мы активно вкладывались с развитие окраин – и культурно, и экономически. Причём зачастую ускоряли это развитие за счёт сердцевинных русских территорий – особенно по части развития экономического.

О причинах такого подхода – духовность это наша уникальная или же трезвый расчёт, что кормить и развивать дешевле, нежели принуждать, – можно долго спорить.

Как бы то ни было, после нескольких веков такой политики, которая достигла своего апофеоза в советские времена, это привело к вполне закономерному результату: у пограничных территорий – особенно по ключевым направлениям (Запад и Юг) – сформировалось устойчивое ощущение своей незаменимости и запредельной значимости для России. Следствием стало известное всем пренебрежительное, а то и презрительное отношение к России, вылившееся в политику шантажа и выкручивания рук, которую можно было наблюдать все 1990-е и 2000-е.

В итоге это привело к тому, что Россия кардинально сменила стратегию действий в отношении соседей.

Поначалу, в первые путинские годы (да даже и до совсем недавних пор), это было почти незаметно, и в адрес руководства страны сыпалась жёсткая критика: мол, оно «сюсюкает» с русофобскими режимами на наших границах. Пока вдруг в последнее время не выяснилось, что негромкие и вроде незначительные отдельные шаги на протяжении многих лет вдруг обернулись действительно масштабными последствиями. И вот уже прибалтийский бизнес криком кричит и заламывает руки, поскольку широкий поток транзита, двадцать лет щедро питавший экономику этих стран, ныне превратился в тоненький ручеёк, который, того и гляди, совсем пересохнет.

Так что же произошло?

***

А произошла очень простая вещь. Россия действительно сменила стратегию взаимоотношений с соседями, да и со всем остальными «международными партнёрами», к слову. На место традиционной политики большого количества «пряников» с редкими «кнутами» пришла политика симметрии. Мол, раз уж вы нас так ненавидите, то и мы считаем некорректным лезть к вам со своей любовью и предлагающимися к ней выгодами.

Конечно, поначалу гражданское общество даже собственно в России пребывает по этому поводу в расстройстве: кто-то недополучает любимых рижских шпрот, кто-то переживает, что тбилисские родственники остались без работы («Путин предал соотечественников!»). А кое-кто и вовсе теряет прибыли со многими нулями в нерусских деньгах.

Этому всему можно по-человечески посочувствовать.

Но есть и другой эффект.

У кого в России нет шпрот и прибылей – от таких «кнутов» испытывают чувство справедливости. А потерпевшие соседи со временем понимают: любой антироссийский шаг, даже незначительный и отыгранный впоследствии, при симметричном ответе России влечёт за собой долговременное системное ухудшение для недружелюбной страны.

Классикой можно считать запрет на поставки грузинских вин в Россию. Когда это произошло, грузинские вина занимали доминирующие позиции на российском рынке. Запрет снят уже более трёх лет, но грузинская винная отрасль так и не оправилась, похоже надолго, если не навсегда потеряв позиции на своем некогда главном рынке, приносившем колоссальные прибыли. И это стало результатом всего лишь одного административного решения российского государства десятилетней давности. Обратите внимание: сама Россия от этого, в общем, ничего не потеряла – от недоперепою никто из наших граждан не умер, обошлись винами южноамериканскими, южноафриканскими, европейскими да кубанскими и крымскими.

В наиболее жёстком виде этот феномен ныне проявляется в политике России на Украине. Текущий разрыв экономических связей гарантирует, что Украине не поднять свою промышленность, даже если там через какое-то время сменится режим на пророссийский. У России вовсю запускаются предприятия, замещающие бывших украинских поставщиков. Индустрия Украины обречена на деградацию и умирание – с соответствующими последствиями для страны.

Ведь в условиях взаимопризнания суверенитета и в условиях современных демократических процедур про- или антироссийскость режима – величина сиюминутная. Вот, допустим, на следующих выборах в какой-нибудь Латвии победят пророссийские силы – и что? Это, увы, никак не повлияет на дальнейшее экономическое угасание и депопуляцию этой территории – потому что стратегические решения уже приняты и реализованы. Россия развивает собственную портовую инфраструктуру на Балтике и создаёт новые логистические маршруты. Вкладываться в возвращение к старым даже при изменении политического климата никто не будет. Текущие негативные тренды для конкретного государства продолжатся.

Фактически прямо сейчас сразу очень многие страны получают важный урок – кто на личном опыте, кто наблюдая за другими: даже один антироссийский шаг, который вызовет ответ России, может повлечь собой негативные последствия, которые будут длиться даже не годы, а десятилетия, даже после возвращения добрых отношений с Россией. Улучшения возможны, но ситуация больше никогда не будет так хороша, как была прежде.

Кое-кто уже явно усвоил полученный урок. Во всяком случае, взвешенная политика Грузии последних лет внушает сдержанный оптимизм.

Однако вряд ли стоит рассчитывать на повсеместное и постоянное здравомыслие постсоветских и постсоциалистических элит. А значит с неизбежностью то там, то тут будут совершаться антироссийские выпады, а за ними будут следовать ответ России, в который будет заложен долговременный негативный эффект.

***

В результате уже через несколько десятилетий Россия окажется окружена поясом бедных, обезлюдевших, никому (в первую очередь ей самой) геополитически не интересных государств. А как показал украинский кризис, то, что в этом регионе не интересно России, теряет свою привлекательность для её геополитических конкурентов.

В результате главный вопрос российской государственности – вопрос о национальной безопасности – в этом аспекте решится сам собой.

А если нет разницы, зачем платить больше?

От редакции. При этом надо понимать, что речь идёт только о ближайшем, первом шаге, на котором история не заканчивается. Уже на втором шаге неизбежная деградация государственности недружелюбных лимитрофов становится для сердцевинной России источником разных гуманитарных угроз – от вынужденной миграции до банального терроризма. Современная Украина – показательный тому пример. Так что рано или поздно нам опять придётся заниматься обустройством, а то и заселением обезлюдевших и обнищавших территорий по периметру исторической России. Но это будет уже следующая эпоха.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика