Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом

Как обрить «старую гвардию». К 295-летию «бородатого налога» Петра I


В этот же день в 1912 году:
Ленский расстрел

17 апреля 1722 года указом Петра I был в очередной раз подтверждён налог на бороды.

Алишер Усманов на прошлой неделе опроверг информацию о том, что перестал быть налоговым резидентом России (несмотря на то, что формальные поводы для этого у него были). Бизнесмен подчеркнул, что все личные налоги он платил и платит в доход российского бюджета. Что и говорить – редкая сознательность.

Сегодня, когда мы справляем 295-ю годовщину упорного желания Петра I финансировать свои реформы за счёт чужих бород, стоит поговорить о том, что в общем дело обстоит так: либо государство обновляет элиты и заставляет «старую гвардию» раскошелиться, либо это будет делать кто-то другой.

Золотые бороды

Вообще налог на ношение бороды – одна из самых ранних и известных «малых реформ» Петра. Первый бородовой знак (свидетельство об уплате налога) датируется 1699 годом, а сам указ о бритье бород вышел в 1698-м. Таким способом молодой царь собирал деньги на Северную войну.

Но уже с 1705 года налог был введён на постоянной основе и надолго пережил своего автора – отменили его лишь при Екатерине II, в 1772 году. С тех пор запрет на «бесплатное» ношение бороды, за исключением духовенства, неоднократно подтверждался указами. Последний раз как раз в апреле 1722 года.

Насколько в России XVIII века было затратно быть ламберсексуалом? Ставка сильно зависела от социального статуса носителя. Знать – по 60 рублей в год, купцы – 60-100 рублей, мещане – 30 рублей. С 1715 года стали брать со всех по 50 рублей (за фунт говядины в Петербурге в 1718 году просили 1,5 копейки, а 30 рублей составлял годовой оклад стрельца). Крестьяне платили «копейку с бороды» при въезде в город, то есть растить бороду в деревне можно было бесплатно.

Отсюда вывод первый: целью налога были в основном горожане привилегированных сословий.

Менее известно, что Пётр I не единственный, кто наживался на бородах своих подданных. Более того, он даже не первый. Так Генрих VIII ввёл такой налог в Англии в 1535 году, а затем его дочь продолжила эта практику. Во Франции примерно тогда же таким налогом обложили духовенство. Таким образом, Россия, хоть и с запозданием, двигалась в русле общеевропейской политики обогащения на бородачах.

Почему платили? Церковные каноны прямо не предписывали ношение бород, однако бритьё порицали, о чём говорится, в частности, в правилах Шестого Вселенского собора. Кстати, священники невольно выступали союзниками Петра, поскольку поголовно отказывались благословлять бритых. Соответственно, поступления в казну не иссякали. Поэтому-то наследники Петра I, в целом распустившие дворянство поблажками, упорно отказывались отменять «бородатый налог». Хотя просьбы в той или иной форме поступали постоянно, взять хотя бы ломоносовский «Гимн бороде»:

Если кто невзрачен телом
Или в разуме незрелом;
Если в скудости рождён
Либо чином не почтён,
Будет взрачен и рассуден,
Знатен чином и не скуден
Для великой бороды:
Таковы её плоды!

Впрочем, дело не только в деньгах. Во-первых, порядок выделял горожан в совершенно особую категорию. Во-вторых, помогал Петру формировать новое дворянство. Звания, знатность, почести – всё это им только предстояло заслужить: получить образование, поступить на гражданскую или военную службу (и ту, и другую Пётр I активно реформировал). Бритый подбородок в этом смысле был простейшим маркером: готов ли боярский сын делом заняться или собирается в Боярской думе бороду отращивать. Впрочем, в 1700 году не стало уже и думы, хотя ещё несколько лет, по инерции, совещания Петра с боярами продолжались.

Неочевидные параллели

Иными словами, налогообложение бород говорит нам о том, что вечной элиты для государства не существует, как не существует и вечных привилегий этой элиты.

Осенью 2016 года, выступая на «Форуме действий», Владимир Путин затронул тему ЮКОСа. В частности, он рассказал, что за эти деньги тогда, в середине 2000-х, достроили ряд инфраструктурных проектов, начатых ещё в 1980-е; вложили средства в расселение аварийного жилья (то есть влили инвестиции в строительную отрасль); создали корпорацию «Роснано».  

Временами отечественные элиты просто поражают своей понятливостью. По крайней мере, за последующие полтора десятилетия сложно вспомнить аналогичный пример такого бескомпромиссного восстановления законности. Вторым ЮКОСом быть никому не хочется, поэтому все покорно платят налоги, хотя и сетуют периодически, что слишком уж много родное государство себе забирает.

Родное государство, между тем, одной рукой забирает, а второй – отдаёт. Свободные экономические зоны на Дальнем Востоке, территории приоритетного развития – в России хватает мест, где можно сэкономить на налогах вполне законно, без применения сомнительных схем.

Или вот пример. Ещё в 2013 году совладелец «Ростсельмаша» объяснял Путину, почему в России невыгодно выпускать трактор, а в Канаде выгодно. Между тем, в начале марта этого года производство трактора марки Versatile было переведено из Канады в Ростов, до конца года планируется выпустить 500 штук. Часть из них машиностроители Ростова уже предлагают агропредприятиям Крыма.

К чему это всё? А вот к чему. Что в XVIII веке, что сегодня Россия существует в противоборстве старых и новых элит. Прежние привыкли носить бороды и быть миноритарными акционерами государства через механизм Боярской думы. Нынешние, в общем, тоже привыкли быть миноритарными акционерами, просто дума та теперь называется РСПП. Есть в ней свои «думные дьяки» и «думные дворяне» (Иван Грозный начал вводить в думу неродовитых, но толковых дворян и священнослужителей). А есть такие, кто в 1990-е удачно приватизировал, а в 2000-е вовремя понял, куда дует ветер. И теперь они смирно платят свой «налог с бороды», в своём кругу поругивают нынешнее руководство за попрание прежних вольностей и ждут нового «царя», с которым можно будет передоговориться. История – она, как правило, об одном и том же.

Интрига тут только в одном. Успеет ли новый бизнес окрепнуть настолько, чтобы, когда придёт время, не дать произойти этому вот передоговору. Тем более, что пользы от такого передоговора нет, один вред. Поговорка Наполеона про свою и чужую армию тут вполне уместна.

И вот ещё что. Недавно ряд членов РСПП выговорил себе привилегию: возврат налогов для тех, кого затронули санкции, введённые США и ЕС с 2014 года. Законопроект вызвал живое обсуждение (и возмущение). Тут нужно обращать внимание не только на законопроект, но и на ситуацию в мире. Не 1699 год, конечно, не канун Северной войны. Но отдалённо напоминает. Поэтому всё, что они вернут, отдадут обратно и даже в большем масштабе. Думается, вопрос косвенного налогообложения крупного бизнеса возникнет уже к концу года.

А уж как новый налог назвать – история придумает. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Государственные,политические,социальные институты

0 Комментариев


Яндекс.Метрика