Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
28 сентября 2016

Как не угодить мировым державам. К 77-летию договора о дружбе с Германией

Сегодня в прошлом

28 сентября 1939 года был подписан договор о дружбе и границе с Германией.

Иосиф Давыдович Кобзон своим недавним высказыванием о Крыме напомнил нам всем смысл понятия «государственные интересы»: решение может повлечь финансовые потери, осуждение. Однако государство поступает так не потому, что так выгодно, а потому, что правильно.

Сегодня, когда мы справляем 77-ю годовщину такого невероятного с позиций сегодняшнего дня соглашения, стоит поговорить о том, что государственные интересы – это то, что представляют для России полезным и правильным в Москве. А не в любой другой столице.

23 августа и 28 сентября

Договор от 28 сентября по большому счёту является продолжением (или следствием) пакта Молотова-Риббентропа от 23 августа того же года, а потому известен и демонизирован значительно менее, чем его предшественник. Между тем, казалось бы, всё должно быть наоборот.

В августе 1939 года пакт был подписан с главой МИД агрессивной, однако ещё не воюющей Германии (если не считать войной ультимативное поглощение Австрии и части Чехословакии). Через месяц с небольшим те же Молотов и Риббентроп подписали договор, в котором:

1. Утвердили новую советско-германскую границу и зафиксировали установление суверенитета над бывшими территориями Польши: «Правительство СССР и Германское правительство после распада бывшего Польского государства рассматривают исключительно как свою задачу восстановить мир и порядок на этой территории и обеспечить народам, живущим там, мирное существование, соответствующее их национальным особенностям… устанавливают в качестве границы между обоюдными государственными интересами на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе».

2. Договорились о порядке обмена переселенцами.

3. Договорились о недопущении «...на своих территориях никакой польской агитации, которая действует на территорию другой страны».

4. Достигли соглашения о включении Литвы в сферу интересов СССР: «...территория Литовского государства включается в сферу интересов СССР, так как с другой стороны Люблинское воеводство и части Варшавского воеводства включаются в сферу интересов Германии».

Главное, что отличает второй договор от первого: он заключён с государством, находящимся в состоянии войны с другими европейскими державами (Великобритания, Франция) с начала сентября 1939 года и объявленном ими агрессором. Но начать всё же следует с Польши.

Не совсем раздел

Оба вышеупомянутых договора (пакт от 23 августа и договор о дружбе и границе) в польской историографии рассматриваются как раздел Польши между СССР и Германией и неофициально называются «пятым разделом» (до этого три раздела в конце XVIII века и Венский конгресс 1815 года). Постепенно слово «раздел» обосновалось и в отечественной публицистике, хотя основания для этого притянуты за уши. Так, если отторжение Бессарабии Румынией СССР не признал и в нужный момент подтвердил своё непризнание действием (возврат Бессарабии в 1940 году), то вопрос спорных территорий между СССР и Польшей регулировал Рижский договор (1921), согласно которому стороны обязывались не вести враждебной деятельности в отношении друг друга. Сами поляки его не слишком усердно исполняли, однако дело не в этом.

А дело в том, что к 17 сентября Польша фактически перестала существовать как субъект международного права, а его правительство, едва узнав о приходе Красной армии, уже тем же вечером перешло польско-румынскую границу. Поэтому т.н. Польский поход РККА лишь зафиксировал новую политическую реальность. Тем более, что последующее соглашение Майского-Сикорского (заключено между правительством СССР и правительством Польши в изгнании; отменяло договор от 28.09.1939 в части, касающейся Польши, восстанавливало дипломатические отношения между СССР и Польшей, оговаривало порядок создания и комплектования армии из граждан Польши, интернированных в СССР после сентября 1939 года) показало, что СССР не является противником польской государственности.

Литва

Об упомянутом в договоре прибалтийском векторе ещё за пять лет до него исчерпывающе высказался Карл Радек: «Созданные Антантой балтийские государства, которые выполняли функцию кордона или плацдарма против нас, сегодня являются для нас важнейшей стеной защиты с Запада».

Тем забавнее, что именно СССР всю вторую половину 1930-х пытался как-то устроить будущность «Балтийской Антанты», последовательно предлагая систему коллективной безопасности (гарантирующую защиту этому самому кордону/плацдарму) Польше, Германии, Франции. По разным причинам, и тем не менее: уже к концу лета 1939 года было очевидно, что или Прибалтика становится зоной влияния СССР, или отходит Третьему Рейху. Польша, как было выше указано, перестала что-либо кому-либо гарантировать ещё 17 сентября, а Франция не слишком торопилась выполнить свои союзнические обязательства. Где уж надеяться на её заступничество в отношении Литвы и её соседей.

Зачем нам «договор с агрессором»

Тут и вовсе просто. Все довоенные усилия дипломатии Великобритании и Франции, по сути, сводились к тому, чтобы заставить нас взять на себя труд умиротворения Германии. Однако ни в довоенной реальности, ни в конце сентября 1939 года не существовало Германии как абсолютного зла и её безусловно праведных оппонентов. То есть не совсем понятно, зачем бы Советский Союз решил помогать одним капиталистам забороть других капиталистов.

К тому же сама германо-польская война рассматривалась не как новая страница в истории Европы, а как продолжение и пересмотр результатов разборок Первой мировой. Из которой, напомним, Россия вышла, объявив, что участие в войне более не соответствует нашим государственным интересам. Равно им не соответствуют и представления европейских держав о том, как мы должны поступать в европейских делах. Хотя в них же нам отводится роль неравноправного партнёра и расходного материала.

В этих двух предложениях – итог примерно десяти лет попыток включить СССР в мир Версаля и на условиях Версаля.

Однако СССР всё больше интересовался не интересами Версаля, а интересами СССР.

Как раз они-то и являются ключевым моментом не только для понимания сути обоих соглашений, заключённых с Германией в 1939 году, но и для их бесчисленных трактовок, наросших как полипы на дне корабля за 77 лет.

***

Больше и дольше всего Россию критикуют за те политические шаги, которые на 100% отвечают её государственным интересам. А сопровождающая эту критику пышная риторика – только полипы. 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика