Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
5 июня 2016

Ещё одна Украина, которая не стала государством. К 97-летию ссоры большевиков с Махно

100-летие Революции История народов России Сегодня в прошлом

6 июня 1919 года Нестор Махно объявлен Красной Армией вне закона «за развал фронта и неподчинение командованию».

Как легко заметить, среди покойников, спешно поднятых текущим украинским руководством из могил на борьбу с русской роднёй, кое-кого не хватает. Есть Петлюра, есть Бандера, есть даже Мазепа, — но нет единственного персонажа, который понимал свободу не как возможность «лечь под европейского спонсора» и старался последовательно, в силу умения и разумения, отстаивать интересы тех, за кого воевал.

Сегодня, когда мы справляем 97-летие первого разрыва большевиков с армией Нестора Махно, – об этом стоит поговорить.

Махно и Вольная территория

Фигура Нестора Махно выделяется среди прочих атаманов Гражданской войны по ряду причин. Во-первых, он не просто атаман, а «атаман идейный» – член анархического «Союза вольных хлеборобов» с 1906 года, экспроприатор, террорист, приговорённый к бессрочной каторге. Во-вторых, несмотря на анархические взгляды, единственный, кому удалось организовать и некоторое время поддерживать квази-государственную Вольную территорию (районы современных Донецкой, Запорожской, Днепропетровских областей Украины).

После Февральской революции Махно был освобождён из тюрьмы, вернулся на родину (сегодня – Гуляйпольский район Запорожской области), где был выбран председателем Гуляйпольского крестьянского союза (затем Совета рабочих и крестьянских депутатов). В этом качестве объявил себя комиссаром района, разоружил помещиков и буржуазию, подготовил проведённую осенью экспроприацию церковной и помещичьей земли. Решение земельного вопроса сразу же обеспечило ему лояльность и поддержку крестьян.

После оккупации территории нынешней Украины немецкими и австро-венгерскими войсками (1918 год) Махно перешёл к вооружённому сопротивлению. Созданная им Революционная повстанческая армия Украины (РПАУ) действовала в период 1918-1921 гг и насчитывала в разные периоды от нескольких до ста тысяч человек.

Проблема государства вообще является ключевой для понимания роли Махно в событиях 1917-1921 годов. Как мы знаем, в это время на территории современной Украины существовало как минимум три версии потенциальной государственности:

– украинская, последовательно представленная УНР, Украинской Державой (Скоропадский), снова УНР, а параллельно ещё Западноукраинской республикой;

– белогвардейская, предполагавшая восстановление государственности, зафиксированной Февралём 1917 года;

– Советская, соответственно, декларированная Октябрьской революцией (к ней можно также отнести Донецко-Криворожскую республику).

Логично, что в отношении к каждой из них у Нестора Махно было сформировано отношение, зависящее от совпадения взглядов на ключевые вопросы. Главным из них был, конечно же, вопрос земли.

УНР

Открыто о конфликте с УНР Махно объявил в декабре 1917 года: съезд Советов Гуляйполя вынес резолюцию «Смерть Центральной Раде!».

К моменту оккупации Вольной территории силами Австро-Венгрии (апрель 1918 года) УНР временно перестала существовать. Махно перенёс противостояние на правительство Скоропадского и войска Австро-Венгрии (активно – с июля 1918 года). После восстановления УНР (конец 1918-го) немедленно вступил в конфликт с ней. Основные конфликтные моменты Махно с украинским проектом государства – земельный вопрос и национализм.

При этом дважды (конец 1918 и середина 1919 годов) Махно шёл на заключение ситуативного союза с Петлюрой. Причины? Во-первых, оружие и боеприпасы, РПАУ испытывала постоянный дефицит того и другого. Во-вторых, общий враг – Белое движение.

Впрочем, сам Махно словом и делом доказывал, что союз не только ситуационный, но и фиктивный. В первый раз махновцы, получив оружие и припасы, обманом отбили у петлюровцев Екатеринослав, во второй – собирались поступить с Петлюрой как ранее с атаманом Григорьевым (арестовать на переговорах и расстрелять).

Белая гвардия

Добровольческая армия и армия Всевеликого Войска Донского, объединившиеся в 1919 году в Вооружённые силы Юга России (ВСЮР), для Махно были однозначным антагонистом («Главный наш враг, товарищи крестьяне, – Деникин»). Здесь идеология смешивалась с личными отношениями: для Махно лидеры Белого движения были прямыми наследниками тех, с кем он как анархист боролся с 1906 года (хотя строго говоря, это было не так — белые не были монархистами). В любом случае, именно фактор Махно и его рейд по тылам ВСЮР сорвал им наступление на Москву (1919), а также позволил УНР продержаться против Деникина дольше, чем можно было бы ожидать.

Большевики

С руководством советского правительства Нестор Махно заключал союз дважды и ждал от этого союза в первую очередь помощи оружием, однако это не значит, что его отношения с большевиками были такими же, как с руководством УНР.

Первый союз просуществовал примерно с февраля по июнь 1919 года. При этом о неоформленном сотрудничестве можно говорить уже с лета 1918 года: с апреля по июль Махно находился в РСФСР, участвовал в работе съезда анархистов, встречался с руководством ВКП(б), в том числе с Лениным. Первый партизанский отряд Махно создал как раз после этой поездки. В феврале же 1919 года РПАУ как автономная организационная единица (3-я Заднепровская бригада) вошла в состав вооружённых сил Украинской советской республики.

Разрыв с большевиками хоть и начинался с идеологии (Махно критиковал решения III Всеукраинского съезда Советов, в частности из-за пункта о национализации земли, а пресса большевиков в ответ клевала Махно), но связан был с организационными моментами. Из-за перебоев с поставками боеприпасов части Махно не сдержали натиск Добровольческой армии, оттеснившей махновцев до Умани – 600 км от родного Гуляйполя. Давно тянущийся конфликт с руководителем реввоенсовета РККА Троцким вылился а открытую фазу. Впрочем, даже после этого формально Махно был союзен большевикам и боевых действий против них не вёл. («Коммунисты – всё же революционеры… С ними мы сможем рассчитаться потом. Сейчас всё должно быть направлено против Деникина»). Союз с Врангелем отверг категорически, казнив парламентёра.

Второй союз оказался ещё краткосрочнее первого – с 2 по 17 ноября 1920 года, т.е. на время подготовки и реализации Перекопско-Чонгарской операции (ликвидация группировки Врангеля в Крыму). Впрочем, в конце 1920-го большевики действовали не персонально против Махно – шла окончательная зачистка территории Украины от банд, анархических объединений и всех видов возникших за время Гражданской форм государственности.

***

История взаимоотношений Нестора Махно с новой российской государственностью хотя и драматична, но показательна:

1. Земельный вопрос (а вовсе не козни немецкого Генштаба) управлял революционным движением России. Даже большевикам пришлось смягчить свою аграрную политику, чтобы перехватить у Махно социальную базу: в 1921 году продразвёрстка была заменена продналогом, что значительно упростило борьбу с РПАУ, большая часть которой по сути являлась вооружёнными крестьянами Новороссии.

2. Даже анархическая Вольная территория, армия которой была вынуждена искать снабжение на стороне, с точки зрения народной легитимности и эффективности оказалась успешнее украинского государственного проекта. Последний, в свою очередь, не смог толком распорядиться ни доставшимися им ресурсами, ни помощью иностранных союзников. В этом смысле нынешняя украинская государственность действительно скорее преемница УНР, нежели УССР.

Более того, анархист Махно за время своих метаний по Украине не допустил ни одного еврейского погрома. В отличие от Петлюры, застреленного как раз за них. Тоже весьма показательная характеристика для нынешней Украины, скорбящей по 90-летию убийства Петлюры на государственном уровне.

3. Конфликт между Махно и руководством ВКП(б) отнюдь не был неразрешимым, что показывает пример Григория Котовского, который вовремя сделал выбор между анархией и новой государственностью. Такой же выбор сделали многие анархисты, входившие в руководство Центробалта. Да и фигура самого Махно в целом говорит, что российские анархисты периода революции и Гражданской – анархисты скорее по отношению к царю, Белому движению и национальным правительствам. То есть отрицали они не государство в принципе, а государство, сохраняющее привычные формы эксплуатации.

Конкурировать же с государственностью, стоящей на другой, действенной и актуальной для своего времени идеологии, — не смогли ни национально-погромные правительства, ни белые, ни анархисты.

Поэтому история Нестора Ивановича Махно закончилась поражением, бегством за границу и смертью в эмиграции.

 

Читайте также:

Дмитрий Михайличенко. Волжские болгары: след в России

Иван Зацарин. Выстрел и государство. К 119-летию закладки «Авроры»

Сергей Базанов. Цвет нации. Генерал Брусилов на службе у одной России

Владимир Мединский. «Нас не надо жалеть»: Брусиловский прорыв завершился Победой в 1945-м

Иван Зацарин. Новая наука побеждать. К столетию Брусиловского прорыва

Евгения Галимзянова. От Октября до краха СССР: концентрация и путаница шаблонов западной советологии

Иван Зацарин. Вот так мы и крепчали. К 445-летию сожжения Москвы

Александр Шубин. Революция 1905-1907 годов: заноза истории

Андрей Смирнов. Казахстан сдруживался с Россией по частям и долго

Иван Зацарин. Иначе нас сомнут. К 61-летию космодрома Байконур

Андрей Сорокин. Какое кино нужно стране: о том, чему полезному учит нас сегодня наша история

0 Комментариев


Яндекс.Метрика