Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

История народов России
Сегодня в прошлом


Единственный референдум: не спас СССР, но определил будущее

25 лет назад, 17 марта 1991 года, состоялся референдум о дальнейшей судьбе Советского Союза.

В 1991 году назад власть тогда ещё единого советского государства предложила гражданам ответить на простой вопрос: у нас будет страна или нет? Ответ и его последствия никак не повлияли на события ближайшего будущего: курс на демонтаж Союза, задуманный и начатый партийной элитой, был сохранён. Однако теперь, через четверть века после тех событий было бы неверно утверждать, что референдум о сохранении СССР был бесполезным. Дело в том, что с его последствиями нам приходится сталкиваться до сих пор.

Начнём с того, что этот референдум был первым и единственным за 69-летнюю историю СССР.

В январе 1991 года под влиянием новых веяний, а также «...в связи с многочисленными обращениями трудящихся, высказывающими беспокойство о судьбах Союза ССР» Верховный Совет принимает решение обратиться непосредственно к гражданам. Вот с таким вопросом::

***

Однако с самого начала у референдума появился, как теперь принято говорить, неблагоприятный информационный фон. Решение о его проведении (16 января) совпадает с событиями в Вильнюсе (11-13 января) и Риге (13-27 января) – теперь их назвали бы майданами. Поэтому часть республик объявляет бойкот референдуму – в той или иной форме.

В Прибалтике, где к тому времени фактически оформилось двоевластие, выражающееся в противостоянии союзного Центра и местных политических элит, в феврале (Литовская ССР) и марте (Латвийская и Эстонская ССР) провели т.н. «избирательные консультации». Они станут формальным основанием для выхода (подтверждения выхода) республик из Союза. При этом в Литовской и Эстонской ССР всесоюзный референдум всё же состоится – на территориях, ещё сохраняющих лояльность центральной власти и/или населённых русскими, которых к «избирательным консультациям» попросту не допустили, заложив тем самым основы феномена «неграждан».

Власти Молдавской ССР также бойкотировали всесоюзный референдум. При этом он всё-таки состоялся в Приднестровье и Гагаузии – регионах, которые до сих пор связывают своё будущее с Россией и различными формами реинтеграции. Референдум станет прологом вооружённого конфликта ПМР и нынешней Молдовы.

По такому же сценарию разворачиваются события и в Грузинской ССР. Власти республики по примеру Прибалтики берут курс на провозглашение независимости. Однако и население, и элиты Южной Осетии совсем иного мнения: здесь референдум проходит. Этот факт во многом определит течение грузино-осетинского конфликта вплоть до войны 2008 года. Сюда же следует отнести и результаты референдума в Абхазской АССР, где население также высказалось в пользу сохранения Союза, что в современных условиях следует трактовать как внешнеполитическую ориентацию на Россию. Референдум о независимости Грузии большинство жителей Абхазии проигнорирует.

В Украинской ССР уже тогда отличились «многовекторностью». Референдум в республике состоялся, 70% сказали обновлённому СССР «да». С другой стороны, одновременно с всесоюзным референдумом прошёл республиканский консультативный опрос (вспоминаем Прибалтику), содержавший отсылку к Декларации о государственном суверенитете Украины. На этот вопрос также был получен положительный ответ – 84%. Два вопроса – со всесоюзного и республиканского референдумов – откровенно противоречили друг другу, поэтому сейчас достаточно сложно понять, что же на самом деле имели в виду жители УССР.

Зато с большей уверенностью можно говорить о Крыме. Дело в том, что ещё 20 января 1991 года здесь прошёл собственный, малоизвестный теперь референдум с вопросом: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?» («за» – 93%).

Референдумы на территории бывшей УССР дают нам понимание сразу двух вопросов современности: воссоединения Крыма с Россией, а также политического кризиса на Украине, длящегося (с перепадами интенсивности) с 2004 года.

Со среднеазиатскими республиками просто: от 93% (Узбекская ССР) до 97% (Туркменская ССР) поддержки. Их население до сих пор ориентировано на РФ (теперь – и на Казахстан), лучшим образом характеризуя успехи национальных элит и их независимого курса.

Азербайджан и Армения – интересное исключение из общего правила. Последняя, по примеру Грузии и Прибалтики, бойкотировала союзный референдум в пользу собственного, о независимости. А спустя 24 года Армения стала членом Евразийского Союза. В Азербайджане всё наоборот: референдум был (93% – «за»), однако доходы от нефтедобычи позволяют руководству республики с начала 90-х дистанцироваться от России и любых форматов евразийской интеграции.

Ну и, наконец, результаты референдума в РСФСР, Белорусской и Казахской ССР. Здесь никаких разночтений, 71%, 82%, и 94% сторонников обновлённого Союза. Поэтому неудивительно, что именно Н. Назарбаев станет инициатором экономической реинтеграции бывших советских республик в рамках Таможенного, а теперь и Евразийского экономического союза.

***

Результаты референдума не имели прямых юридических последствий для республик, в которых он прошёл – создать обновлённый Союз тогда не получилось (скорее всего, и желания такого у руководства СССР не было), а считать таким Союзом СНГ можно лишь с большой натяжкой. Однако даже спустя 25 лет референдум является своего рода политической матрицей, определяющей процессы на территориях бывших советских республик, и формирует их политическую реальность.

***

Читайте также:

Казалось бы, при чём тут Сирия: к 77-летию распила Чехословакии

История Украины №5: трое суток от перемоги до зрады

Крым с Россией: политический инцидент и исторический прецедент

Яндекс.Метрика