Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
7 марта 2017

Государство вскладчину. К 260-летию российского акционерного капитала

Сегодня в прошлом

7 марта 1757 года была образована первая российская акционерная компания.

На российском инвестфоруме в Сочи было заключено соглашений на 200 млрд рублей. Кто-то скажет «мало», кто-то «и то хлеб». Но, возможно, смотреть нужно не только на количество участников и суммы предварительных договорённостей, но и на степень участия во всём этом самого Российского государства.

Сегодня, когда мы справляем 260-ю годовщину основания первой акционерной компании в России, стоит поговорить о том, что она и почти все последующие всегда умело направлялись в русло общей пользы и учёта актуальных государственных интересов.

Долго запрягали

Развитие акционерных обществ в России – процесс довольно противоречивый. С одной стороны, повелел этим заниматься ещё Пётр I, вернувшийся из Великого посольства. В одном из указов от 1699 года содержится предписание «...городовым всяких чинов купецким людям торговать так же, как торгуют иных государств торговые люди компаниями… иметь о том всем купецким людям меж собою с общего совета установления, которые пристойно бы было к распространению торгов их, от чего надлежит быть в сборе к его великого государя казны пополнению компаниями».

Тема «торговли компаниями» в последующие годы поднималась ещё не раз – и без видимого результата. Европа к тому времени уже более сотни лет вела торговлю с Востоком с помощью Ост-Индских компаний, в торговом капитале участвовали не только крупнейшие купцы своего времени, но и монархи. Россия запрягала.

Известно, что первой такой компанией стала «Российская в Константинополе торгующая коммерческая компания». Её основали купцы Василий Хастатов, Никита Шемякин и Алексей Ярославцев. В дело было решено вложить 100 тыс. рублей, половину из которых вкладывали именно они. Остальные акции по 500 руб. каждая могли быть куплены всеми желающими. Менее известно, что создавалась компания не просто так.

За несколько лет до создания компании на территории современного Ростова-на-Дону (в те времена – территория Войска Донского) была образована Темерницкая таможня. Как раз сам город начал активно развиваться после создания таможни. В те времена современный Ростов-на-Дону был пограничьем и одновременно точкой входа сразу нескольких потоков импорта: Крымское ханство, Османская империя, Иран.

Компанию создали в качестве вспомогательного инструмента для развития Темерницкого порта. Для этого компания получила привилегии: ввозить в Россию товары из этих городов через Темерницкий порт могли только акционеры компании. В итоге если в 1758 году  оборот таможни составлял 87 тыс. рублей, то уже через два года – 240 тыс. А к концу XIX века Темерницкий порт, наряду с портами Санкт-Петербурга и Одессы, входил в тройку крупнейших портов России по грузообороту.

К сожалению, роль первой акционерной компании в развитии города и порта ограничилась всего несколькими годами. Уже в 1762 году «Российская в Константинополе торгующая коммерческая компания», а равно и все прочие были запрещены и ликвидированы указом Петра III. Причиной такого резкого разгона послужили злоупотребления основателей другой компании – «Коммерчествующей в Бухаре и Хиве».

Впрочем, запрет продержался недолго. Уже летом того же года императрицей стала Екатерина II, а в 1763 году появился указ об учреждении компании для торговли на Средиземном море. Новая императрица купила сразу 20 акций этой компании. С тех пор российские государи покровительствовали акционерам. При участи Екатерины II возникли также торговые компании в Воронеже, Нижнем Новгороде и Тобольске, значительно активизировавшие внутреннюю торговлю. С подачи Павла I возникла Российско-Американская компания (РАК), занимавшаяся освоением Аляски. Александр I только лично купил 60 акций этой компании – по 1000 рублей штука. Да ещё члены императорской фамилии купили 11, став совокупно обладателями почти 10% акционерного капитала.

Быстро поехали

Дальше ещё интереснее. Хотя русские и долго запрягали, но оказалось, что закон об акционерных обществах был впервые принят именно в России. В 1836 году его утвердил Николай I. До этого и у нас, и за границей нормы деятельности акционерных обществ регулировались либо общим законодательством, либо специальными актами (Ост-Индская и Российско-Американская компании существовали и действовали как раз на основе таких документов).

Закон подоспел очень вовремя – в 1837 году в России открылась первая железная дорога (Царскосельская). Для её строительства было образовано акционерное общество и в дальнейшем развитие железнодорожной инфраструктуры происходило во многом за счёт акционерного капитала.

Хотя правительство регулировало приложение капитала, пуская его на удовлетворение актуальных потребностей (развития приграничных территорий и новых портов, внешней экспансии, путей сообщений), денег всё равно катастрофически не хватало. Во второй половине XIX века империя активно привлекала иностранный акционерный капитал, причём заложив существующую до сих пор практику. Инвесторов заманивали:

– Невиданной нормой прибыли (до 70%, по утверждению сотрудника Минфина Татищева, который надеялся привлечь в Россию деньги Ротшильдов). Может, и преувеличивал, но не слишком;

– Льготными условиями инвестирования: бесплатные концессии, даровая земля с полезными ресурсами – только строй и открывай производство. Отсюда, собственно и норма прибыли.

Если Урал, осваивавшийся при Петре I и после него, стоял на российских деньгах, то новый индустриальный пояс России – Донбасс – поднимался уже на европейских инвестициях. Достаточно вспомнить, что Донецк некогда был не только Сталино, но и рабочим посёлком Юзовка (по имени промышленника Джона Юза).

Государство всё умеет, если не воровать

Об обоснованности такой политики можно спорить. С одной стороны меньше прибыль, с другой – это реклама для других желающих вложиться в Россию. И, если речь не идёт о стратегических отраслях и не предполагает утраты за ними контроля государства, не так уж наверное и важно – чьи деньги: российские или зарубежные. Тем более, что и те и другие в условиях глобальной экономики приходят с одних и те же офшорных счетов (и уходят на них же).

А вот что действительно важно, так это активная роль государства по управлению инвестициями. Кто знает, насколько успешным было бы размещение капитала РАК, если бы 10% её капитала не выкупила императорская фамилия? Веками Российское государство было инвестором и акционером и даже не задумывалось о популярных сегодня страшилках «государство не может быть эффективным собственником». Может.

Более того, это лучший способ указать частному акционерному капиталу на перспективу вложений. Финансировать государственные интересы (а они, как правило, прогнозируются на годы вперёд) – это же мечта. Практически тихая гавань.

В конце концов, это стоит попробовать хотя бы даже из разнообразия. Если можно годами финансировать чужую экономику (покупая Treasures), то почему хотя бы немного нельзя вложиться и в свою?

0 Комментариев


Яндекс.Метрика