Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

Газ как признак цивилизации. К годовщине Великого Смога в Лондоне

5 декабря 1952 года Лондон накрыл смог-убийца, развеявшийся только спустя 5 дней.

Колесо истории непросто развернуть, но некоторые всё же пробуют. Буквально на днях два президента (Польши и Украины) договорились вместе содействовать прекращению строительства газопровода «Северный поток-2». Украина – из собственных интересов: «Северный поток-2» в перспективе делает ненужными украинские газопроводы и лишает её транзитных заработков. Польша – за компанию, к тому же утрата Украиной ГТС снижает её региональный статус, что для Польши, постепенно включающей Украину в свою орбиту влияния, нежелательно.

Сегодня, в 64-ю годовщину предметного знакомства жителей Лондона с фразой «антропогенное влияние на атмосферу», стоит поговорить о том, что обогревать углём города – даже не прошлый, а позапрошлый век. И тянуть Европу в это тёмное прошлое могут только приверженцы неоархаической политической культуры.

Туманный Альбион

Вообще этот случай был совсем не первым. Проблема смога для Лондона была отнюдь не нова, горожане постоянно страдали от загрязнения воздуха как минимум с XIX века, а периодически – на протяжении почти всей письменной истории города. Ещё король Эдуард I в 1306 году издал указ, запрещавший жечь уголь в городе. Кроме того очень похожая ситуация сложилась за четыре года до этого в Доноре (Пенсильвания, США), тоже погибли люди. Но Лондон выделяется масштабами бедствия и его продолжительностью.

Одного виновника мы уже назвали – уголь. Вторым стала погода.

В 1952 году зима выдалась ранней. Промышленность, электростанции, частные домовладения – всё это работало на угле, причём не лучшего качества. Война и блокада подорвали экономику Великобритании, и качественный уголь ей приходилось продавать на экспорт. Системы централизованного отопления ни в Лондоне, ни в других городах нет до сих пор. Это, может, и не предотвратило бы трагедию, но позволило бы её смягчить: чем выше труба у ТЭЦ и ТЭС, тем больше площадь, на которой оседают выбросы. И уже точно они не валятся сразу на головы жителям, которые только-только сожгли этот уголь в камине.

Многие наслышаны о безумной стоимости въезда частного транспорта в центр Лондона. Связано это не только с недостатком парковочных мест, но и с тем, что климат столицы Великобритании располагает к образованию смога, а выхлопные газы – один из основных его источников. В начале Второй мировой войны городские власти нескольких городов, в том числе и Лондона, решили заменить трамваи на дизельные автобусы (знаменитые даблдекеры, одна из визитных карточек Лондона). К этому нужно добавить рост числа личных автомобилей.

В общем, Лондон в 1952 году получил идеальный шторм. К 5 декабря погода «накрыла» всё это великолепие из угольного дыма и дизельных выхлопов антициклоном, из-за чего смог оказался как бы запертым в небе Лондона. А сама столица превратилась в большую душегубку.

Весь городской транспорт вскоре остановили, но это уже не помогало: греться и использовать электричество жители всё равно не перестали. Доходило до того, что приходилось отменять кинопоказы (зрители не видели изображение на киноэкране) и спектакли в театрах (зрители и актёры безостановочно кашляли). Всё это тянуло на обычные неудобства, но через несколько дней оказалось, что у гробовщиков закончился запас гробов: 4 тысячи человек скончались в течение пяти дней и ещё около 8 тысяч – в последующие недели. Плюс около 100 тысяч серьёзно заболевших.

Конец эры угля

Обычно в числе последствий Великого Смога называют более пристальное внимание правительств к проблемам экологии. Однако более интересным видится постепенный переход на энергоноситель более дружественный крупным городам, нежели уголь или мазут – природный газ.

Есть в этом и наша скромная роль. Первый советский газ пошёл в Европу уже в 1967 году, через газопровод «Братство». Примерно тогда же мы стали испытывать сложности со строительством: под давлением США поставщики труб большого диаметра отказывались выполнять контракты (подробнее об этом тут) И если бы не эти санкции, построили бы быстрее. А так «Союз» и «Уренгой – Помары – Ужгород» сдали только в начале 1980-х. Для тогдашней Европы это означало 54 млрд кубометров газа в год. Менее 10% от сегодняшних потребностей, но тогда они были ниже. Но уже к концу 1980-х мы только через УССР могли перекачивать в Европу более 140 млрд кубометров.

Сегодня эту работу во многом приходится делать заново – строить дублирующие мощности, чтобы не зависеть от ненадёжного украинского транзита. Причём можно заметить, что политическая конъюнктура не раз грозила расстроить эти соглашения. Но несмотря на все сложности и протесты Украины и Польши «Северный поток-2» строится, заброшенный «Южный поток» сменился «Турецким». Последний после прошлогодней истории с российским Су-24 тоже приостановился, однако недавно было объявлено о возобновлении работ.

На этих примерах мы видим, что кроме политической логики и расчёта существует ещё и жестокая экономическая логика. У неё свои законы. Что они говорят?

1. Что современные мегаполисы не могут существовать без газа. Уголь для них не альтернативное топливо, а в лучшем случае сопутствующее.

2. Любые громкие кампании по «избавлению от газовой зависимости» – сотрясание воздуха. Города-миллионники могут обогреваться углём (в особенности изначально менее качественным углём газовой группы, на которую правительство Украины собирается переводить свою тепловую генерацию) лишь в одном случае – если им не жалко своих граждан, и они хотят повторить сомнительные лондонские приключения.

3. То же самое касается и призывов ставить индивидуальные отопительные котлы без всяких предварительных подсчётов – кто, сколько и на какой площади их ставит. Погоня за экономией оборачивается вот такими массовыми проблемами со здоровьем.

4. Дискуссия «центральное отопление vs индивидуальное» не нова. Адепты второго лагеря едва ли не каждую дискуссию начинают с «...а вот в Европе нет его – и живут». Ну вот так и живут, до первого смога. Централизованное производство и распределение коммунальных услуг – едва ли не самое недооценённое наследие СССР. А инфраструктура (газопроводы, подземные хранилища газа объёмом 31 млрд кубометров) – одни из немногих активов, вызывающие стабильный интерес европейских компаний на Украине.

***

Это конечно не значит, что после Великого Смога углём перестали топить. Однако от сочетания «мегаполис – уголь – индивидуальное отопление» постепенно стали отходить, оставляя максимум две из трёх составляющих. Поэтому новые газопроводы в Европу будут строиться несмотря ни на что: санкции, протесты и прочее. Как это уже бывало в конце прошлого века. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика История международных отношений и дипломатии Экономическая история

0 Комментариев


Яндекс.Метрика