Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Научно-популярное исследование

Долги России от первых Романовых до наших дней. Часть 2. СССР и Российская Федерация


Часть 1: Русское царство и Российская империя

 

Исследовать данную тему на некоторых временных отрезках представляется более сложным делом, чем исследование внешней задолженности Российской империи. Это связано с тем, что нет в открытом доступе Книги учета и регистрации внешних обязательств СССР, не опубликованы платёжные (расчётные) балансы СССР, и рядом других причин, которые порой стимулируют появление различных гипотез, которые принято относить к конспирологическим.

«Безусловно и без всяких исключений аннулируются все иностранные займы»

Ко времени взятия большевиками власти внешняя задолженность России составила до 10 млрд. р.з., что было равно примерно 5 млрд. долларов САСШ. Накопился и огромный внешний долг, что находило выражение в обесценивании выпущенных Временным правительством «керенок» (то, что сохранившиеся «царские» деньги на чёрном рынке ценились дороже, – это признак степени доверия к Временному правительству). Из огромного золотого запаса Империи больше трети было израсходовано или положено на депозит в иностранные банки. В стране осталось примерно 1100 т золота (на сумму  733 млн. долл.). Одно обслуживание внешнего долга требовало 500 млн. р.з. в год.

В этой ситуации РСФСР фактически объявляет дефолт (впрочем, тогда этого термина ещё не было). Декретом Президиума ВЦИК от 21 января (3 февраля) были аннулированы все иностранные займы. Долговые обязательства по ним, находившиеся во владении или на хранении у граждан РСФСР, у сберегательных и ссудных касс и у банков, подлежали обмену на обязательства книжного долга РСФСР.

Последнее говорит о следующем:

1. У российских физических и юридических лиц во владении находилось много обязательств внешних займов, о чем я писал в 1 части статьи.

2. В это  время видение властью финансовой системы Страны Советов находилось далеко от взглядов времён военного коммунизма.

Таким образом, внешний госдолг был обнулён. Тем не менее, вопрос о его оплате будет подниматься неоднократно. Не исключено, что всё-таки СССР в разное время некоторым нужным банкам оплатил имевшиеся у них долговые обязательства Империи.

Окончательно вопрос царских долгов будет решён только уже Российской Федерацией в 1994 г., когда правительство Черномырдина заплатит Франции 400 млн. долл. как погашение всех французских займов. То, что и сейчас примерно 350 тыс. французов заявляют какие-то претензии по этим долгам, не имеет значения, т.к. эти претензии могут быть теперь адресованы только к правительству Франции.

Кредитная блокада и деньги на индустриализацию

Во время гражданской войны ни о каких внешних займах не могло быть и речи. После её окончания Советская Россия (которая позже стала СССР) из-за аннулирования царских займов подверглась кредитной блокаде.

Между тем разорённая страна остро нуждалась в иностранных товарах. В 1918-22 гг. отрицательное сальдо внешнеторгового баланса России составило 2 217 млн. руб.. Это означает, что для его погашения нужно было по официальному курсу ( 1.5 т = 1 млн. долл. = 2 млн. руб. после реформы) более 1 108 т. Из 1 100 т золотого запаса, перешедших к Советской власти, 98 т было отправлено в Германию в качестве репараций, 505 т отбито Колчаком, возвращено только 323 т. Итого 890 т. На 1923 год золотой запас составил примерно 400 т. Т.е. использовано из него было 490 т. Баланс не сходится на 618 т , что равно 824 млн. руб. Вероятно, он был закрыт за счёт ценностей, полученных в результате реквизиций, и ценностей из Госхрана. Возможно, что были реализованы долговые обязательства других государств и золотые акции, имевшиеся в Госбанке и Казначействе на сумму примерно 300 млн. р.з. (продать их было очень трудно, но с огромным дисконтом можно).

Часто пишется о том, что в эти годы на счета ряда лидеров РКП (б) и Коминтерна, открытых в американских и европейских банках, были положены сотни миллионов долларов. Однако в известной статье в «Нью-Йорк таймс» 1921 года, на которую ссылаются, цифры на порядок или даже на два меньше.  Аккумулировать, допустим, на счёт Троцкого 800 миллионов (а и такая сумма называется) было просто невозможно по причине отсутствия таких денег.

После Рапалльского договора с Германией кредитная блокада была частично прорвана. Мы начинаем получать краткосрочные кредиты под импорт и под экспорт (в сущности, последние представляют авансовые платежи). Постепенно срок этих кредитов удлиняется, как и расширяется страновой круг кредиторов. У СССР образуется внешний госдолг. На конец 1926 г. он составляет 210 млн. руб. (150 под импорт и 60 под экспорт).

Сальдо внешнеторгового оборота (т.е. источник поступления валюты) за 1923-1927 гг. составляет минус 188 млн. руб.  Гасится оно также за счёт продажи золота, помогает и то, что А.А. Игнатьев передаёт СССР 225 млн. франков, положенные на его имя Империей.

Отрицательное сальдо резко растёт в 1928 г. (начинается индустриализация) до 655.7 млн. руб. На конец этого года наши долги достигают 320 млн. долл. ( 640 млн.руб.), а золотой запас уменьшается до 150 т.  Основными кредиторами являются германские (кредит 1926 г. от «Дойче банка» на 300 млн. марок) и американские компании. В это же время СССР впервые пробует разместить в США свои облигации, но спроса они не находят, т.к. США признает СССР только в 1934 году. Забегая вперед, отмечу, что и после этого удалось сделать облигационный займ только на 5 млн. долларов.

Индустриализация, столь необходимая стране, стоила очень дорого. В подавляющем большинстве нужные деньги находились за счёт внутренних ресурсов, но велика была и роль внешних займов в разных видах и от разных стран (например, кредит 1935 г. от Чехословакии  в 250 млн. крон). В основном, это были связанные кредиты (например, германский 1931 г. в 300 млн. марок). Предоставлялись они в подавляющем большинстве частными банками и компаниями под госгарантии.

В начале 1932 г. общая сумма госдолга СССР составляла примерно 1 400 млн. руб. (как можно понять из интервью И. В. Сталина корреспонденту «Нью-Йорк таймс» в начале 1934 года). Правда, иностранные источники говорят о 1 400 млн. долларов, что в рублях вдвое больше. В этом же интервью наш лидер отмечает, что за два года удалось уменьшить внешний долг на 1 млрд. руб., т.е. до 400 млн. руб.

Здесь есть некая нестыковка. Получается, что за 1932 и 1933 гг. был выплачен 1 млрд. руб. долга. Но сальдо внешнеторгового баланса за эти годы составляет всего лишь плюс 77 млн. руб.. Золота тогда продавалось мало (вообще за все 1930-е гг. было продано за рубеж не более 300 т, шло интенсивное накопление этого металла в госзапасах), изъятия его у населения дали всего 30 т, «Торгсин» был более эффективен и к 1935 г. он собрал до 200 т. Скорее всего, Сталин говорил о планах, а не о реалиях. Вот в 1933-1937 гг. сальдо внешнеторгового баланса было резко положительным – 2 402.8 млн. руб. Пожалуй, именно тогда погашались долги и был сделан задел на последующие годы (в 1938 – начале 1941 гг. сальдо было отрицательным).

Возможна и ещё одна неувязка. Все данные, которые я привёл, – из статистического сборника «Внешняя торговля СССР 1913-1937 гг.», изд. в 1938 году. В данные по импорту/экспорту включены только товары, но не услуги, а услуг мы тогда импортировали много. В частности, непонятно сколько стоили услуги компании Альберта Кана, которая осуществляла проектирование чуть ли не большинства самых значимых предприятий периода индустриализации, сколько стоила оплата труда 20 тыс. иностранных специалистов (бОльшую часть её они получали в валюте) и т.д..

Я не сторонник конспирологических гипотез, но считаю, что в вопросах финансирования индустриализации не всё ясно. Но зато предельно ясно, что внешние займы шли на производительные цели.

Накануне Великой Отечественной войны

В 1935 г. было получено 200 млн. марок кредита от Германии на 5 лет под поставки товаров, которые должны были начаться в 1940 году. На таких же условиях был получен германский кредит 1938 г. ; его возвращение начиналось в 1944 году. Первый кредит был погашен на 25%, погашение второго не состоялось по известным причинам. Не был полностью выплачен и чехословацкий кредит в связи с ликвидацией в 1938 г. Чехословакии. Тем не менее, формально на начало 1941 г. СССР имел внешний долг примерно в 200 млн. руб.

Великая Отечественная война и проблема задолженности по ленд-лизу. Репарации

За годы, последовавшие за окончанием 2-й пятилетки шло постоянное уменьшение объёма внешней торговли СССР. Если в 1930 г. на нашу страну приходилось 2% от всей мировой торговли, то в 1937 – 1.3%. По БСЭ, в 1940 г. объём нашего экпорта-импорта составил всего 0.5 млрд. руб.. В статье того времени прямо говорится: «Советский Союз не нуждается во внешних рынках как в средстве разрешения проблемы сбыта продукции» («Таможенное дело в России», Д.А. Александров, С.С. Дмитриев).

Но в годы войны вынужденно растёт объём импорта. В страну ввозится сырьё, продовольствие, военная и гражданская техника, медикаменты и т.д. Сальдо внешнеторгового баланса становится резко отрицательным. Наибольшим оно будет в 1943 г.: (млн. руб.) экспорт – 373, импорт – 8 460, отрицательное сальдо – 8 097.  Часть импорта идёт в качестве поставок по ленд-лизу, но часть подлежит краткосрочной оплате. Ещё в октябре 1941 г. заключается рамочное соглашение о кредите с Великобританией, и в её банки в качестве депозита перемещается более 100 т золота. Позже такое же соглашение подписывается с США. Золото поставляется и туда. Возможно, что на оплату кредитов военного времени ушло до 1000 т золота.

В целом подсчитать внешнюю задолженность СССР на конец войны не представляется возможным по причине отсутствия достоверной открытой информации и по причине возникших споров по поводу оплаты поставок по ленд-лизу.

Споры эти возникли из-за разной позиции сторон по тому, какую поставленную технику нужно возвращать, в каком количестве и по какой цене учитывать. Принципиально СССР свою задолженность признавал, но размер её оспаривал. Только в 1972 г. США и СССР пришли к соглашению, и наша задолженность была определена в 722 млн. долл. Полностью она была погашена уже Российской Федерацией в 2006 году.

По окончании войны в Потсдаме было решено, что СССР получит репарации с Германии в размере 10 млрд. долл., но из этой части он должен поделиться с Польшей. Поляки считают, что они получили не более 1 млрд. долл. У нас несколько иная точка зрения. Выплата по репарациям производилась разными видами: деньгами, оборудованием и товарами. По подсчетам немцев (после воссоединения Германии), банкнотами и монетами разных государств СССР получил 15 млрд. марок ГДР, что равно 3.57 млрд. долл., но эта цифра спорная. Репарации были получены ещё и с Австрии и Финляндии. Надо сказать, что только последняя их выплатила полностью (225 млн. долл.), остальным они были частично прощены.

В послевоенное время СССР получил лишь два небольших кредита от США (1945 г.) и Швеции (1947 г.). Все послевоенное восстановление шло за счёт внутренних ресурсов и, в значительно меньшей степени, репараций.  

Рост долговых обязательств СССР

Активное возвращение СССР на рынок внешних заимствований начинается с 1960-х годов. Как правило, кредиты предоставляются  частными банками под реализацию тех или иных проектов на территории нашей страны с помощью западных компаний.

Так, в 1966 г. было подписано 7 кредитных соглашений на сумму в 449 млн. руб., что равно примерно 760 млн. долл. по официальному курсу. В основном они пошли на строительство ВАЗ. В 1970-х годах под сделку «газ – трубы» было получено до 11 млрд. долл. Погашаться эти кредиты стали с 1984 года. Наблюдается довольно резкий рост долговых обязательств, который идёт вплоть до распада СССР: 1975 г. – 15.4; 1980 г. – 25.2; 1985 г. – 38.3; 1990 г. – 62.5; 1991 г. – 67.9 млрд. долл. (Попова Г.В. Государственный долг и кредит. РГЭУ «РИНХ», Ростов-н/Д). С 1960-х годов СССР кредитуется и у стран-членов СЭВ.

С увеличением экспорта углеводородов начинает проявляться опасная зависимость внешнеторгового баланса СССР от цен на мировом рынке. В середине 1970-х гг. цена на баррель нефти колебалась в районе 30 долл. (по покупательной способности это выше недавних 100), но затем она пошла вниз. Уже к 1986 г. валютная нагрузка на обслуживание и погашение внешних обязательств стала ощущаться. Её усугубил последовавший после начала «перестройки» самостоятельный выход на внешний рынок заимствований субъектов СССР и РСФСР и либерализация внешней торговли.

Начиная с 1988 г. хозяйственные организации СССР стали неаккуратно обслуживать свои внешние долги. В этом году СССР был вынужден разместить на внешнем рынке свои еврооблигации на 1.9 млрд. долл.. Уже с 1985 г. СССР свой платёжный баланс сводил с дефицитом: 1985 г. – 2.4%, 1986 г. – 6.2%, 1987 г. – 8.4%, 1988 г. – 11% от ВВП (документы Хьюстонского совещания 1991 г.), но в 1990 он уменьшился до 9%, по плану 1991 г. – до 8.3%.

С 1989 г. ряд частных банков начинают кредитовать СССР только под гарантии собственных правительств. Фактически это означает, что СССР кредитуется последними. Доля таких кредитов в портфеле внешних обязательств вырастает. На 1990-1991 гг. падали даты погашения ряда краткосрочных кредитов и начало погашения нескольких кредитов краткосрочных. В плане бюджета на 1991 г. на эти цели и на обслуживание остального долга было выделено 16 млрд. долл. (Попова Г.В. Указ. соч.). Это было тяжело, но не смертельно.

Согласно справке последнего председателя Совмина СССР В. Павлова, на момент его ареста в августе 1991 г. по документам наши долги составляли 31.1 млрд. долл., но только в центральном хранилище Гохрана находилось 180 т золота и на 30 млрд. долл. алмазов и бриллиантов. Но, похоже, в это время планы на будущее у ряда лидеров страны были не связаны с сохранением СССР.

В октябре о своей неплатёжеспособности объявил ВЭБ. Как-то незаметно за 4 месяца успели взять кредитов еще на 36 (!) млрд. долл. (здесь, правда, нужно учесть, что данная цифра была определена «задним числом»).

Наследство долгов СССР. Внешний долг Российской Федерации

После Беловежского соглашения под давлением внешних кредиторов было предложено как внешние активы, так и пассивы поделить между новыми государствами – бывшими советскими республиками пропорционально ВВП. Первоначально с этим согласились 7 из них, но впоследствии после долгих и трудных переговоров все активы и пассивы к 1994 г. достались Российской Федерации. С фиксированием объёма советских внешних долгов не всё ясно.

29 мая 2001 г. по инициативе В. Никитина и С. Глазьева в Госдуму был внесён проект закона «О государственном внешнем долге и внешних активах бывшего СССР». В пояснительной записке к нему авторы просили разъяснения по ряду вопросов, в частности:

- почему в разных документах Минфина содержатся разные цифры обслуживания долга СССР?

- почему Книга учёта и регистрации внешних обязательств СССР хранится у германской консультационной фирмы Warburg Dilon Read, а не в Минфине РФ?

Отмечено было и то, что до сих пор Правительство Российской Федерации не объяснило парламенту причины увеличения долга СССР на 19.6 млрд. долл. к 1994 г. с даты прекращения юридической ответственности Правительства СССР. 

В 1994 г. весь внешний долг России составил 119.9 млрд. долл., и сумма просроченных выплат и выплат процентов по долгу превысила 15 млрд. долл. (здесь нужно отметить, что кредиторы в 1992-93 гг. согласились на отсрочку ряда выплат). 

Новая Россия активно кредитуется и перекредитуется на внешних рынках. В число кредиторов входят международные финансовые организации: МВФ, Всемирный банк и ЕБРР.  Падение ВВП продолжается до 1997 г., когда намечается его небольшой рост. По данным ЦБ России на 01.01.1998 г. внешний госдолг равен 149.9 млрд. долл.

Вновь взятые займы направляются на обслуживание внешнего долга, на поддержание курса рубля, на погашение бюджетного дефицита, – цели, которые с очень большой натяжкой можно отнести к производительным. Этим займы РФ отличаются от займов Империи и, тем более, догорбачёвского СССР. Ситуация осложняется большим внутренним долгом и «пирамидой» ГКО, которая принципиально мало отличалась от «МММ». В августе 1998 г. власть объявляет технический дефолт по своим долговым обязательствам.

Дефолт в конечном итоге приводит к оздоровлению экономики в целом (хотя и тяжёлой ценой) и финансов в частности. Но самый главный, на мой взгляд, его итог – нарастание во власти понимания того, что нельзя жить одним днём. Начинают делать то, что должны были сделать раньше.

В области внешнего долга это касается прежде всего реструктуризации долга СССР (некоторые соглашения по этой проблеме были достигнуты и ранее, но создаётся впечатление, что правительство подписывало их с боязнью не обидеть кредиторов рублём). Переговоры с Лондонским клубом (он неформально объединяет частные банки-кредиторы) заканчиваются подписанием в 2000 г. соглашения о том, что списываются 36.5% основного долга и 33% облигаций ВЭБ, а оставшаяся сумма конвертируется в еврооблигации. Парижский клуб (неформальное объединение официальных кредиторов, т.е. государств) согласился с тем, что на период до 2020 г. должно быть выплачено 45% всего долга, а 55% выплачиваются до 2115 г. Забегая вперёд, скажем, что во время второго президентства В. Путина все долги Парижскому клубу были погашены досрочно.

Пик внешнего долга РФ падает на 1 января 1999 г. и равен 158.4 млрд. долл. Начиная с этой даты долг снижается до минимума на 1января 2009 г. – 32.1 млрд. долл. (ЦБ России), после чего происходит его некоторый рост. Отмечу, что если использовать данные Минфина, то будут получаться несколько отличные цифры, хотя тенденции они покажут те же самые, что и данные ЦБ. Это связано с тем, что у этих структур разные методики подсчёта долгов.

На 1 января 2016 г., по Минфину, внешний госдолг был равен 50 002.3 млн. долларов. ВВП России за 2015 г. составил 80 412.5 млрд. рублей. Соотношение первого с последним вполне благоприятное. Но если использовать данные Центробанка, то будет иная. По его статистике, внешний госдолг на 1 января 2015 (более поздних данных у меня нет) равнялся 304 892 млн. долл.,  и с 1 января 2012 г. вырос более чем на 83 млрд. Дело в том, что с последней даты ЦБ изменил методику его расчёта. Теперь им за внешний госдолг принимается внешний долг государственного сектора в расширенном определении, куда включается внешняя задолженность органов государственного управления, органов денежно-кредитного регулирования, а также банков и небанковских корпораций, в которых органы государственного управления и денежно-кредитного урегулирования напрямую или опосредствованно владеют 50 или более процентов участия в капитале или контролируют их иным способом.

***

На этом мы заканчиваем повесть о внешнем долге Российского государства в разных формах его существования. Выводы предоставляем сделать проницательному читателю.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика