Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

День подводника. Погружение на глубину в полтора века

110 лет назад, 19 марта 1906 г. (н.с.) указом императора Николая II подводные лодки включены к классификацию судов военно-морского флота. С 1996 года этот день отмечается в России как День моряка-подводника.

Впрочем, сегодня – действительно всего лишь годовщина царского указа. Сам подводный флот старше своего праздника аж на 40 с лишним лет, а к 1906 году у Российской империи насчитывалось уже более 20 подлодок четырёх различных типов.

Первой российской субмарине (конструкция Ивана Александровского) в прошлом году исполнилось 150 лет. Она была спущена на воду в Санкт-Петербурге, на юго-западном берегу Васильевского острова 4 июля 1865 г. И, кстати, сама по себе была мировой инновацией. Во-первых, на ней установили первый мире двигатель на сжатом воздухе – а до тех пор обходились паровым, а то и вовсе ручной тягой. Во-вторых, она была вооружена первым в мире «самоходным подводным оружием» – более известным в дальнейшем под именем «торпеда».

Субмарина Ивана Александровского.

 

Массовое же строительство подводных лодок (проект Джевецкого) санкционировал ещё Александр III в начале 1880-х, а в 1882 году в Карантинной бухте Севастополя для них была оборудована первая база.

Субмарина Джевецкого.

 

Это вполне соответствует мировым тенденциям того времени и даже опережает их. Например, Франция спустит на воду свою первую подлодку только в 1887 году.

Следует отметить, что речь идёт о событиях и фактах практически полуторавековой давности, а потому воспринимаемых современниками совершенно иначе. Это сейчас мы знаем, что у России есть подводный флот, необходимое количество субмарин разных типов в котором оборонная стратегия определяет в количестве 90-110 шт. (а значит как минимум 30 подлодок России ещё предстоит построить).

Для человека, живущего во второй половине XIX века, подводная лодка, а тем более военная субмарина, способная топить надводные суда, была воплощённой фантастикой из романов Жюля Верна «20000 лье под водой» (1869) и «Таинственный остров» (1874). Впрочем, уже тогда фантастикой был масштаб «Наутилуса», а не сам факт существования чего-то подобного. К тому времени в ходе Гражданской войны США уже состоялось боевое применение подлодки конфедератов против северян.

Подлодка конфедератов H. L. Hunley.

 

А путь от лодки Александровского до первой базы подлодок в Севастополе занял всего 16 лет. Для позапрошлого века скорость освоения новинки и принятия её на вооружение просто фантастическая.

Руководство России уже тогда определило главную задачу подводного флота: оборона и сдерживание. Сегодня смысл этих слов несколько иной, тогда же речь шла в первую очередь об обороне морских крепостей и портов.

События Крымской войны 1853-1856 гг. и  тяжёлые условия Парижского мирного договора (1856 г.) никем не были забыты уже хотя бы потому, что дипломатические усилия последующих пятнадцати лет были направлены на смягчение его условий. Вероятно, подводный флот мыслился Александром III как своего рода средство избежать повторения осады черноморских портов в случае очередной войны. В будущем эта стратегия («проигрываешь по надводным кораблям – строй подлодки») будет развита и использована Германией в обеих мировых войнах.

Тем не менее, Россия не смогла развить темп, взятый в конце XIX века. Вплоть до начала Первой мировой войны русский подводный флот оставался скорее забавной диковиной, которой не могли найти достойного применения. Это не было чем-то необычным для того времени.

А подводное первенство сумела перехватить Германия, хотя её флотоводцы были настроены в отношении субмарин так же скептически, как адмиралы других стран. Всё изменила атака немецкой U-9 14 сентября 1914 года, в результате которой британский флот лишился трёх броненосных крейсеров (через месяц Россия тоже потеряет броненосец «Паллада»).

Эти даты станут поворотными в истории подводного флота, в том числе и для российских подводников. Во-первых, становится понятно, что субмарины действительно могут эффективно бороться с надводными кораблями и топить их. Во-вторых, дальнейшие события показывают, что куда более перспективной сферой применения подлодок становится охота за транспортными и торговыми судами, перевозящими стратегическое сырьё/продукцию.

В этой подводной войне Россия успела поучаствовать скромно. Из 6 тыс судов, затопленных в результате подводных атак в Первую мировую, на нашем счету около 200. Объясняется это, в частности, тем, что подлодки, отвечающие реалиям  нового века, были заложены и построены, по большому счёту, уже в ходе войны. Кроме того, судоходство в Балтийском, Северном и Чёрном морях по интенсивности сильно уступало тому же Средиземноморью.

Тем не менее, первые в мире подводный минный заградитель и дизельная подводная лодка были созданы именно в России.

Подводная лодка «Минога».

 

Подводный минный заградитель «Краб».

 

А затем история фактически повторится. Нельзя сказать, что в Великой Отечественной войне подводный флот СССР никак себя не проявит. Подлодки Тихоокеанского флота будут бездействовать до августа 1945 года, а действия Балтийского флота будут сильно ограничены большую часть войны (немцы, в отличие от союзников, извлекут все уроки из опыта Первой Мировой). Но, если опираться на данные Платонова и Лурье («Командиры советских подводных лодок 1941-1945 гг.»), во время Первой Мировой российские подводники потопили больше целей, чем советские во время Великой Отечественной (200 против 126).

Подлодка С-13 под командованием капитан-лейтенанта А. Маринеско пустит ко дну немецкое судно Wilhelm Gustloff, что войдёт в историю как «Атака века».

 

Настоящий расцвет нашего подводного флота придётся уже на послевоенный период, когда стратегия его применения в очередной раз изменится. Теперь подлодки не обороняют морские крепости и не топят торговые конвои, а являются одним из средств ядерного сдерживания либо наносят удары баллистическими ракетами, как это недавно было продемонстрировано в ходе сирийской операции. А раз так, то крайне неосмотрительно назначать их командирами гражданских моряков, закончивших ускоренные военные курсы (во времена Великой Отечественной порой приходилось так делать). Новое оружие и новые возможности не просто окончательно утвердили место подводников на флоте, но и выделили их в своего рода касту: есть моряки, а есть подводники, и служба последних не в пример тяжелее. Что, собственно, и объясняет наличие у них собственного дня в календаре.

А сам подводный флот РФ – вот он:

Увеличить инфографику

К 2030 году российские конструкторы обещают добавить к этой картине подводные лодки пятого поколения – субмарин такого класса ещё не существует не только в РФ, но и у прочих стран мира.

***

Читайте также:

Юрий Борисёнок.Советско-польский Рижский мир: единство истории и «старинный спор славян»

Иван Зацарин. Единственный референдум: не спас СССР, но определил будущее

Семён Уралов. Крым с Россией: политический инцидент и исторический прецедент

Виктор Мараховский. Ретро-рецензия. Россия, которую нельзя потерять

 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика