Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сверхновая история


«Дальневосточный гектар»: при Столыпине и сегодня

С 1 февраля стартовал третий этап реализации закона о «дальневосточном гектаре».

Если коротко, то это вот о чём. В мае прошлого года Владимир Путин подписал этот закон, который предоставляет право получить каждому гражданину гектар земли на Дальнем Востоке. С 1 июня закон пробовался в пилотном режиме – только в одном районе (Усть-Большерецком). С 1 октября – распространился на всю территорию края. И вот теперь – полновесно вступил в силу для любого гражданина РФ независимо от места проживания. В первые дни поступило более 3 тыс заявок. При этом, как ни странно, основной спрос отмечается со стороны жителей южных регионов страны.

Гектар предоставляется на пять лет, после чего его можно переоформить в аренду или в собственность. Пока что участки берут либо для строительства частного жилья, либо для фермерского сельхозосвоения, либо создание объектов туристического бизнеса.

За реализацией проекта установлен чуть ли не почасовой контроль, чтобы избежать сбоев.

И, как заявил недавно во Владивостоке вице-премьер и полпред Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, цитируем дословно: «Я встречался со многими людьми, которые получили "гектар", у них у всех глаза горят, они все хотят работать, они довольны, что имеют свой участок земли. Мне кажется, началась большая работа, в которую нужно еще очень много вложить труда, чтобы она была максимально полезна людям, но она нужная и востребованная».

Что ж, с Юрием Петровичем тут сложно не согласиться, инициатива с «дальневосточным гектаром» оказалась и нужной, и востребованной. Однако, на наш взгляд, стоит и оглянуться назад. Хотя бы для того, чтобы понять, почему прежняя «колонизация Сибири», проводимая, бесспорно, выдающимся русским государственным деятелем Петром Аркадьевичем Столыпиным, по факту оказалась если и не совсем провальной, то принесла, мягко говоря, не совсем ожидаемый результат.

Впрочем, давайте по порядку.

«Сибирская колонизация», проводимая по инициативе и под руководством Столыпина, безусловно, преследовала далеко не одну цель. И была, как бы сейчас сказали, «комплексной». Но, безусловно, главной её миссией было сопровождение, проводимой с 1906 года реформы аграрной.

У аграрной же реформы были вполне конкретные и ясно сформулированные задачи.

А именно: жёсткое закрепление собственности крестьян на землю, состоявшее, прежде всего, в замене коллективной и ограниченной собственности на землю крестьянских общин частной собственностью отдельных крестьян-домохозяев. А также искоренение устаревших сословных гражданско-правовых ограничений и поощрение выделения крестьянам-собственникам участков «к одному месту», т.е. создание, по сути, «фермерского уклада» как господствующего в сельскохозяйственной отрасли.

И вот эта часть реформы – совершенно точно, по факту, исторически не прижилась. И, плохо ли это или хорошо, но это просто факт: Вторую мировую войну новая, Советская Россия выигрывала уже с кормившим её сельскохозяйственным укладом куда более близким к прежнему, общинному, и отчасти латифундистскому.

Еще раз: мы здесь не собираемся судить, «хорошими» или «плохими» были аграрные реформы Столыпина. Мы просто по факту констатируем, что они исторически не состоялись. И глубинные причины здесь были не экономическими, не политическими (хотя Великую Русскую революцию никто не отменял, но её лозунг «землю крестьянам» тоже говорит о том, что реформа не состоялась), не социальные, а сугубо географические.

А если ещё точнее, – то географически-климатические.

Тут ничего не надо выдумывать.

Дело в том, что по сравнению, допустим, с какими-нибудь благополучными «фермерами из Айовы», русские крестьяне обрабатывают землю в зоне «рискованного земледелия». Ну, вот такой вот у нас климат, к сожалению.

Суровый.

И в таком жёстком, резко континентальном климате куда более успешными оказываются крупные хозяйства. Скажем так, общинного, сельскохозяйственно-кооперативного или латифундистского типа. И именно этим в первую очередь, а отнюдь не какой-либо «отсталостью русского народа» объяснялся общинный уклад – на что, кстати, и указывал умному «прогрессисту» Столыпину повздоривший с ним из-за этого, но от этого тоже не менее неглупый помещик граф Лев Николаевич Толстой.

Подтверждается это, кстати, не только дореволюционным и советским, но и современным, постсоветским опытом: наиболее успешны сейчас отнюдь не фермерские хозяйства, а вертикально-интегрированные агропромышленные комплексы (АПК). И даже успешные фермерские хозяйства представляют собой скорее не классическое «фермерство», а мини-латифундии, широко использующие наёмный труд сельского пролетариата. Именно это, кстати, было причиной и если уж не «провальности», то, как минимум, «половинчатой успешности» и сибирской «столыпинской» колонизации.

Нет, с одной стороны с 1905 по 1914 год около 3,5 млн человек уехали осваивать новые территории. Но при этом, несмотря на то, что им полагалась не только «свободная земля», но и стартовый капитал и даже клалось специальное «жалованье», около 16% населения не прижилось в Сибири и вернулось обратно в европейскую часть России. При этом возвращались они нищими, разорившимися и это изрядно увеличивало и без того немалую напряжённость в тогдашней Российской империи. И это не считая того, что приличная часть «переселенцев» просто не осела на земле, а ушла в города, в золотодобычу, в добычу пушнины, на работы по активно ведшемуся именно в те же годы строительству и обслуживанию сибирских и транссибирских железных дорог.

Но при этом – определённые успехи, безусловно, были.

В европейскую часть России и на экспорт пошли высококачественная сибирская мука, зерно, масло, мясо. Расцвела золотодобыча, был заложен фундамент и для развития промышленности: многие переселенческие семьи даже довольно скоро получили статус «купеческих».

Но в целом – поставленные задачи выполнены, к сожалению, не были.

И даже плотность населения на гигантских сибирских просторах осталась, фактически, почти такой же низкой, какой и была.

Поэтому, если уж у нас сейчас начинается программа «нового разворота на восток», то для этого недостаточно просто «раздать бесплатные гектары». Нужно, как минимум, понять, чем переселенцы должны будут заниматься, интегрировать их в потенциальные рынки, в том числе рынки сбыта, создать достойную транспортную, логистическую и социальную инфраструктуру.

И – ни в коем случае не надеяться на «невидимую руку рынка». Иначе, как показывает исторический опыт, это по-настоящему благое начинание опять выродится в банальное разбрасывание ресурсами, разочарование и озлобленную человеческую нищету. Ну, а при определённом организационном и экономическом администрировании, грамотном планировании и поддержке, напротив, вполне способно принести и вполне приемлемый и очень нужный и людям, и государственной экономике результат.

Но вот только работы будет – очень и очень много, даже в этом случае.

И «раздача бесплатного гектара», если относиться к этой программе серьёзно, а не как к пресловутому PR, тут отнюдь не «венец усилий», а только один, первый и очень небольшой шажок, на очень правильном для России, очень достойном, но безумно сложном пути. Ибо, как говорил всё тот же Столыпин, «Наш орёл, наследие Византии, – орёл двуглавый. Конечно, сильны и могущественны и одноглавые орлы, но, отсекая нашему русскому орлу одну голову, обращённую на восток, вы не превратите его в одноглавого орла, вы заставите его только истечь кровью». И тут нечего добавить. Да и, по большому счёту, не надо ничего дополнительного даже и просто говорить.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика