Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Андрей Смирнов
19 июня 2016

Что не объясняют школьнику про русское самодержавие и крепостничество

Историко-культурный стандарт


Начало темы:

Валентин Жаронкин.
Нет в русской истории «трудных вопросов».
Часть 7: крепостное право и самодержавие

Андрей Смирнов.
Самодержавие и крепостничество по-русски:
что об этом надо знать

 

Рассматривая в рамках нашего большого путешествия по Историко-культурного стандарту (ИКС) и содержащимся в нём трудным вопросам, мы продолжим изучение трудного вопроса № 7 и попытаемся проинспектировать совместимость имеющихся линеек школьных учебников как с научными толкованиями, так и с задачами гражданского воспитания.

***

Напомним, трудный вопрос № 7 сформулирован в ИКС так: «Фундаментальные особенности социального и политического строя России (крепостное право, самодержавие) в сравнении с государствами Западной Европы»

Начнём с того, что основные учебники по истории России для 6-го, 7-го и 8-го классов (Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России с древнейших времён до конца XVI века; Пчёлов Е.В. История России с древнейших времен до конца XVI века; Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России. Конец XVI – XVIII век; Пчёлов Е.В. История России. XVII – XVIII века; Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России. XIX век. М., 2012) анализа указанных особенностей не содержат – и это правильно. Осмыслением истории следует заниматься уже в старших классах.

Недопустима, однако, путаница с понятиями «монархия», «самодержавие» и «абсолютизм» в учебниках Е.В. Пчёлова. Говоря о России конца XV – XVI вв., он пишет, что она «была монархией. Это значит, что вся власть была сосредоточена в руках одного человека». Но это же определение понятия «абсолютная (самодержавная) монархия» – а отнюдь не понятия «монархия»! Характеризуя Россию XVII века, автор опять выражается с точностью до наоборот: по Пчёлову, Россия тогда «являлась самодержавной монархией, т.е. верховная власть в стране принадлежала монарху». А вот это как раз определение «просто монархии» – а вовсе не самодержавной! Такое определение могли бы дать во времена Ивана III, Василия III или Ивана IV (когда «самодержцем» считали монарха независимой страны, не делящего власть ни с каким внешним сюзереном вроде ордынского «царя») – но сейчас понятие «самодержавие» означает абсолютную власть монарха внутри страны.

Всё это Пчёлов знает – так как в ещё одном месте пишет о Петре I: «Самодержавный монарх, он строил государство, где всё подчинялось его воле». Да, именно так: Пётр формировал самодержавный (т.е. абсолютистский) режим. И далее Пчёлов четко разъясняет, что такое абсолютизм – это ситуация, когда «вся полнота власти» «принадлежит монарху, управляющему страной через разветвлённый государственный аппарат».

Но от того, что ошибки суть результат не незнания, а небрежности, ученику не легче…

В учебниках А.А. Данилова и Л.Г. Косулиной такой путаницы нет. Но плохо то, что разъяснение понятия «самодержавие» (самодержавная власть царя») дано уже после того, как это понятие появляется в тексте учебника. И то, что не оговорена тождественность понятий «самодержавие» и «абсолютизм» (последний термин вводится вообще без объяснений). Пусть это ясно из текста – все равно, таким базовым понятиям надо давать чёткие определения.

Причины введения крепостного права в России всеми этими авторами показаны (хотя и мельком), но вот история закрепощения изложена нечётко. Так, по Пчёлову, указ от 24 ноября 1597 года об «урочных летах» – всего лишь «ещё один шаг на пути к закрепощению крестьян». Но ведь из текста указа явствует, что крестьяне уже не могут уходить от феодала даже на Юрьев день, т.е. что они уже прикреплены к земле, т.е. что крепостное право уже существует. Вот если бы перед словом «закрепощению» в процитированной нами фразе стояло слово «окончательному» – тогда фраза была бы корректной. (Что окончательное закрепощение произошло в 1649 году, Пчёлов в соответствующем месте учебника отмечает.) А Данилов и Косулина, упоминая о том, что при Федоре Иоанновиче указ 1581 года (дата, кстати, является дискуссионной. – А. С.) о «заповедных летах» стал действовать постоянно, не подытоживают, не проговаривают чётко, что это и означало установление в России крепостного права.

Теперь о старших классах. Один из учебников для 10-го класса (Волобуев О.В., Клоков В.А., Пономарёв М.В., Рогожкин В.А. История. Россия и мир. Базовый уровень) анализа причин появления и длительного сохранения в России самодержавия и крепостного права тоже не даёт. Он лишь обобщает, излагает в более компактном виде и с приведением различных взглядов на те или иные проблемы, то, что проходилось в 5– 9-м классах. Плохо, однако, то, что законодательное оформление абсолютизма в России учебник безапелляционно относит к 1649 году. Согласно общепринятой в современной науке точке зрения, это произошло со введением при Петре Устава воинского 1716 года, – но об этой версии в учебнике не упомянуто.

Учебник под редакцией А.А. Данилова (История России. 10 класс. Ч. 2. М., 2013), наоборот, аналитического характера. И вопрос о причинах появления и длительного сохранения в России самодержавия излагает весьма чётко. Указано и на то, что «природно-климатические факторы, характерные для России, объективно требовали формирования мощного государственного организма» (плохо только, что подробно этот тезис не разъясняется). И на роль «геополитического фактора» – протяжённость и открытость (в географическом плане) границ, малонаселённость государства. И на «фактор социальной организации» (его, конечно, надо было бы назвать как-нибудь попроще, не столь абстрактно) – на то, что «российское общество в целом было во многом заинтересовано в наличии сильной и эффективной системы власти и субординации в стране».

В общем, видна из этого учебника и роль развития образования в распространении антиабсолютистских взглядов, и то, почему так долго сохранялось крепостное право – пока оно не мешало сохранению мощи государства (т.е. не препятствовало развитию экономики страны), «верхи» его и не трогали.

***

Итак, в одном трудном вопросе объединены две сложнейшие сквозные проблемы отечественной истории, затронувшие несколько столетий. Сама постановка вопроса в таком виде предполагает:

- во первых, очень внятное определение понятий, разъяснение особенностей этих явлений в становлении и развитии государства и культуры;

- во-вторых, активный поиск параллелей в развитии России и европейских стран.

Иными словами – это ровно то, что предусмотрено духом историко-культурного стандарта, однако для авторов ныне действующих учебников приоритетной задачей не было. И это – задача для новых учебников.

 

Читайте также:

Иван Зацарин. Первый союзник СССР. К 24-летию попытки референдума об отделении Тувы

Полина Яковлева. Чуваши. Часть 1: Поволжские потомки Аттилы

Иван Зацарин. Первая Новороссия. К 24-летию начала боёв за Бендеры

Владислав Шпаков. Карнавальная мочь антиглобализма: как прикинуться бунтарём и ничего не добиться

Иван Зацарин. Берегитесь, у нас длинные крылья. К 79-летию беспосадочного перелёта Чкалова

Александр Шубин. Парламентское сопровождение революции: первый опыт Государственной думы

Владимир Мединский. «28 панфиловцев»: образец кино по прямому народному заказу

Анрей Сорокин, Вадим Эрлихман. Соотечественник, враг, не предатель. Уроки Маннергейма

Иван Зацарин. Пятилетки и гулаги Рузвельта. К 83-летию борьбы с Великой депрессией

Юрий Борисёнок. Новый русский призрак для Европы – призрак футбольного фанатизма

Баир Иринчеев, Дмитрий Пучков. Маннергейм: на службе России и в войнах против России

0 Комментариев


Яндекс.Метрика