Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сверхновая история


«Большой Запад» уходит в оборону, но не сдаётся. Трамп и новая тактика глобального проекта


«Идея будущего, которое было бы отличным
от настоящего, настолько недопустима
для нашего традиционного образа
мыслей и поведения, что мы, по крайней мере,
большинство из нас, сопротивляемся
любой возможности его реализации».

Джон Мейнард Кейнс.

 

От редакции. Конечно, в нашей сверхновой истории главная, вне конкуренции, сегодняшняя новость – это арест министра экономического развития Алексея Улюкаева. И мы к ней обязательно вернёмся. А начнём сейчас с того, на каком всемирно-историческом фоне логично происходят все эти сегодняшние и завтрашние захватывающие события.

Победа Дональда Трампа на президентских выборах в США по своему эффекту превзошла террористическую атаку на Всемирный Торговый Центр в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Устоявшиеся представления о будущем, спланированные карьеры и стратегии, представления о справедливости, добре и зле… Всё это рухнуло в один момент.

Испуг прикормленных

Америка вопреки канонам либерализма провозгласила приоритет национальных интересов над общечеловеческими, осиротив многочисленных своих последователей и сторонников. Озвученный Трампом разворот США внутрь себя (новая индустриализация и ставка на традиционную энергетику) расколол столь уютный для креативного класса глобальный мир.

Процесс переформатирования мирового устройства стал видимым (политически наблюдаемым), ужаснув своими последствиями либералов-рыночников. Владимир Путин, Си Цзиньпин, Асад и Эрдоган воспринимались ими как аномалия, отклонение от генеральной линии, рудимент старой системы ценностей. И вот Трамп.

Со всех сторон мы слышим стоны: «Америка, ты сошла с ума». За глубинным внутренним сопротивлением Трампу со стороны представителей старой модели (как внутри США, так и вовне) стоит крушение основ, страх перед будущим и нежелание уходить в политическое небытие. Проблему собственного восприятия действительности либералы всей Земли возлагают на одну из мощнейших политических систем в мире. Ничего удивительного: выросшие в однополярном мире люди привыкли, что за всё отвечает Америка.

Констатация нового мира

На самом деле Трамп – это никакой не переворот. Мир уже давно не является глобальным, стремительно распадаясь на регионы. Ближний Восток в огне. Континентальные устремления Европы подорваны украинским конфликтом. Китай быстрыми темпами продвигается вглубь Евразии. Франция заблокировала новый договор Евросоюза. Германии объективно больше не нуждается в ЕС, по крайней мере, в его нынешнем виде. А Британия ЕС уже покинула.

Всё последнее время шло формирование новой политической карты планеты. Единственное, что продолжало удерживать мир в прежнем (относительно стабильном) состоянии, – это старые элиты, стоявшие у истоков финансовой глобализации, вера этих элит в то, что учение о глобализме всесильно, потому что оно верно. А главным тормозом на пути назревших перемен была именно американская элита, которая сильнее всех финансово вложились в глобализацию, нарастив государственный долг до фантастических 20 трлн. долларов (по оценкам бывшего главы Счётной палаты США Дэйва Уолкера, до 65 трлн.).

Победа Хиллари Клинтон на прошедших выборах означала бы продолжение политики однополярности в её прежнем формате с наращиванием силовой составляющей. Других составляющих у глобализации просто не оставалось. Светлый образ Храма на горе давно разрушен.

Трамп – новая модель глобального лидерства США, модель перехода от экспансионизма к политике сдерживания стратегических конкурентов по модели рейганомики (аналогия Трампа и Рейгана обретает всё более широкое звучание).

Новый лад старой песни

Победа Трампа – это не крах американских глобальных устремлений, это сработавший инстинкт самосохранения политической системы США. Америка не уйдёт из мировой политики, 65 трлн. долларов не спишешь на неудавшийся бизнес-проект. Тем более, Трамп уже озвучил отказ от принципа невмешательства. Стоп-кран сорван, мир на пороге масштабных перемен.

Изменения модели носят настолько глубокий характер, что оценивать их в старой логике невозможно. Все прежние программы развития рушатся, все «методички» идут прахом. Старые маркеры (республиканцы – демократы, промышленный и финансовый капитал, Рокфеллеры – Ротшильды) не работают, не позволяют составить адекватную картину перемен.

Изменениям будут подвергнуты не только принципы и подходы, меняться будут акторы нового миропорядка: политические глашатаи, финансовые проектанты и промышленные операторы.

Всеобщий рост экономики больше не может выступать в роли интегратора глобальной цепочки производства стоимости. Прежние условия распределения прибыли многих (почти всех) уже не устраивают. «Страны-мировые бензоколонки» и «страны-поставщики трудовых ресурсов» проявили политическую субъектность и заявили о своём праве на самостоятельный проект будущего.

Доллар как «красная линия»

Единственной безусловной точкой отсчета грядущих перемен можно считать статус доллара как мировой резервной валюты. Здесь красная черта для Америки. Даже для развернувшейся внутрь себя Америки. Здесь война. Один  пример из прошлого. В 1830 году Франция и Россия сравнялись по валовому национальному продукту с Британией, а к 1913 году США и Германия также встали в ряд сверхдержав, но никто не мог посягнуть на глобальное лидерство Англии из-за ее финансового превосходства.

Сегодняшнее финансовое превосходство Америки строится на долговой модели, где внутренний долг США является ресурсом для внешнего кредитования. Принцип этой модели заключается в замене внутреннего долга других стран на американский, а вслед за американскими деньгами приходит американская юрисдикция и американские канонерки. Без внешних рынков долговая модель США существовать не может. Отказ от глобального лидерства неизбежно ведёт к экономическому и политическому коллапсу США.

У сберегающих экономик (Индия, Китай, Россия) инвестиционная модель носит органический характер, она построена на внутренних накоплениях. А Китай – самая крупная сберегающая экономика – по своему объему, временному горизонту планирования и инфраструктуре уже соразмерен с США. Это создает непреодолимые угрозы для американской долговой модели.

Сберегающие страны после длительных переговоров в рамках ВТО отказались открывать свои внутренние рынки для США. Попытка решить вопрос с наскока (санкции, демократизация и демонстрация военной силы) тоже не принесла результатов. Пришло время для оборонительных боёв и внутренней консолидации общего пространства, подвластного американской финансовой системе.

Тактика Большого Запада

Трамп – это не уход в себя, это выстраивание оборонительного внешнего контура, так называемого Большого Запада. Генеральная цель – сдерживание Китая. Стремительное наращивание ВМС США до 350 судов означает, что азиатско-тихоокеанский регион становится ключевым вслед за Ближним Востоком и Россией.

В Большой Запад должна войти Северная Америка, объединённая соглашением NAFTA, а также Южная после переворота в Бразилии. Подписание соглашения СЕТА не оставило выбора и Европе. В СЕТА включён обязательный к исполнению протокол предварительного действия, который делает процедуру ратификации соглашения национальными парламентами (включая Европарламент) излишней формальностью.

Новые регулятивные режимы исключают либеральные подходы. Никакого равенства возможностей и свободной конкуренции. Никакого общего мира. Всё жёстко зарегламентировано и поставлено под контроль единого финансового центра. Отсюда несдержанная (на грани истерики) реакция Европы на изменение риторики нового хозяина Белого Дома и его тональности. То, что в народе называется «а поцеловать?». Отличие Трампа от Обамы или Клинтон в том, что кошку он называет кошкой.

Главный вопрос: способна ли долговая модель США существовать без рынков Китая, Индии и России? Сможет ли программа новой индустриализации Большого Запада, провозглашённая Трампом, хотя бы на время связать раздувшийся за 15 лет финансовый пузырь? А если не сможет, придется ли тогда капитализировать нетрадиционные активы, такие как экология, ЖКХ, образование, человеческий капитал и как это будет происходить? Возможно ли реализовать новую приватизацию в разделённом на лагеря мире?

***

Бесспорным пока является только то, что Америка собирается достраивать себя в рамках глобальной конкуренции, воссоздавая на подконтрольной территории производственный и сырьевой сектор экономики. В этих условиях решающим вызовом для развивающихся стран (условный БРИКС) станет создание собственной финансовой системы.

Смогут – мир перейдет в биполярную систему с противостоянием двух моделей на измор. Не смогут – придётся поодиночке менять свой суверенитет на благосостояние в пределах Большого Запада.

А отсюда вытекают две разные стратегии действий. Большой Запад заинтересован в дальнейшей хаотизации и полном обнулении пространства за своими пределами, а условный БРИКС – в его структуризации и создании нового концерта государств (новая Ялта).

В общем, ничего нового.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика