Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

100-летие Революции

Беседа Герберта Уэллса с Лениным: «Вместо монстра встретился с философом»

Произведения английского писателя-фантаста Герберта Уэллса известны и любимы во всем мире. Его книгами зачитывается уже не одно поколение россиян. Между тем и сам Уэллс в свое время немало интересовался нашей страной. Этот интерес сопровождал Уэллса на протяжении почти всей его жизни. Наиболее пристальноe внимание на Россию писатель впервые обратил в 1905 году, когда здесь бушевала Первая русская революция.

За всю жизнь Уэллс совершил три поездки в Россию: в 1914, 1920 и 1934 годах. Во второй раз Уэллс прибыл в Россию по приглашению своего старого приятеля Максима Горького, у которого и остановился. Он приехал в конце сентября и пробыл здесь 15 дней, а 6 октября состоялась его знаменательная встреча с вождем Октябрьской революции Владимиром Лениным. Произошедшая между ними беседа навсегда изменила представления англичанина о Советской России и большевиках.

Свои впечатления от этой поездки Уэллс описал в очерке «Россия во мгле». Вспоминая о визите в Кремль, Уэллс отмечал, что это было главной целью его поездки из Петрограда в Москву. Ради этого разговора ему пришлось потратить около 80 часов на разъезды, телефонные переговоры и ожидание.

«Мне было интересно повидаться с ним, и я должен сказать, что был предубежден против него. На самом деле я встретился с личностью, совершенно непохожей на то, что я себе представлял», – писал Уэллс в своей книге.

Максим Горький и Герберт Уэллс. Петроград. СССР. 1920 г.

О значимости этой встречи для обеих сторон и о том, как в 1920-е годы складывались отношения Советской России и Англии, «История.РФ» расспросила биографа Владимира Ильича, российского журналиста и писателя Льва Данилкина.

«Уэллс ожидал, что встретится с монстром»

– Лев Александрович, какие отношения были у Cоветской России с Англией в годы Гражданской войны? Почему Уэллс решил приехать в тот сложный период?

– Поскольку Cоветская Россия оказалась фактически врагом капиталистической Англии, которая поддерживала белогвардейцев в Гражданской войне, то образ Ленина как ее руководителя в английских СМИ был сильно демонизирован. Визит Уэллса в Россию в 1920 году можно сравнить с тем, как если бы сейчас какой-нибудь вчерашний нобелевский лауреат Исигуро (Кадзуо Исигуро – британский писатель японского происхождения, лауреат Нобелевской премии по литературе 2017 года. – Прим. ред.) поехал бы в Северную Корею и пообщался с Ким Чен Ыном.

– Как встреча с Лениным повлияла на Уэллса и его видение России?

– Это произвело на него эффект обманутого ожидания. Он ожидал, что встретится с каким-то монстром, а оказалось, что это была беседа с интеллектуалом и философом. И Уэллс оценил это, как и многие. На самом деле к Ленину приезжало много иностранцев. Общение с именитыми иностранцами было как раз одной из его функций в качестве председателя Совнаркома. К нему, например, приезжал философ Бертран Рассел.

– О чем Ленин говорил с Уэллсом?

Результатом встречи стала книга Уэллса «Россия во мгле», в которой он увлеченно и с сочувствием пересказал план Ленина, касающийся электрификации. Уэллса поразило то, что крестьянская, не модернизированная страна, став Советской Россией, планирует принять столь грандиозный план электрификации. То есть этот свет, который, как говорили, хлынет сюда и выведет Россию в будущее, стал теперь не только идеологическим, но и буквальным – свет как электричество.

«В стране царил хаос, но Ленин им руководил»

– Вы сказали, что ожидания Уэллса относительно России не оправдались. Но ведь он критиковал большевиков, упрекал советскую власть в неорганизованности и некомпетентности. Он утверждал, что большевистское правительство «самое смелое и в то же время самое неопытное из всех правительств мира».

– Естественно, он же оказался в стране, которая пережила Гражданскую войну, и местное правительство не сразу стало таким компетентным, как позднее, когда здесь воцарилась развитая бюрократия. Уэллс приехал в страну, где была чудовищная инфляция в тысячу процентов; конечно, здесь царил хаос. Но удивительным образом у этого хаоса был какой-то центр, и он оказался управляемым. Может быть, этого не было видно на улицах, но Уэллсу повезло встретиться с интеллектом, который этим хаосом руководил.

– Какую выгоду преследовал Ленин, встречаясь с британским фантастом?

– На тот момент было понятно, что Советская Россия, даже побеждая в Гражданской войне, не может существовать в международной изоляции. А изоляция была чудовищной вплоть до Генуэзской конференции 1922 года. Нынешние санкции – это, конечно, ничто по сравнению с тем, что претерпевала советская Россия. Сейчас все говорят про отключение России от системы SWIFT (Общество всемирных межбанковских финансовых каналов связи, от англ. Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications; международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей. – Прим. ред.), а тогда невозможно было осуществлять никакую международную торговлю. Россия находилась в финансовой и экономической блокаде. И Ленин налаживал диалог с иностранцами, которые могли объяснить обществу, что Советская Россия – это не карикатурная страна монстров, что она открыта миру, готова с ним торговать и так далее. Так что эту публичную функцию выполнял как раз Ленин.

– Уэллс в своих очерках отмечал простодушие большевиков, которые постоянно спрашивали его: «Когда произойдет социальная революция в Англии?» Как вы думаете, он воспринимал это с иронией?

– Вообще, большевики очень сильно рассчитывали на революцию в Германии. Если бы Англия проиграла Первую мировую войну, то и там вполне могли создаться предпосылки для революции. На самом деле в 1920-х годах Советская Россия тайно спонсировала Лейбористскую партию в Англии. И там были сильные рабочие движения, так что это не казалось таким уж абсурдом. Даже в Англии, классической стране капитализма, вполне могла произойти революция.

– После визита Уэллса в Россию связи между странами как-то укрепились?

– Нет, это был скорее частный визит писателя и журналиста. А глобальные международные вопросы на формальном уровне уже решались на Генуэзской конференции. Проблема в том, что недовольство англичан вызывал не только сам советский коммунистический строй, но и проблема долгов. Царское правительство имело бесконечное количество задолженностей, и этот вопрос нужно было решить. Если бы Советская Россия расплатилась по этим долгам, то отношения были бы быстро восстановлены. Собственно, Англии Россия тоже была нужна как колоссальный рынок сбыта. И раз уж там установилась такая странная форма государства, то даже и с ним рано или поздно пришлось бы сотрудничать, и англичане это понимали. 

Теги: Историческая политика Политическая история Новейшая история История русских революций История гражданской войны История переходных периодов

0 Комментариев


Яндекс.Метрика