Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

100-летие Революции


Александр Шубин: Последний шанс демократии

Известный историк, постоянный автор портала «История.рф» Александр Шубин – о том, куда и почему двинулась Россия после конфликта Керенского и Корнилова.

Республика выбирает дорогу

Россия встречала осень 1917 года в обстановке триумфа демократических сил. Выступление генерала Корнилова было почти бескровно подавлено, ужас гражданской войны отступил. Правда, ходили разговоры, что председатель правительства Керенский сам взрастил Корнилова. Чтобы выглядеть решительнейшим из демократов, Керенский предвосхитил волю Учредительного собрания и 1 сентября провозгласил Россию республикой. Хотя фактически монархия была свергнута ещё 2 марта, это был важный символический акт – Россия уходила от времён империи необратимо.

Но с текущими делами Керенский справлялся неважно. Он был сторонником коалиции социалистов и либералов (прежде всего партия конституционных демократов, кадетов). Из-за их противоречий такое правительство не могло проводить социальных преобразований, которых требовали отчаявшиеся массы. Социально-экономическая ситуация ухудшалась.

ЦК эсеров и меньшевиков заявили о недопустимости коалиции с кадетами, которые скомпрометировали себя сочувствием Корнилову. Узнав об этом, Керенский был вынужден на время прекратить переговоры о формировании новой коалиции и 1 сентября объявить о создании Директории – технического правительства без кадетов из пяти членов. В неё вошли А. Керенский, М. Терещенко, правый меньшевик А. Никитин и двое военных – военный министр А. Верховский и морской – Д. Вердеревский.

Многие левые лидеры считали, что возникла возможность создать более однородное правительство из сторонников социализма, которые могли бы дружно заняться социальными преобразованиями. Это правительство могло быть более устойчивым, опираясь на массовые организации трудящихся, которые могли сформировать временный парламент, «предпарламент», который уступил бы свою власть только Учредительному собранию. В такой системе власти могли принять участие и большевики.

Большевики протягивают руку

Ухудшение экономической ситуации и неубедительность антибольшевистской агитации привели к значительному росту влияния большевиков в крупных индустриальных центрах. Разворачивался процесс, который затем был расценён Лениным как «большевизация Советов» – большевики пришли к руководству Советов в Петрограде, Москве, Киеве и других городах.

В первых числах сентября Ленин выступил с серией статей, открывавшихся работой с откровенным названием «О компромиссах». Ленин писал: «Если есть абсолютно бесспорный, абсолютно доказанный фактами урок революции, то только тот, что исключительно союз большевиков с эсерами и меньшевиками, исключительно немедленный переход всей власти к Советам сделал бы гражданскую войну в России невозможной». Таким образом, будет «возможно и вероятно» мирное развитие революции.

Но умеренные социалисты оттолкнули протянутую руку. Предложенная большевиками резолюция «О власти», предлагавшая создать многопартийное левое правительство, была отклонена социалистами из Центрального исполнительного комитета (ЦИК) Совета рабочих и солдатских депутатов (зато её принял Петроградский Совет, что вскоре привело к его переходу под контроль большевиков). Лидеры ЦИК не хотели договариваться с большевиками. 8–10 сентября меньшевистская «Рабочая газета» и эсеровское «Дело народа» выступили с критикой ленинской инициативы.

Но Ленин не очень-то и держался за возможность компромисса. 13 сентября он писал: «Величайшей ошибкой было бы думать, что наше предложение компромисса ещё не отвергнуто, что демократическое совещание ещё может принять его».

Демократическое совещание

Левые силы решили собраться на форум и обсудить возможность широкой левой коалиции и её программы – на Демократическое совещание. Оно было созвано по инициативе ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов и Исполкома Совета крестьянских депутатов и проходило 14–22 сентября 1917 года. Оно было сконструировано так, чтобы доминировали умеренные социалисты. Из 1582 делегатов 300 представляли городское самоуправление, 200 – земства, 230 – Советы рабочих и солдатских депутатов, 230 – Советы крестьянских депутатов, 120 – кооперативы, ещё 38 – рабочие кооперативы, 100 – профсоюзы, 125 – организации армии и флота, 60 – национальные организации и др. Среди делегатов совещания было 532 эсера (в основном центристов и особенно правых, левых – только 71 человек), 172 меньшевика (из них только 56 левых), 134 большевика и др. Совещание пыталось определить принципы формирования правительства, каким оно должно быть: коалиционным (то есть с участием кадетов) или «однородно-демократическим» (без кадетов, с преимуществом социалистов). Большинство совещания (часть эсеров, большевики, меньшевики-интернационалисты) выступило за однородное демократическое правительство (потом его стали называть конкретнее – однородное социалистическое, то есть состоящее из социалистов, представителей левых партий).

Более левое правительство, опирающееся на широкие демократические круги, вплоть до большевиков, имело все шансы дожить до Учредительного собрания. В этом заключался последний шанс демократии. Проведение глубоких (пусть и не социалистических) преобразований было неизбежно, их могла начать либо социалистическая («демократическая») коалиция (но не либерально-социалистическая), либо одна партия. Но только широкая коалиция могла сдерживать конфликты, которые неизбежно станут обостряться в случае радикальных преобразований. А такие конфликты угрожали перерасти в гражданскую войну.

Но даже социалисты-центристы, не говоря уже о правых крыльях социалистических партий, не желали коалиции с большевиками. В этот период уступчивость демонстрировали как раз большевики, лидером которых на совещании был Каменев.

Л.Б. Каменев

В то же время умеренные социалисты не хотели брать на себя полную ответственность за ситуацию в стране, потому что быстрого улучшения социально-экономической ситуации не стоило ждать при любом правительстве. Многим участникам совещания хотелось всё же разделить ответственность с либералами.

При согласовании окончательного текста резолюции социалисты-центристы уступили давлению представителей правых фракций меньшевиков и эсеров и сняли запрет на включение в правительство представителей либералов.

19 сентября вопрос о власти был поставлен на голосование. 766 делегатов против 688 проголосовали за коалицию как принцип построения власти (решающую роль сыграли голоса земств и кооперативов). Затем голосовались поправки, которые должны были выяснить, какой может стать новая коалиция. Большинство делегатов поддержали две поправки: в правительство не могли входить люди, причастные к заговору Корнилова, и «за пределами коалиции остаётся вся партия кадетов». Эта поправка была принята большинством – 595 делегатов против 493 при 72 воздержавшихся.

Она поставила планы сторонников Керенского и других адептов либерально-социалистической коалиции на грань срыва. Но и большевиков идея коалиции не устраивала. В итоге резолюция теперь вообще мало кому нравилась. Её поддержало 183 делегата против 813 при 80 воздержавшихся. Совещание осталось без резолюции.

Пришлось собирать совещание фракций для согласования приемлемого варианта. Доходило и до скандалов, когда большевики обвиняли в подтасовках Церетели, готовившего формулировки для голосования. Церетели в ответ заявил, что, «говоря с товарищами большевиками, я буду брать нотариуса и двух писцов».

Но лучше бы нотариуса и писцов брали сторонники однородного демократического правительства, составлявшие большинство на Демократическом совещании. Итоговое постановление, вынесенное на голосование уставших делегатов, уже не содержало ни положения о создании правительства Демократическим совещанием или его органом, ни отказа кадетам в праве войти в правительство. Здесь говорилось, что представительному органу поручается «содействовать созданию власти», а не сформировать её. Резолюция допускала привлечение в правительство «цензовых элементов» (то есть правых партий). Это была очевидная сдвижка в сторону докорниловской коалиции. Сторонники линии Керенского смогли обвести вокруг пальца товарищей по социалистическим партиям.

Наступил момент истины. Чтобы отстоять свои принципы, большинство членов ЦК ПСР и РСДРП должны были отказаться от этой комбинации, а затем – от поддержки новой коалиции Керенского. Это вело бы к расколу социалистических партий. Ни Чернов, ни Мартов не решились на это. Большинство делегатов Демократического совещания проглотили пилюлю. Большевики и левые эсеры протестовали, но их возражения были отклонены. Стремясь сохранить единство своих партийных рядов в преддверии выборов, социалисты-центристы капитулировали перед правым крылом своих партий. Резолюция в целом была одобрена 829 голосами против 106.

Единогласно решили, что новое правительство должно быть ответственно перед избранным на Демократическом совещании «предпарламентом». 22 сентября Демократическое совещание избрало Всероссийский демократический совет, который считало «предпарламентом». Но по требованию Керенского его пришлось дополнить более правыми политиками. При этом Керенский заявил, что не считает правительство ответственным перед «предпарламентом». Соответственно, и «предпарламент» не обязывался поддерживать Керенского.

26 сентября 1917 года Керенский сформировал социалистическо-либеральную правительственную коалицию с участием кадетов.

Итоги Демократического совещания, не удовлетворившие большинство его участников, не позволили создать демократическую опору власти и привели к дальнейшей политической изоляции Временного правительства. Теперь Керенского не поддерживала партия эсеров, в которую он входил, а меньшевики были расколоты.

Правительство потеряло опору в активной части общества как раз в тот момент, когда его лидеры считали своё положение наиболее устойчивым. Керенский разгромил левых и правых, обвёл вокруг пальца наивных политических говорунов. Ещё два месяца, и он торжественно откроет Учредительное собрание, проведя корабль демократии сквозь бури и грозы…

А большевики вышли из «предпарламента» в первый день его работы, 7 октября, и принялись готовить Октябрьский переворот 1917 года.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика