Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом

Африка как родина частных армий. К 56-летию войны в Анголе

4 февраля 1961 года началась война в Анголе, завершившаяся уже в наше время.

В середине января 2017 года в СМИ появилась фотография, на которой засняты Владимир Путин и Дмитрий Уткин, известный как командир так называемой «группы Вагнера». Российские ЧВК пока ещё не совсем «ч» (частные) и лишь ищут своё место во взаимодействии армии и спецслужб – формат для России не слишком привычный.

Сегодня, когда мы фиксируем 56-ю годовщину пролога к началу более чем полувековой войны в Анголе, стоит поговорить о том, что США в бывших колониях отработали механизм действия ЧВК. И нам для эффективного противостояния придётся заиметь нечто похожее.

Война на два поколения

Народно-освободительное движение в Анголе начиналось примерно так же, как до этого в большинстве бывших колоний Чёрного континента: требование гражданского равноправия между коренным населением и колонизаторами, борьба за повышение оплаты труда на колониальных предприятиях и фермах. Власть также вполне ожидаемо отвечала на эти требования всем чем могла, вплоть до применения армии против гражданского населения. По некоторым данным, против участников бунта в Байша-де-Кассанже (январь 1961-го) применяли даже напалм.

В ответ коммунисты Анголы, организовавшие за несколько лет до этого Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА), также перешли от экономических протестов к политическим, совершив нападение на тюрьму в Сан-Паулу и полицейский участок в столице Луанде. Ответом были массовые аресты и погромы, во время которых было убито несколько сот человек. Собственно, война за независимость разгорелась только в марте того же года, однако после перехода МПЛА к атакам на силовиков и ответным репрессиям она уже не могла не разгореться.

В общем, всё знакомо. Как правило, в большинстве африканских стран после нескольких лет войны колонизаторы либо сами соглашались предоставить независимость бывшей колонии, либо их заставляли силой. В Анголе такой сценарий не сработал.

Во-первых, в Анголе война за независимость растянулась на долгих 14 лет. И могла бы продолжаться и дальше, если бы не переворот «Движения капитанов» в самой Португалии, в ходе которого диктаторский режим Салазара перестал существовать, а  новое правительство страны согласилось предоставить самостоятельность бывшей колонии.

Во-вторых, война таки продолжилась. Просто фаза национально-освободительной сменилась гражданской. Кроме коммунистической МПЛА в Анголе действовали также правая ФНЛА, а также маоистская УНИТА, которые и во время борьбы за независимость не слишком друг с другом ладили и периодически сдавали позиции друг друга португальцам. А уж после того, как единый враг исчез, ничто не мешало группировкам приступить к выяснению отношений. МПЛА получила поддержку СССР и Кубы, ФНЛА – США, ЮАР и Заира (Демократическая республика Конго), УНИТА – КНР (нерегулярно).

И снова нетрадиционный сценарий. Казалось бы, после распада СССР все позиции в Анголе должны были получить США, а сама война – прекратиться. Частично так и случилось: при этом именно МПЛА как наиболее влиятельная группировка в начале 1990-х получила поддержку… США. Однако война продолжала идти. Более того, она продолжалась вдвое дольше, чем национально-освободительная. Хотя зависит от того, как считать. Активное противостояние в Анголе завершилось в 2002 году. Однако окончательно группировки превратились в политические партии совсем недавно – в 2014-м. Итого имеем 53 года войны разной степени интенсивности.

Шварценеггеры в Анголе

Из африканских войн, в частности, из двух ангольских родом один из самых примечательных элементов войн в странах третьего мира – ЧВК.

Возникли они не от хорошей жизни – США в 1960-х прочно увязли во Вьетнаме, и тогдашнему американскому руководству срочно требовалась модель участия в конфликтах, которая бы позволяла: а) не участвовать в войнах формально, на уровне правительства; б) достигать поставленных целей малыми усилиями и без репутационных рисков. Модель обкатали в конфликте в Конго – том, что потом стал Заиром, а затем снова Конго (не случайно его правительство затем поддерживало антикоммунистов из ФНЛА).

В Анголе наёмники тоже побывали, но их успехи были значительно более скромными. Отчасти из-за того, что в Анголе ЦРУ действовало самостоятельно, без поддержки армии и ВВС. К тому же в Анголе у американских наёмников был значительно более серьёзный противник – кубинский спецназ «Чёрные осы».

Однако в целом модель оказалась работоспособной, применялась затем неоднократно и попала даже на киноэкраны. То в фильме «Хищник» герой Арнольда Шварценеггера – Алан Шеффер – в ходе диалога со своим знакомым Дилланом из ЦРУ обсуждают, почему Шеффер не принимал участие в некоей ливийской операции. Шеффер отзывается о ней крайне неодобрительно («мы не убийцы»). Скорее всего, в данном случае «ливийская операция» – некий сборный образ африканских конфликтов, в которых были замешаны ЦРУ и наёмники, привлекаемые американской разведкой к этим операциям. А в последние годы Сильвестр Сталлоне и вовсе снял несколько частей франшизы «Неудержимые», в которых играет командира классической группы наёмников с кучей оружия и даже собственным военно-транспортным самолётом. Хотя, разумеется, по состоянию на 2017 год происходящее на экране – отборная клюква для кинозрителей. Наёмники давно не шатаются по заштатным барам, увешанные черепами и цепями, а вполне легально служат в ЧВК, выполняя подряды военного ведомства США. Но в 1970-х, да – было примерно так. 

***

Возникает вопрос: а нужно ли нам идти той же дорогой и способствовать созданию подобных групп вне структуры ВС РФ? Есть мнение, что нужно и даже очень. Во-первых, это снимает проблему постафганского «призыва» ветеранов в криминал. Специалисту свойственно заниматься тем, чему его учили, а легальных вакансий для военных в отставке немного. Во-вторых, если тогда СССР ограничился отправкой в Анголу небольшого количества военспецов и помощи (а Куба прислала спецназ), то теперь надеяться на чьи-то дружественные формирования не приходится. В-третьих, каждый инструмент – для своей работы. Общевойсковая подготовка не всегда отвечает задачам, которые ставятся перед «ограниченными контингентами». Те же кубинцы были весьма успешны в Анголе не только из-за вооружения, полученного от СССР, но и потому, что их изначально готовили для партизанской войны и с превосходящим по численности противником.

Не повредит ли создание частных военных подразделений государственности? Американской, судя по всему, не повредило. Прежде всего потому, что изначально наёмники плотно курировались спецслужбами. Если это правило сохранить, то не повредит и нашей.

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Военная история История международных отношений и дипломатии История военных конфликтов

0 Комментариев


Яндекс.Метрика