Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Витебский процесс


 

Оккупация Витебской области длилась с июля 1941 года по июнь 1944 года. Все это время шло массовое уничтожение людей — население области уменьшилось в 2,7 раза. До войны в Витебске было 180000 жителей, а после изгнания оккупантов осталось лишь 118 человек. В главном городе области нацисты уничтожили 62000 горожан и 7100%0 пленных красноармейцев, многих угнали в немецкое рабство. Всего же на территории области нацисты уничтожили, по неполным данным ЧГК, 151421 мирного жителя и 92891 военнопленного, а 68434 человек угнали в Германию. Среди тысяч виновных в этих смертях были десять конкретных офицеров и солдат 53-го армейского корпуса.

 

Чтобы установить их вину, пять оперативно-следственных групп изучали архивы, акты ЧГК, фотодокументы, допросили 196 свидетелей (в Витебской, Смоленской и Калининской области), а также 27 военнопленных. Из этого числа на процессе в Витебске 29 ноября – 4 декабря 1947 года выступали 22 жителя СССР (учителя, рабочие, колхозники, священник и др.) и 6 военнопленных.

 

Суд состоялся на территории бывшего гетто — в театре имени Якуба Коласа (до войны там был клуб металлистов), во время оккупации прямо в здание бросали трупы умерших от голода и болезней евреев.

В зале суда во время процесса В зале суда во время процесса

В зале суда во время процесса


Генерал пехоты Ф. Гольвитцер, командир 53-го армейского корпуса, строил оборонную линию «Пантера» в 550-100% километров от устья реки Припять до города Витебска, и для выполнения этой работы насильно мобилизовал до 200 тысяч женщин, стариков и подростков, большинство которых было согнано в лагеря. Они работали по 10-15 часов в сутки, получая 150 граммов хлеба и баланду, спали за колючей проволокой под открытым небом. На стройматериалы шли дома и колхозные постройки. Прибыв 1 октября 1943 года в Витебск, Гольвитцер организовал для оборонных работ такие же лагеря, куда согнал горожан. Там нацисты расстреливали недовольных и слабых, девушек массово насиловали и убивали (этим занимался и подсудимый фельдфебель Г. Рух).

 

На территории Витебской области Гольвитцер и его на­чальник штаба полковник Г. Шмидт (подсудимый) дважды разрабатыва­ли и передавали для исполнения подчиненным войскам приказы о принудительном угоне работоспособного советского населения на каторжный труд в Германию.

 

Также он отдавал приказы о борьбе с партизанами — то есть об уничтожении мирных жителей карателями. Имевшая­ся в его подчинении 53-я истребительная рота, которой командовал старший лейтенант Г. Клуге (подсудимый), сжигала и грабила деревни. О результатах шести карательных экспедиций Клуге устно и письменно докладывал Гольвитцеру и Шмидту, получая одобрение.

 

Другие преступные приказы Гольвитцера: угон в немецкое рабство 4800 человек, использование 12000 «нетрудоспособного населения» в качестве живого щита перед Красной армией, разрушение зданий Витебска.

 

Генерал-майор К. Мюллер-Бюлов, командир 246 пехотной дивизии приказывал расстреливать мирных граждан, сжигать деревни, а при отступлении немецких войск — превращать оставляемую местность в пустыню, уничтожая все на пути отхода. Так, по приказу Мюллер-Бюлова в мае 1944 года офицерами и солдатами 246 саперного батальона 246 пехотной дивизии около деревни Шевино Витебского района было расстреляно 70 мирных граждан, взятых из рабочего лагеря, полностью сожжена деревня Шевино. В июне 1944 года солдатами второй саперной роты 246 саперного батальона по приказу Мюллер-Бюлова в районе деревни Бороники Витебского района расстреляно 40 человек мирных граждан, укрывавшихся в лесу. Исполнял эти приказы и подсудимый унтер-офицер Л. Буцбах, который в июне 1944 года принимал непосредственное участие в расстреле 70 человек, в том числе 4-х женщин, доставленных к месту расстрела из рабочего лагеря.


1943 г. Витебская область. Крестьяне под надзором немецких оккупантов строят дорогу через лес

Крестьяне под надзором немецких оккупантов строят дорогу через лес.

Витебская область, 1943 г.


Генерал-лейтенант А. Хиттер, командир 206 пехотной дивизии, в марте 1943 года превращал в «мертвую зону» территорию Калининской области — жег деревни, угонял жителей в немецкое рабство. Осенью 1943 года по его приказу под видом борьбы с партизанами была проведена карательная экспедиция в деревню Осташево, ее полностью уничтожили, а 113 мирных граждан, в том числе стариков и детей, согнали в 3 сарая и заживо сожгли.

 

В марте-апреле 1942 года полковник Г. Дилльманн, командуя охранным батальоном в составе 707-й охранной дивизии, проводил карательные экспедиции против мирного населения на территории Глусского и Октябрьского районов Бобруйской области. По его при­казам в полосе действия батальона люди расстреливались и сжигались заживо. Возможно, за эти преступления Дилльманн был повышен, награжден и назначен начальником лагеря военнопленных в Витебске. Он признался на допросе: «Я поддерживал в лагере режим, который в итоге должен был приве­сти и приводил к голодной смерти военнопленных. Ничтожный рацион питания приводил к истощению организма, а изнурительный труд от восхода до захода солнца ускорял окончательное его разрушение».

 

Всего в Витебском лагере военнопленных расстреляли и замучили более 100 тысяч человек, а Дилльманн продолжил уничтожать людей уже в других местах — в мае 1943 года был назначен комендантом Полоцкого лагеря военнопленных, а потом стал начальником строительства усовершенствованного лагеря смерти для советских военнопленных в Орле.


Руины Витебска. Фото солдата вермахта

Руины Витебска. Фото солдата вермахта


Ефрейтор К. Гюнтер принимал участие в карательных экспедициях и лично расстреливал мирных жителей, чтобы освоить оружие (он был шофером): «Отряд, в котором он находится, поджигает дерев­ни одну за другой. Во время пожаров Курт Гюнтер и его молодчики расстреливают людей. В Чановичах он лично убивает 8 советских граждан.

 

Кто были эти 8 граждан?

 

— Мужчины.

 

— За что их расстреляли?

 

— По подозрению в связи с партизанами.

 

— А двое детей и три женщины, которых вы расстреляли в группе семи человек в феврале 1944 года, также были подозреваемы в связях с партизанами?

 

Подсудимый молчит. Проходит минута, и потом он цинично до­полняет:

 

— Мы практиковались в стрельбе из личного оружия».

 

Каратель Ф. Адам тоже вешал и расстреливал, в чем признался на следствии: «Оставив горящую деревню, оба взвода в боевом порядке начали прочесывать лес. В лесу было задержано 200-230 чел. мирных граж­дан. Задержанные были построены по 5 чел. в колонну на поляне. По приказу старшего лейтенанта Крана я повесил двух человек мужчин. После этого на одну из повозок был установлен станковый пуле­мет, из которого я открыл огонь по этим людям. Они плакали, крича­ли в ужасе, но они были оцеплены, и по ним стреляли из автоматов, а я из пулемета. Я лично убил 120-150 человек. Оставшиеся в живых 78 человек были под конвоем отправлены в гор. Лиозно».

 

Все подсудимые, кроме Хиттера и Дилльманна, признали свою вину и просили суд о снисхождении. Приговор читали с 21-30 до 23-00 часов 3 декабря 1947 года. Согласно ему, все подсудимые получили высшую меру — по 25 лет каторги (потом генералов перевели в более комфортный лагерь для высших чинов близ Иваново). Там Мюллер-Бюлов умер от заболевания сердца в 1954 году, а Гольвитцер и Хиттер вернулись в ФРГ уже в 1955 году.


Допрос Г. Руха, К. Гюнтера, Л. Буцбаха, Ф. Адама

 

Источник: Судебный процесс в гор. Витебске по делу о преступлениях немецко-фашистских захватчиков, причиненных в Белорусской ССР, утреннее заседание 30 ноября // «Вiцебскi рабочы», 2 декабря 1947 г. Цит. по: Подлипский А.М. Возмездие: судебный процесс над немецко-фашистскими преступниками в Витебске. Витебск, 2013.

 

Утреннее заседание 30 ноября началось допросом подсудимых. Первым дает показание фельдфебель Рух Герман — бывший коман­дир взвода команды охраны лагеря, организованного при 4-й авиапо­левой дивизии 53 армейского корпуса для насильственной мобилиза­ции советских граждан. Отвечая на вопросы прокурора, подсудимый Рух сообщает, что он по приказу бывшего командира 53 армейского корпуса, подсудимого генерала Гольвитцера вместе с другими воен­нослужащими из охраны лагеря бил и расстреливал советских граж­дан, насильно мобилизуя для строительства оборонных сооружений. Всего в этом лагере, по показаниям Руха, было расстреляно, погиб­ло от голода, болезней и издевательств 700 советских граждан. В мае 1944 года лагерь посетил генерал Гольвитцер.


1941 г. Витебск. Арест гитлеровцами мирных граждан

Арест гитлеровцами мирных граждан. Витебск, 1941 г.


Прокурор: Доложите суду о ваших личных преступлениях, совер­шенных в этом лагере.

 

Рух: Я лично утром выгонял заключенных из барака на работу и при этом избивал их. Проводил много времени в бараках, где удер­живались девушки. Я насиловал их, как и другие из охраны лагеря.

 

Прокурор: Можете вы вспомнить, сколько было таких случаев?

 

Рух: Вспоминаю семь случаев.

 

Прокурор: Сколько из этих девушек вами расстреляны?

 

Рух: Расстрелял четырех.

 

Прокурор: Сколько вами было расстреляно мужчин и женщин?

 

Рух: Я расстреливал мужчин за то, что они не могли больше рабо­тать по причине бессилия.

 

Прокурор: На предварительном следствии вы показали, что име­ли намерение расстрелять и оставшихся девушек, изнасилованных вами. Что помешало вам совершить это преступление?

 

Рух: Я больше не мог. Моя совесть не позволила это сделать. (Смех в зале).

 

Показания суду дают свидетели Мария Куриленко и Альфреда Кублицкая. Обе они удерживались в лагере для советских граждан вбли­зи Суража. Они рассказывают суду о нечеловеческих условиях, в ко­торых приходилось жить советским людям. Голодных, обессиленных, выгоняли их в 5 часов утра и принуждали работать до поздней ночи. В лагере ежедневно умирало до 10 человек. Свидетели рассказывают о фактах зверского избиения советских граждан, об изнасиловании женщин, которые совершались подсудимыми Рухом и другими во­еннослужащими в лагере.

 

Далее суд переходит к допросу фельдфебеля Гюнтера Курта, который принимал активное участие в карательных экспедициях. Курт Гюнтер — воспитанник фашистской организации «Гитлеровская молодежь». Подсудимый подробно перечисляет все случаи массовых расстрелов советских граждан, сожжения деревень, грабежей, в которых ему приходилось принимать участие.

 

Я действовал по приказу командования, — говорит подсудимый. — Генерал Мюллер-Бюлов подписал приказ, который позволял немецким солдатам и офицерам расстреливать советских граждан, грабить их имущество, сжигать их дома. Этот приказ вполне соответствует моим убеждениям.

 

В деревне Чановичи Бешенковичского района Витебской области во время карательной экспедиции было расстреляно 8 человек, лично Гюнтер расстрелял 3. В следующих карательных экспедициях им было расстреляно еще 7 советских граждан, в том числе двое детей.


Cельское население, захваченное оккупантами во время облавы. Витебская область, май 1944 г.

Cельское население, захваченное оккупантами во время облавы.

Витебская область, май 1944 г.


Подсудимый унтер-офицер Буцбах Леонгард показал на суде, что он служил в команде по разрушению и сожжению деревень на временно оккупированной территории. Он принимал участие в расстреле 182 советских граждан. На вопрос председательствующего, сколько мирных граждан расстреляно лично Буцбахом, последний цинично ответил: «Точно не помню, много». Этот фашистский выкормыш, прижатый к стене показаниями свидетелей, вынужден был признать, что он зверствовал, мучил и убивал ни в чем не виноватых советских граждан не только по приказу высшего командования, но и по личной инициативе.

 

Убивая русских, я ощущал особенное удовлетворение, — заявил, наконец, он.

 

Опрошенный после этого Адам Филипп полностью признал себя виновным в зверских убийствах военнопленных и мирных граждан, в многочисленных грабежах, сжигании деревень, в нечеловеческих издевательствах, которым он и его соотечественники подвергали своих жертв. Принимая участие в карательных экспедициях, подсудимый Адам, по его личному признанию, расстрелял 130 человек, 2 повесил и сжег более 20 домов. Уточняя факты массовых расстрелов в лесу неподалеку от деревни Добромысли большой группы мирного населения, представитель обвинения подполковник юстиции Постревич задал подсудимому несколько вопросов.

 

Представитель обвинения: Расскажите, каким образом вы захватили большую группу мирных граждан.

 

Адам: Нашей ротой прочесывался лес. В нем было задержано 230 человек.

 

Представитель обвинения: Что это были за граждане?

 

Адам: Это были юноши и старики.

 

Представитель обвинения: Пробовали ли вы узнать, что это были за люди?

 

Адам: Нет.

 

Представитель обвинения: Что вы с ними сделали?

 

Адам: Большинство из них были расстреляны.

 

Представитель обвинения: Всех расстреляли или кого-нибудь из задержанных повесили?

 

Адам: Я повесил двух комиссаров.

 

Представитель обвинения: Почему вы думаете, что это были комиссары?

 

Адам: Они были одеты в лучшую одежду.

 

Свидетель Анна Михайловская, житель деревни Шевино Старосельского сельсовета Витебского района, рассказала суду, как при непосредственном участии подсудимого Буцбаха в окрестностях деревни Шевино было расстреляно много мирных советских граждан.

 

Немцы собрали находившихся в лагере более 300 мужчин и женщин и повели их в лес, где поставили усиленную охрану. Мой муж случайно узнал о том, что ночью нас всех немцы будут расстреливать. Мне, мужу и еще 10 человекам удалось убежать из-под охраны и спрятаться. Вскоре мы услышали автоматную и винтовочную стрельбу.


Василевский и Черняховский ведут допрос генералов Гольвинцера и Хиттера

Василевский и Черняховский ведут допрос генералов Гольвитцера и Хиттера.


О массовых истязаниях мирных советских граждан, о расстреле советских людей в Витебском лагере рассказал суду свидетель Пудов Виктор.

 

К столу подходит пожилая колхозница из сельхозартели имени Кирова Богушевского района Ирина Прокофьевна Шебеко.

 

Председательствующий: Расскажите, что немцы делали в вашей деревне.

 

Шебеко рассказывает: В 1943 году немцы на трех машинах приехали в деревню Шевино и начали поголовно избивать всех людей. Потом установили пулеметы и расстреляли 80 человек. Среди них были старики и дети. Меня и дочку немцы ранили. Мы отползли в траву и там лежали до вечера. Потом нам удалось спрятаться. Благодаря этому мы остались в живых. Среди расстрелянных были дети в возрасте 8 месяцев, были старики по 70 и более лет. Это было 12 октября 1943 года. Другая моя старшая дочь была насильно угнана в Германию, и о ней мне до этого времени ничего неизвестно.

 

Показаниями свидетеля Шебеко заканчивается утреннее заседание 30 ноября.


 

Выражаем глубокую благодарность белорусскому писателю Аркадию Михайловичу Подлипскому за любезное разрешение опубликовать его книгу «Возмездие: судебный процесс над немецко-фашистскими преступниками в Витебске».

 

Подлипский А.М. Возмездие: судебный процесс над немецко-фашистскими преступниками в Витебске. Витебск, 2013.

 

Приговор по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Витебской области. Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» № 285 (9507) от 4 декабря 1947 г.


 

Назад


Яндекс.Метрика