Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Севастопольский процесс


 

По переписи 1939 года, в Крыму проживало около 1126000 человек. До начала оккупации удалось эвакуировать 200000 жителей. К ноябрю 1941 г. почти вся территория Крымского полуострова была захвачена вермахтом (кроме Севастополя, который оборонялся до июля 1942 г.). Нацисты хотели германизировать регион и превратить его в «Готланд». Первыми жертвами этих планов стали «неполноценные расы». Так, в Севастополе (по данным ЧГК от 3 июля 1944 г.), нацисты уничтожили 18463 человека (из них 4200 евреев и крымчаков), угнали в Германию 42600 граждан. Всего же за время оккупации Крыма были убиты разными способами 86943 мирных жителя и 47234 военнопленных, а 85477 советских граждан угнаны в Германию. Двенадцать виновных в этих преступлениях открыто судили на Севастопольском процессе (12-23 ноября 1947 года) в Доме офицеров Черноморского флота.


Открытие процесса в Севастополе

Открытие процесса в Севастополе


Главным обвиняемым был генерал-полковник Э. Енекке, командующий 17-й немецкой армией с 1 июня 1943 по 30 апреля 1944 г. Следствие считало его ответственным за многие военные преступления. В том числе за убийство детей — из  приговора суда: «В сентябре 1943 года в станице Гастагаевской местные комендатура и полиция отобрали насильственно у родителей 40 детей в возрасте от 6 до 13 лет и доставили их в немецкий госпиталь [в станице Старо-Титаровской, где также находился штаб 17 армии] для переливания крови раненым офицерам. В результате этого дети погибли и их трупы были выброшены за околицу». При эвакуации 17 армии в Крым по приказу Енекке с Таманского полуострова насильно вывезли все трудоспособное население — 106 тысяч человек. Во время эвакуации 17 армии из Крыма, Енекке приказал расстрелять всех заключенных концлагерей и тюрем (около 6,5 тысяч человек - в том числе стариков, женщин детей). При отступлении солдаты 17 армии, возглавляемой Енекке, уничтожили 12 апреля 1944 года более 600 стариков, женщин и детей в городе Старый Крым. По его приказу в ноябре-декабре 1943 года оккупанты создали «мертвую зону» (якобы для борьбы с партизанами), что означало сожжение 30 деревень, расстрел около 300 жителей, выселение 2000 человек и разграбление имущества. Также Енекке приказал провести карательную экспедицию в Керченских каменоломнях, где скрывались тысячи мирных жителей и раненых красноармейцев. Нацисты травили их газом, забрасывали гранатами, жгли  огнеметами, взрывали скалы 250-килограммовыми бомбами. Выбегающих расстреливали. Выполнял эту акцию 88 саперный батальон. Четверо саперов удалось поймать, и они тоже стали подсудимыми Севастопольского процесса: фельдфебель В. Флеснер и обер-ефрейторы Б. Браун, Р. Гуземан, Ф. Ленеберг.  Так, Браун признался, что бросил 10-12 гранат и расстрелял 80 человек.

 

Прокурор: Значит, против женщин и детей вы применяли бомбы?

 

Браун: Так точно.

 

Прокурор: Сколько погибло детей?

 

Браун: Точно не знаю, говорили — около 3000 человек.

 

Майор О. Вилларт, военный комендант Евпатории, приказал расстрелять несколько десятков жителей, пытать невиновных. Лично и с помощью жандармов арестовал 200 советских граждан, их морили голодом до смерти, часть расстреляли. Организовал насильственный вывоз в Германию на принудительные работы 5 тысяч жителей города. Составил план уничтожения городского хозяйства в случае отступления немецких войск из Крыма.

 

Майор Г. Альберти был военным комендантом Таганрога, где подчиненная ему жандармерия расстреляла более 5000 человек на Петрушиной косе. Затем стал военным комендантом Новороссийска, где было уничтожено до 7000 жителей, а 32000 угнаны в Германию.


Багеровский ров близ Керчи

Багеровский ров близ Керчи


Капитан П. Кайбель сменил несколько должностей: командир части СС и полиции, начальник жандармерии Евпаторийского округа и везде совершал военные преступления. Лично (и с жандармами) арестовал 500 человек, руководил пятью карательными экспедициями против партизан (по приказу Енекке). Помогал ему же создать «мертвую зону», то есть жег деревни около Басхчисарая, Симферополя,  расстреливал жителей. Угонял граждан в Германию.

 

Капитан А. Ган как военный комендант города Гуляй Поле и Нальчика арестовывал и расстреливал их жителей. С октября 1943 г. по апрель 1944 г. продолжил эти преступления в Бахчисарае — как заместитель коменданта. Помогал создать «мертвую зону», руководил карательными акциями, угонял жителей в Германию.

 

Обер-лейтенант полевой жандармерии, начальник полевой жандармерии Севастополя Э. Шреве организовал облавы и расстрелы. Приказал расстрелять 150 раненых красноармейцев. На четвертом километре Балаклавского шоссе жандармы по главе с Шреве расстреляли и отравили в «душегубках» около 1500 человек.

 

Председатель трибунала: Участвовали ли Вы в истреблении Севастополя?

 

Шреве: Да, признаю и в этом считаю себя виновным.

 

Выступает свидетель.

Выступает свидетель.


Капитан полевой жандармерии П. Кинне был в 1942-1945 гг. начальником полевой жандармерии 13 танковой дивизии. По его приказу уничтожена деревня близ Армавира и еще 10 деревень между Мариуполем и Мелитополем. Угонял жителей в немецкое рабство. Лично убивал — так, на Кубани в феврале 1943 г. он участвовал в расстреле более 200 военнопленных за то, что они не могли быстро идти. В Молдавии 10-11 мая 1944 г. в районе деревни Бума (в 25 км у Кишинева) расстрелял 100 тяжелораненых красноармейцев.

 

Зондерфюрер Абвер команды-302 Ф. Радатус был не просто переводчиком на допросах, но также помогал пытать (били резиновым кабелем, ломали кости, выкалывали глаза) и расстреливать 31 заключенного.

 

Прокурор: За что же они [20 человек в поселке Сейтлер] были расстреляны? Ведь у вас не было никаких доказательств их связи с партизанами.

 

Радатус: На допросе их пытали. Человека, которого пытали, уже нельзя оставить на свободе.

 

Выслушав 42 свидетелей, 7 адвокатов и подсудимых, суд приговорил 23 ноября 1947 г. генерала Э. Енекке и офицеров к 25 годам в Воркутлаге, а низших чинов (В. Флеснер Б. Браун, Р. Гуземан, Ф. Ленеберг) к 20 годам. По факту же они все находились там восемь лет. Уже в 1955-1956 годах все выжившие были отпущены домой — сам Э. Енекке прибыл в Кельн, где и умер в 1960 году.


Из зала суда

 

Источник: «Известия» №274 (8490) от 21 ноября 1947 г.

 

1. Садисты

 

Допрос обвиняемых в севастопольском процессе по делу о злодеяниях немецких оккупантов в Крыму и на Кубани подходит к концу. 17 ноября показания суду давал бывший капитан немецкой армии Адам Ган.

 

Среди подсудимых Гану следует отвести особое место. Если Фридрих Радатус глумился над отдельными советскими гражданами, то Адам Ган убивал сразу сотнями, он сжигал не один дом, а палил целые деревни и села.


Адам Ган на процессе

Адам Ган на процессе


Ган избегает деталей. Язык его показаний убийственно лаконичен.

 

— Вы руководили карательной экспедицией против мирной деревни Болго-Чокрак Бахчисарайского района? — спрашивает его председатель суда.

 

— Так точно.

 

— Вы арестовали всех находившихся там жителей?

 

— Так точно.

 

— Вы сожгли эту деревню?

 

— Так точно.

 

— Вы за эту операцию получили железный крест второй степени? — спрашивает Гана государственный обвинитель.

 

— Так точно.

 

Обер-убийца Ган не ограничивал своей палаческой деятельности Крымом. Он был офицером особых поручений и заместителем коменданта Гуляй-Поля и Нальчика.

 

На советскую землю немецкие фашисты пришли уже с порядочным международным опытом злодеяний. Ган отличался своими зверствами во Франции. Парижане, конечно, помнят «заслуженного» немецкого жандарма Шрене, ставшею впоследствии палачом города русской славы — Севастополя. Жители нескольких польских городов никогда не забудут «подвигов» бывшего капитана немецкой армии Кайбеля.

 

— За что вы расстреляли одиннадцать поляков в Кракове? – спросили Кайбеля на суде.

 

— Физически они не были полноценными, — отвечает фашистский выродок.

 

Другой обер-бандит, бывший капитан немецкой армии Кание, как и Ган, и Кайбель, сотнями убивал советских людей. Конвоируя военнопленных в Краснодар, он расстрелял по дороге двести военнопленных.

 

— За что вы их расстреляли? — спрашивают Каине.

 

— Они отставали в пути, — выпучив глаза, отвечает суду двуногий зверь.

 

Ганы, каине, кайбели и им подобные фашистские молодчики сеяли на советской земле смерть и ужас, взрывали и жгли города и села. Они хотели уничтожить советский народ, его промышленность, его колхозы. Они мечтали править всей Европой, всем миром. Они возомнили себя нацией господ. Ныне они держат ответ перед судом народа.


Солдаты вермахта на улицах Феодосии

Солдаты вермахта на улицах Феодосии


2. Палач Крыма

 

Более двух заседаний суд, разбирающий дело о злодеяниях немецких оккупантов в Крыму и на Кубани, слушал показания генерал-полковника, бывшего командующего 17-й немецкой армией Эрвина Енекке. На протяжении этих заседаний Енекке несколько раз перелицовывался: то он рисовался рядовым и даже храбрым солдатом, то вдруг преображался в человека, близкого самому фюреру, то он все отрицал, а потом неожиданно резюмировал: «Да, я несу за это ответственность».

 

Ответы Енекке суду и прокурору встречаются зрителями, переполнившими зал Дома офицеров Черноморского флота, то смехом, то выражениями возмущения и ненависти.

 

Енекке — старый офицер немецкой армии. Он участвовал в первой мировой войне на Восточном фронте. В 1918 году он вместе с немецкой армией был в походе на молодую Советскую республику.

 

Во всех агрессивных империалистических походах, развязанных гитлеровской бандой, Енекке на первом плане. Он «объездил» почти все страны Европы.

 

На советскую землю Енекке пришел командиром дивизии. В Донбассе, под Сталинградом,  в знаменитом «котле», он получил уже корпус. Только милостью фюрера, питавшего, видимо, к Енекке особые симпатии, подсудимый был спасен от плена в Сталинграде. 22 января 1943 года на одном из последних самолетов он был вывезен из «котла», а через несколько дней докладывал фюреру о катастрофе, постигшей немецкую армию на Волге. Вскоре Енекке появляется вначале на Кубани, а потом и в Крыму.

 

В фойе Дома офицеров Черноморского флота висят три щита фотодокументов и диаграмм, иллюстрирующих последствия хозяйничания немцев в Крыму. На фото — руины Севастополя и Керчи, Новороссийска и Старого Крыма. На фото — трупы расстрелянных, замученных, сожженных на кострах и заживо погребенных советских людей. Более 134 тысяч МИРНЫХ жителей и советских военнопленных уничтожили немцы в Крыму. 86 тысяч советских граждан они угнали в немецкое рабство. Ущерб, причиненный немцами хозяйству Крымской области, превышает 14 миллиардов рублей.

 

За все это прямую ответственность несет видный военный преступник, бывший генерал-полковник немецкой армии, доверенное лицо Гитлера Эрвин Енекке.

 

— Вы отдали распоряжение о «мертвой зоне» на территории Крыма? — спрашивают Енекке.

 

— Так точно.

 

За этим лаконичным ответом кроются тысячи расстрелянных ни в чем не повинных советских людей, десятки дотла сожженных деревень.

 

— По вашему приказу была проведена карательная экспедиция в Керченских каменоломнях?

 

— Так точно.

 

— Вы знали, что в каменоломнях против мирных советских граждан применяли газы?

 

— Специальную команду для применения газов в Керченских каменоломнях прислал Гитлер, — отвечает Енекке.


Керчь

Керчь


Отвечая на дополнительные вопросы прокурора, Енекке сообщает, что Гитлер серьезно готовился к газовой войне и первую пробу применения газов решил провести против керченских мирных жителей.

 

— Обер-лейтенант, руководивший этой операцией в Керчи, — рассказывает Енекке, — оказался болтливым и, насколько мне известно, потом во избежание огласки о газах был повешен.

 

Ближайший сподручный Гитлера, Енекке после поражения Германии не сдался в плен, а долго скрывался от советских войск в Восточной Германии, прятался в пещерах, облачался в гражданскую одежду, запасался подложными документами, чтобы перебраться в американскую зону оккупации Германии. И там, под крылышком американских оккупационных властей, он хотел укрыться и избежать справедливого суда.

 

Но не удалось!

 

Люди, совершившие преступление перед свободолюбивым народом, не уйдут от наказания, если даже они скроются на край света!

 

Л. Кудреватых,  спец. корр. «Известий». 

 

г. Севастополь. (По телефону).


Освобождение Севастополя. Газета «Красная Звезда» №110 (5790) от 10 мая 1944 г.

 

Освобождение Севастополя. Газета «Красная Звезда» №112 (5792) от 12 мая 1944 г.

 

Завершение Крымской кампании. Газета «Красная Звезда» №113 (5793) от 13 мая 1944 г.

 

Из зала суда. Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №270 (9492) от 16 ноября 1947 г.

 

Из зала суда. Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №274 (9496) от 21 ноября 1947 г.

 

Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Крыму и на Кубани:

 

Газета «Правда» №302 (10693) от 13 ноября 1947 г.

 

Газета «Правда» №303 (10694) от 14 ноября 1947 г.

 

Газета «Правда» №304 (10695) от 15 ноября 1947 г.

 

Газета «Правда» №306 (10697) от 17 ноября 1947 г.


 

Назад


Яндекс.Метрика