Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Рижский процесс


 

Гитлер лично включил страны Прибалтики и часть Белоруссии в Рейхскомиссариат «Остланд». Предполагалась колонизация и германизация региона — как следствие, уничтожение части местного населения и ассимиляция остальных. Расово неполноценными нацисты считали 25% коренного населения Эстонии, около 50% — в Латвии, 70% — в Литве. Первыми жертвами стали сотни тысяч евреев и тысячи цыган. Всего же, согласно акту судебно-медицинской экспертизы от 20 января 1946 года, нацисты убили в Эстонии 61000 человек, в Латвии — 313798, в Литве — 666273. Таллин, Рига, Вильнюс лежали в руинах, культурные ценности были расхищены, промышленность и сельское хозяйство уничтожены.

 

На открытом процессе в Риге (26 января – 2 февраля 1946 г.) судили семерых высокопоставленных авторов преступных приказов.

 

Обергруппенфюрер «СС» Ф. Еккельн руководил СС и полицией в Прибалтике и, частично, Белоруссии. По сути, именно он возглавлял и направлял действия всех карательных органов в «Остланде». Его подписи стояли под многими преступными приказами, в том числе об уничтожении 200000 евреев в Прибалтике (и около 400000 — на Украине и в Белоруссии). Точное число жертв неизвестно, поскольку Еккельн приказал заключенным вырыть и сжечь все трупы, после чего там же сожгли самих заключенных. Также расстреливались цыгане, литовские поляки. Для «чистоты крови» Еккельн приказал стерилизовать сотни мужчин и женщин из смешанных браков, расстрелять всех психически больных. Он проводил карательные акции против партизан, коммунистов и их семей.


Рижский процесс 1946 года. Крайний слева — Ф. Еккельн

Рижский процесс 1946 г. Крайний слева — Ф. Еккельн.

Источник: Кантор Ю.З. Прибалтика: война без правил (1939-1945). СПб.: Звезда, 2011.


Генерал-лейтенант З. Руфф был комендантом Риги в 1944 году. Сгонял жителей на строительство оборонных укреплений, отказников приказал расстреливать, отправлял тысячи рижан в немецкое рабство, перед отступлением из города приказал разрушить множество зданий.

 

Генерал-лейтенант Д. фон Монтетон в качестве командира 391 охранной дивизии проводил карательные операции: жег деревни вместе с жителями, приказал взорвать здания в Каунасе, из Лиепае угнал в немецкое рабство не менее 22000 человек и вывез всю промышленность. Схожие преступления совершали три генерал-майора: Ф. Вертер, Г. Кюппер, Б. Павель.

 

Подсудимый РУФФ
Подсудимый З. Руфф

Штандартерфюрер «СА» А. Беккинг был гебитскомисаром в Эстонии, карал за неуплату налогов, отправлял в тюрьмы «неблагонадежных лиц», угнал в немецкое рабство 3000 человек и разграбил их имущество. Проводил карательные операции в Изборском районе, разграбил Псковско-Печорский монастырь.

 

Как пишет Ю.З. Кантор (лично изучавшая документы дела), «процесс был хорошо подготовлен в юридическом и фактологическом смысле — явление, достаточно нетривиальное для сталинской юстиции… Следователи тщательно изучили материалы рейхскомиссариата «Остланд» (полная коллекция которых осталась в Риге). Об этой тщательности свидетельствуют, в частности, подробнейшие обзорные справки (подшитые к каждому тому) и массивы иных коллекций документов, касающихся территории «Остланд».

 

Выслушав экспертов, свидетелей, адвокатов и подсудимых (они признали свою вину), трибунал приговорил Еккельна, Руффа, фон Монтетона, Вертера, Кюппера, Павеля, Беккинга к смертной казни через повешение. Казнь состоялась на площади Победы в Риге, заполненной десятками тысяч людей.

 

По итогам Рижского процесса в 1946 был снят выпуск кинохроники и издана иллюстрированная брошюра.

 

В постсоветское время в Прибалтике делаются попытки переписать историю — и нацистскую оккупацию, и Рижский процесс, в частности. В 2007 году вышла книга адвоката Андриса Грутупса «Эшафот», в которой СМЕРШ назван «русским гестапо», а Эренбург — «советским Геббельсом». Самих же нацистов автор описал как жертв сталинской судебной системы: «Еккельн вину признал, сделал это честно и мужественно. По-разному можно оценивать этого человека. Но нельзя отрицать отваги генерала. Такое поведение всегда вызывает уважение».

 

Подсудимый А. Беккинг
Подсудимый А. Беккинг

Книга «Эшафот» вызвала неприятие ученых. Вот лишь одна цитата из большого анализа доктора истории Г. Смирнина (Рига): «В книге присутствует сильная антирусская линия: автор неуклонно тщится доказать, что русские были такими же преступниками, как немцы, если не хуже. Одна из целей автора — показать, что это был не суд над немецкими генералами, осуществлявшими геноцид, а суд евреев над немцами, что это был акт мести евреев немцам… В трактовке процесса неизменно присутствует противопоставление образованных и статных подсудимых и малограмотных, неотесанных судей и обвинителей. Проводится мысль, что интеллигентные и гордые немецкие офицеры были обречены на смерть темными и невежественными евреями и русскими… «Эшафот» — это ни в коей мере не историческая книга, поскольку в ней не анализируются и не трактуются исторически факты».

 

Тем не менее, и у такой литературы находятся свои читатели. Опять же процитируем Ю.З. Кантор: «Данный «рассказ» (с ярко выраженным националистическим оттенком, который по достоинству могли бы оценить нацистские руководители «Остланда»), проникнутый горячим сочувствием к осужденным нацистским преступникам и поразительным неуважением к судьбам их жертв, выдержал в Латвии уже несколько изданий на латышском и русском языках и распространяется в школах — как вспомогательная литература по истории».

 

Никакая политика и пропаганда не должна оправдывать или приуменьшать чудовищные преступления нацистов.


Фрагменты материалов «Рижского процесса» из архива ФСБ

 

Источник: Центральный архив ФСБ России АСД №Н-18313, т. 2. ЛЛ. 6-333. Цит. по: Кантор Ю.З. Прибалтика: война без правил (1939-1945). СПб.: Звезда, 2011.

 

Из протокола судебного заседания военного трибунала Прибалтийского военного округа 26.01. – 03.02.46 г. («Рижского процесса»)

 

<…> ПРОКУРОР: Пусть ЕККЕЛЬН перечислит свою работу в партии. Какие занимал должности в нацистской партии, какую работу выполнял, характер этой работы, место и время?

 

ЕККЕЛЬН: С 1-го октября 1929 года по 4 января 1931 года я был рядовым членом партии и не занимал никакой партийной должности. 5 января 1931 года я вступил в отряд «СС». Вначале я был простым эсэсовцем и имел почетную общественную нагрузку. В конце марта 1931 года я был назначен руководителем Ганноверской организации «СС». В то время было только 200 человек эсэсовцев. Я имел тогда задание создать на территории этой области целый штандарт, то есть полк «СС» и я это выполнил. Летом 1931 года я получил дополнительное задание на территории области Ганновер создать еще один полк «СС». 2 сентября 1931 года я получил задание принять под командование уже существующие части «СС» в провинции Ганновер и развивать их дальше. Я это продолжал до 1932 года, когда были проведены известные организационные мероприятия и я получил ограничение моей деятельности, а именно: должен был ограничиться Нижне-Саксонской областью. 4 февраля 1933 года, то есть после захвата Гитлером власти я был командирован вМюнхен, где должен был официально передать все существующие части «СС» в Мюнхене и в провинции Баварии. В июле 1933 года я был переведен в Баварию и получил под свое командование части «СС» и оставался в этой должности до начала войн весной 1940 года участвовал в боях во Франции. В июле 1940 года я Гиммлером был назначен начальником Войск «СС» на участке Верхнего Запада и кроме того, стал Высшим руководителем «СС» и полиции в 6 армейском Военном Округе. Этим я в основном показал свои главные задания, которые я имел по линии «СС» и партии.

 

<…> Я был представлен Гитлеру лично Гиммлером в июне или в июле 1931 года. <…> После этого я встречался с Гитлером только в том случае, если он произносил речь на подчиненной мне территории и я должен был охранять собрание.


Судебный процесс

Судебный процесс

Источник: Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Рига: ВАПП Книгоиздательство, 1946.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ: А лично Гитлера охраняли?

 

ЕККЕЛЬН: Да, лично охранял. В том, случае если Гитлер был на территории моей провинции я охранял его в гостинице и во время собрания.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ: А на банкетах у Гитлера бывали?

 

ЕККЕЛЬН: Да, я один раз был приглашен Гитлером на банкет, причем банкет происходил в кругу высшего общества империи, это было 1 или 3 июля 1934 года. После этого я два раза приглашался в большой зал имперской канцелярии. Это было в 1936-1937 годах, а может быть и в 1938 году. <…>

 

ЕККЕЛЬН: На этом банкете принимали участие все более высокие командиры войск «СС» и «СА». Общее количество было 300-400 человек. Я должен внести поправку, один раз я был приглашен Гитлером на банкет который происходил в более узком кругу. Тогда было только 12 человек. <…>

 

Захват Гитлером власти произошел 31 января 1933 года. Я в то время никакой особой роли в захвате власти не играл.

 

ПРОКУРОР: Сколько было войск «СС» в момент передачи власти Гитлеру?

 

ЕККЕЛЬН: В момент передачи власти Гитлеру численный состав «СС» был примерно 50000 человек.

 

ПРОКУРОР: Сколько из них подготовили и сформировали лично Вы?

 

ЕККЕЛЬН: Я лично обучил и сформировал указанные мне штандарты, то есть полки «СС» с общим количеством примерно в 7000 человек. Я подчеркиваю, что в то время «СС» было составной частью «СА». Численность «СА» в то время составляла 500000 человек.

 

ПРОКУРОР: Однако войска «СС» в то время составляли основную опору Гитлера?

 

ЕККЕЛЬН: Да.

 

<…> ПРОКУРОР: <…> Кто и когда посвятил Вас в планы войны с Советским Союзом?

 

ЕККЕЛЬН: Это было примерно 1 июля 1940 года, когда имперский руководитель «СС» ГИММЛЕР вызвал меня из Франции и назначил на должность руководителя «СС» в Верхнем Западном участке.

 

ПРОКУРОР: В то время Вам было уже известно, что гитлеровская Германия готовит нападение на Советский Союз?

 

Подсудимый Ф. Еккельн
Подсудимый Ф. Еккельн

ЕККЕЛЬН: Да, это мне стало известно <…> Имперский руководитель «СС» Гиммлер один или два раза в год всегда созывал высших руководителей «СС», особенно во время празднеств 9 ноября. Он созывал нас в Мюнхене и подробно говорил всему составу высших руководителей «СС» о положении в Германии. В политическом отношении Гиммлер говорил о том, что надо уничтожить версальский договор, надо предоставить возможность вооружиться всем частям германского народа и если надо это, добиться с оружием в руках. Кроме того, он говорил о том, что надо все те провинции, которые были оторваны от Германии Версальским Договором опять присоединить к Германии и всех немцев которые проживали за границей так же присоединить к Германии. В отношении воспитания войск «СС» он говорил, что надо воспитывать их в духе нерушимой верности фюреру и полного подчинения своему руководителю. В случае же неповиновения или измены несмотря на служебное положение принимать против этих лиц самые решительные меры.

 

ЕККЕЛЬН: В начале я стал высшим руководителем «СС» и полиции в районе тылового расположения армейской группировки ЮГ при командующем тыла — Генерала от инфантерии ФРОН.

 

ПРОКУРОР: Кем Вы были назначены?

 

ЕККЕЛЬН: Гиммлером, с согласия Гитлера.

 

ЕККЕЛЬН: Я непосредственно после ухода с Украины был назначен высшим руководителем «СС» и полиции в «Остланде», ГИММЛЕРОМ с согласия ГИТЛЕРА.

 

ПРОКУРОР: Какие территории, оккупированные в то время немцами, контролировались Вами, как руководителем «СС» и полиции?

 

ЕККЕЛЬН: Эстония, Латвия, Литва и та часть Белоруссии, которая была перенята гражданской администрацией.

 

<…> ЕККЕЛЬН: Я имел полномочия контролировать все части «СС» и полицейские части, гигиенический институт и другие учреждения в «Остланде», был высшим судебным распорядителем для «СС» и полиции в этих областях и должен был выполнять те приказы ГИММЛЕРА, которые он давал непосредственно мне.

 

ЦА ФСБ России. АСД NsH-18313, т. 20. ЛЛ. 58-59.

 

* * *

 

Из протоколов допросов бывшего верховного руководителя СС и полиции на территории «Остланд» Ф. ЕККЕЛЬНА на «РИЖСКОМ ПРОЦЕССЕ»

 

Из протокола допроса арестованного Еккельн Фридриха от 21 декабря 1945 года

 

ОТВЕТ: <…> начальники «СД» и гестапо «Остланда» отчитывались передо мной о проделанной ими работе.

 

В отчетах освещались политические настроения населения Латвии, Литвы, Эстонии, отмечались отдельные, обнаруженные нашей агентурой, случаи связи прибалтийских шовинистов со Швецией, конкретные факты проявления советского патриотизма и всевозможных антинемецких настроений среди рабочих Прибалтики, настроения латышей, литовцев и эстонцев в связи с организацией легионов «СС» из состава прибалтийских народностей, о настроении самих легионеров «СС», о том, что например БАНГЕРСКИС в Латвии мобилизовал в легионы «СС» только рабочих и крестьян и совершенно не трогал прослойку богатого населения, о настроениях среди солдат и офицеров немецкой армии и прочие.<…>

 

ВОПРОС: Покажите какую роль играли так называемые местные Литовские, Латвийские и Эстонские «самоуправления» в проведении вашей карательной политики по отношению к народам Прибалтики.

 

ОТВЕТ: Мне приходилось, нередко сталкиваться с руководителями латвийского «самоуправления» ДАНКЕРСОМ и БАНГЕРСКИСОМ, с руководителем Литовского «самоуправления» КАПИЛЬОНОС и руководителем Эстонского «самоуправления» доктором МЯЕ.

 

Должен сказать, что все они были большими друзьями немцев. Эти люди имели только наши немецкие интересы и нисколько не думали о судьбе своих народов. Это были всего-навсего немецкие марионетки. Из разговоров они хотят не в меньшей, а даже в большей степени чем мы, немцы. Они считали, что если, даже, Германия и проиграет войну, то все равно будет очень хорошо, если они и немцы ликвидируют советских патриотов и особенно коммунистов, так как без коммунистов и будет легче продать свои народы другим сильным державам Мира.

 

* * *

 

Из протокола допроса арестованного Еккельн Фридриха

 

от 22 декабря 1945 года

 

ОТВЕТ: В 1941 году рабочая сила на территории «Остланд» вербовалась на работу в Германию на добровольных началах. Должен сказать, что в Эстонии и Латвии охотники поехать на работу в Германию находились, но в Литве таковых было очень мало и мобилизация рабочей силы там проходила с большими трудностями.

 

В 1942 году план мобилизации рабочей силы из «Остланд» был составлен ЗАУКЕЛЕМ настолько высоким, что БЕНИНГ его не мог выполнить, пользуясь только одним принципом добровольной вербовки. Трудности объяснялись плохим положением дел немецкой армии на Восточном фронте, в результате чего народ не хотел ехать добровольно на работу в Германию. Кроме того, к этому времени на территорию «Остланд» из Германии были вывезены некоторые предприятия, которые требовали рабочей силы.

 

В большом количестве рабочая силы нужна была и для сельского хозяйства, из которого выкачивались нами большие налоги в натуре. В 1943 году очень много мужского латышского и эстонского населения было мобилизовано в легионы «СС», что также отрицательно отразилось на мобилизации рабочей силы.

 

<…> начиная с 1942 года, мы начали насильно угонять советских граждан на работу в Германию.

 

<…> Кроме БЕНИНГА этим занимался так называемый отдел III Рейхскомиссариата «Остланд». Кроме того, в Латвийском «самоуправлении» (генерал директор ДАНКЕРС) и Эстонском «самоуправлении» (генерал директор МЯЕ) были созданы специальные отделы по мобилизации рабочей силы.

 

БЕНИНГ имел связь не только с этими органами, но и с войсковой группой «Норд», которая также насильно угоняла людей в Германию по заданию БЕНИНГА.

 

В каждую страну: Латвию, Эстонию и Литву БЕНИНГ спускал планы по насильственной мобилизации рабочей силы. Эти планы через Рейхскомиссариат поступали Гебитскомиссарам (комиссарам областей), а также через местные «самоуправления» начальникам уездов. Последние при помощи своих аппаратов рассылали повестки каждому человеку, в которых предлагали в обязательном порядке являться в определенное время и в определенный пункт для последующей отправки на работу в Германию.


Состав суда (слева направо): член суда — майор юстиции М.Х. Якобсон-Андерсон, председательствующий — полковник юстиции М.И. Панкратьев, член суда — полковник юстиции Э.Р. Кирре, запасный член суда — подполковник юстиции А.К. Бочков

Состав суда (слева направо): член суда — майор юстиции М.Х. Якобсон-Андерсон, председательствующий — полковник юстиции М.И. Панкратьев, член суда — полковник юстиции Э.Р. Кирре, запасный член суда — подполковник юстиции А.К. Бочков.

Источник: Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Рига: ВАПП Книгоиздательство, 1946.


<…> ЗАУКЕЛЬ доложил, что лично от ГИТЛЕРА он получил задание очень быстро угнать из «Остланд» 200 тысяч человек.

 

На этом совещании ЗАУКЕЛЮ возражал заместитель Рейхскомиссара «Остланд» МАТИЗЕН. МАТИЗЕН говорил, что если из «Остланд» снять 200 тысяч рабочих, то вся хозяйственная жизнь в Прибалтике заглохнет, что Эстония и Латвия уже не могут послать в Германию ни одного рабочего и, что есть только единственная возможность брать людей из Литвы, но и то только при помощи полиции. Кроме того, он сказал, что рабочую силу можно вытащить из Белоруссии, что же касается русских, то с ними ничего не выйдет, так как их можно угнать в Германию только с применением жестоких мер, в результате которых русские быстро уйдут в леса.

 

<…> Вторая крупная операция по эвакуации советских граждан на работу в Германию силами подчиненной мне полиции, была проведена в сентябре 1944 года в Риге и на территории Лифляндии. В этой операции участвовал ДАНКЕРС и БАНГЕРСКИС. Они обратились с просьбой к ГИММЛЕРУ — разрешить угонять только тех латышей на работу в Германию, которые проживали в прифронтовой полосе, вблизи наступающих частей Красной Армии.

 

<…> Я хочу еще раз подчеркнуть, что руководители местного латвийского «самоуправления» БАНГЕРСКИС и ДАНКЕРС принимали активное участие в этой операции. Со своими офицерами они находились на хуторах и требовали, чтобы крестьяне быстрее готовились к эвакуации.

 

Руководимая ими латвийская газета «ТЕВИЯ» также требовала от латышей покинуть свою родину и уйти вместе с отступающими немцами на работу в Германию.

 

ЛОЗЕ, а затем КОХ, предлагали мне применить решительные меры для угона населения гор. Риги на работу в Германию. КОХ предлагал угнать из Риги 50 тысяч человек.

 

КОХ удивлялся, что латышский народ — это, по его мнению, низшая раса очень прилично одевается и имеет хороший внешний вид. КОХ говорил далее, что латышам совершенно не требуется это и, что он лично на Украине навел соответствующих порядок.

 

* * *

 

Протокол допроса арестованного Еккельн Фридриха

 

от 31 декабря 1945 года.

 

<…> Свидетель КАУЛИНЬШ Я.Я. 20 декабря 1945 г. показал:

 

<…> «В конце марта или начале апреля 1943 года комендантом лагеря (Саласпилского) — КРАУЗЕ… у матерей, находящихся в лагере, изъяли около трехсот детей и поместили их в специальный детский барак. Матерей же отправили на работу в Германию… После отправки матерей в Германию, из Риги КРАУЗЕ была вызвана специальная газовая команда, — так называемая «дезинфекционная команда» …

 

… В начале всех детей из барака вывели в другое помещение. Газовая команда после этого напустила в детский барак газ и вместила туда вновь около трехсот детей в возрасте от пяти до одного года. В результате этого злодеяния… было удушено газом более 200 детей. Умерщвленных газом детей закопали в общую яму, вырытую вблизи Саласпилских лагерей. Этот факт я видел лично и все это происходило на моих глазах».

 

Свидетельница ПУЦЕ Е. И. 14-го декабря 1945 года показала:

 

<…> «В начале 1944 года немцы привезли из разных областей Советского Союза очень много русских женщин вместе с их детьми… Вскоре после этого, примерно в апреле 1944 г., когда все дети были отняты у родителей и вывезены из лагеря, немцы стали отправлять на ст. Саласпилс самих женщин для вывоза в Германию. Немцы обещали родителям, что их дети будут в сохранности ипередадутся им на станции. Однако родители были жестоко обмануты… В тот же день более 130 детей, в том числе и грудные отнятые от родителей, были тут же недалеко от лагеря уничтожены, а женщины до 700 человек были вывезены в рабство в Германию.

 

Всеми этими зверствами непосредственно руководил начальник Саласпилского концлагеря — КРАУЗЕ».

 

ОТВЕТ: Все эти злодеяния, безусловно, проводились по указаниям ГИТЛЕРА, ГИММЛЕРА, ГЕЙДРИХА и КАЛЬТЕНБРУНЕРА, которые, как мне точно известно, особенно ненавидели русский народ. Подчиненные мне начальники «СД» и гестапо в «Остланд» не докладывали мне о злодеяниях, учиненных над советскими детьми, а поэтому я утверждаю, что они получали соответствующие указания из Берлина, по-видимому устно и тайно.

 

ВОПРОС: Покажите, сколько подчиненными вам органами «СД» и гестапо было арестовано латышей, эстонцев и литовцев.

 

ОТВЕТ: 21 декабря я уже показал сугубо ориентировочные данные об аресте 20 тысяч человек в Латвии, большинство из которых были латыши. В Литве также было арестовано примерно 20 тысяч человек, большинство из них литовцев и, наконец, в Эстонии арестовано 10 тысяч человек, большинство из которых эстонцы.

 

ВОПРОС: <…> Подчиненными вам органами «СД» и гестапо применялись зверские методы в отношении арестованных и заключенных латышей, литовцев и эстонцев. — Вы это не отрицаете?

 

ОТВЕТ: <…> Я это не отрицаю.

 

<…> Я признаю, что подчиненные мне органы «СД» и гестапо ликвидировали видных политических деятелей Латвии, Литвы и Эстонии, так как на этот счет была общая директива центра гестапо.

 

<…> Митрополит Сергий как антифашист находился давно под наблюдением «СД» и гестапо. Однако у нас не было прямых улик, изобличающих в этом митрополита Сергия.

 

В 1943 году, в одну из встреч со мной, ГИММЛЕР интересовался поведением митрополита Сергия и сказал, что вопрос о нем скоро решит. Затем ФУКС дал мне прочитать приказ о ликвидации митрополита Сергия, за подписью КАЛЬТЕНБРУНЕРА, из которого следовало, что Сергий должен быть убит таким способом, чтобы путем провокации его убийство можно было свалить на советских партизан. Так и было сделано фактически. Когда митрополит Сергий в марте или апреле 1944 г. проезжал на легковой машине по дороге из Каунаса на Вильно, он вместе с его шофером был убит из автомата сотрудниками «СД» и гестапо, а наши газеты написали, что это было сделано, якобы, советскими партизанами.

 

<…> Начальник «СД» и гестапо «Остланд» — ШТАЛЬЭККЕР имел книжечку в темно-красной обложке, в которой были перечислены все антифашисты, советские активисты и коммунисты в СССР в том числе в Латвии, Литве и Эстонии. Причем, особо опасные для нас люди, были в этой книжечке отмечены крестами, что означало необходимость их немедленного расстрела. Эту книжечку ШТАЛЬ-ЭККЕРУ выдал ГЕЙДРИХ, согласно приказа ГИММЛЕРА.

 

* * *

 

Из протокола допроса арестованного Еккельн Фридриха

 

от 2 января 1946 года

 

ОТВЕТ: Еще в 1943 г., когда немецкая армия и правительство нисколько не думали о том, что придется когда-либо под натиском Красной Армии оставить советскую Прибалтику, Восточное министерство РОЗЕНБЕРГА начало грабить и культурные и исторические ценности Латвии, Литвы и Эстонии и вывозить их в Германию. Накануне нашего отступления с территории «Остланда», в июле 1944 года по приказанию райхскомиссара КОХА в Ригу прибыл самый крупнейший специалист по ограблению советского имущества — так называемый консул, по фамилии ИОНАС. Вместе со своим штабом этот консул ИОНАС и проводил ограбление промышленных предприятий в советской Прибалтике и организовывал вывоз промышленного оборудования и имущества в Германию.

 

Вначале советское имущество вывозилось из Прибалтики по железным дорогам, но когда железнодорожное сообщение был прервано в связи с приближением линии фронта к «Остланду», награбленное имущество начали вывозить морским путем.

 

Для этой цели в Рижский порт пришло примерно не менее 30 судов. Подчиненные мне органы «СД» и «СС» и полиции непосредственного участия в этих грабежах не принимали. <…>

 

В сентябре 1944 г мне пришлось присутствовать в Рейхскомиссариате «Остланда» на одном совещании, где обсуждался вопрос ограбления Советской Прибалтики. На совещании присутствовали: КОХ, МАТИЗЕН, я — ЕККЕЛЬН, консул ИОНАС, президент ТАРКЕЛЬ (правая рука КОХА), фельдмаршал ШЕРНЕР.

 

На этом совещании выступил КОХ, который заявил, что Красная Армия своим наступлением от Варшавы на Данциг угрожает отрезать от Германии Восточную Пруссию и, что поскольку оборона «Остланда» является для немецкой армии безнадежной, то необходимо срочно вывезти из Советской Прибалтики все, что только возможно, в Восточную Пруссию и в первую очередь промышленное оборудование.

 

Это мероприятие — сказал КОХ, жизненно необходимо для расширения промышленности в Восточной Пруссии с тем, чтобы последняя, оказавшись отрезанной от Германии, могла самостоятельно существовать в хозяйственном отношении и обороняться. <…>

 

Мне известно, что по приказу РОЗЕНБЕРГА была ограблена Рижская государственная библиотека и Юрьевская госбиблиотека (Эстония). При этом было вывезено в Германию несколько тысяч томов книг. Этот грабеж проводился силами рейхскомиссариата. РОЗЕНБЕРГА ОЧЕНЬ интересовала разная историческая серебряная утварь, находившаяся в Эстонии, которая была вывезена в Германию.

 

При рейхскомиссариате находился представитель от восточного министерства, который являлся специалистом по произведениям живописи, скульптуры и др. предметам искусства. Этот человек занимался ограблением картинных галерей и музеев. Фамилия его точно я назвать не могу, но мне кажется, что это был профессор РУШ.

 

Хочу сообщить следствию, что в июне или июле 1944 г. я получил письмо от ГИММЛЕРА, из которого следовало, что ГИММЛЕР тоже интересовался серебряной утварью и библиотечным фондом, находившимся в Эстонии и конкурировал в этом отношении с РОЗЕНБЕРГОМ. В своем письме ГИММЛЕР спрашивал меня: осталось ли что-либо из серебряной утвари и библиотечного фонда в Эстонии. Я ответил ГИММЛЕРУ, что он уже опоздал и вся серебряная утварь и библиотечный фонд Эстонии уже находятся в твердых руках (то есть в руках РОЗЕНБЕРГА).

 

<…> В 1943 году был приказ ГЕРИНГА о вывозе в Германию из оккупированных стран, в том числе и советской Прибалтики, изготовленных из цветных металлов колоколов, люстр, дверных и оконных ручек и всевозможной гражданской и церковной утвари. Вполне естественно, что выполняя этот приказ гражданская администрация в «Остланде» снимала с церквей колокола и другую ценную утварь, изготовленную из цветных металлов.

 

ЦА ФСБ России. АСД №Н-18313, т. 1. ЛЛ. 53-176

 

* * *

 

Из протоколов допросов свидетелей на «Рижском процессе»

 

Протокол допроса

 

от 18 декабря 1945 года

 

Я, сотрудник опергруппы НКВД-НКГБ СССР — капитан СТУМБЕРГ

 

сего числа допросил в качестве свидетеля —

 

ВИТИНЬШ Клавдия Семеновна, 1895 года рождения, уроженка гор. Петьли, русская, гражданка СССР, беспартийная, образование среднее, замужняя, проживает: Рига, Мирная ул., 42, кв. 19.

 

Об ответственности за дачу ложных показаний предупреждена ст. 95 УК РСФСР. /К. ВИТИНЬШ — подпись/

 

<…> ВОПРОС: По соседству с Вашим домом были лагеря военнопленных Красной Армии?

 

ОТВЕТ: Лагеря военнопленных Красной Армии были не по соседству, а напротив нашего дома. Окно моей квартиры выходило прямо на лагерь военнопленных. Лагеря военнопленных Красной Армии находились в бывш. казармах 5 латышского полка по Перенава улице.

 

У микрофона свидетель — председатель епархиального совета православной церкви Латвии — Н.А. Македонский.

У микрофона свидетель — председатель епархиального совета православной церкви Латвии — Н.А. Македонский.

Источник: Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Рига: ВАПП Книгоиздательство, 1946.


ВОПРОС: Что Вы можете сказать о содержании русских военнопленных в этом лагере?

 

ОТВЕТ: Проживая напротив лагеря военнопленных Красной Армии, мне из окна 5-го этажа, где находилась моя квартира, было видно все, что делалось вне помещения — на плацу лагеря.

 

Военнопленные находились в ужасных условиях, переживали невыносимые лишения и страдания, их морили голодом, убивали и заставляли делать непосильные работы.

 

Помню, зимой в декабре 1941 года и январе 1942 года, почти ежедневно два раза в день проходила большая грузовая машина, на которую как дрова шуцманы, охраняющие лагерь наваливали трупы по 35 чел. на машину.

 

В январе 1942 года в результате голода, холода и непосильной работы в лагере была большая смертность, то уже командование лагеря трупы ежедневно не вывозили, а во дворе около сарая прямо на улице под открытым небом умерших и замученных военнопленных складывали штабелями, так как имевшийся сарай уже не вмещал. Таким образом в течение 2-х месяцев было немцами уничтожено несколько тысяч человек.

 

ВОПРОС: Кто охранял лагерь военнопленных и сопровождал их на работы?

 

ОТВЕТ: Поскольку я часто наблюдала, то охрана лагеря неслась полицейскими батальонами-немцами, так как их форма и знаки различия говорили за это, плюс с зеленой повязкой на рукаве, где были буквы — надпись «шуцман», в большинстве шуцманы были латыши — добровольцы и часть русских «устроившихся» добровольцами в полицейские команды.

 

Командовал и начальником лагеря был немец, но конкретно фамилия мне не известна.

 

Я также лично видела, как в январе 1942 г., когда военнопленных Красной Армии вели на работы, то они от истощения падали и не могли встать. В таких случаях шуцманы, сопровождавшие пленных били прикладами, стегали плетьми, вывертывали руки, но предлагали следовать на работу.

 

Также из окон своей квартиры я лично наблюдала, как военнопленные рылись в помойных ямах, собирали листья и траву и ели ее. На деревьях, которые находились внутри лагеря, военнопленными была объедена вся кора.

 

Гражданское население, проживающее в нашем доме пыталось помочь военнопленным, хотя куском хлеба и иногда выбрасывали из окон, то немецкая полиция предложила на всех окнах наклеить номера квартир и тот, кто был замечен в пособничестве военнопленным, немцами привлекался к ответственности. Такие номера немцы наклеили по всей Пернавас и Звайгзнес улицам (там, где водили пленных).

 

Других фактов злодеяний я не знаю. Протокол с моих слов записан верно, мною лично прочитан и мне прочитан.

 

/К.ВИТИНЬШ — подпись/

 

Допросил: Сотрудник Опергруппы НКВД-НКГБ СССР

Капитанп/п/СТУМБЕРГ/

 

* * *

 

Протокол допроса

 

1945 года, декабря «25» дня гор. Рига

 

Я, зам. начальника отделения НКГБ Латвийской ССР — капитан

 

РУСАКОВ, допросил в качестве свидетеля военнопленного:

 

КРЕМЕР Альфреда Вильгельмовича, 1918 года рождения, уроженец местечка Энгер, Херфордского округа — Вестфалия, немец, б/п, из рабочих, рабочий маляр, со слов не судим, образование 8 классов народной школы. Проживает в лагерях военнопленных гор. Риги.

 

Об ответственности за дачу ложных показаний я предупрежден — ст. 95 УК РСФСР мне объявлена и разъяснена. /КРЕМЕР/

 

За неправильность перевода по ст. 95 УК РСФСР переводчик ЗАК предупрежден. /ЗАК/

 

ВОПРОС: На каком языке Вы желаете давать показания?

 

ОТВЕТ: Свои показания я желаю давать на немецком языке, так как русский язык я не знаю.

 

ВОПРОС: Расскажите о прохождении Вами службы в германской армии?

 

ОТВЕТ: В немецкую армию я призван в июне месяце 1941 года. На восточном фронте с сентября месяца 1941 года, до весны 1943 года служил в 861 охранном батальоне, в районе Барановичи. Весной 1943 года, в составе этого же охранного батальона, я был переведен в район Вильнюс, где находился до июля 1943 года. Наш охранный батальон в гор. Рига, где был и я, находился с июня 1943 года до апреля 1944 года. В апреле 1944 года я был переведен из 861 охранного батальона в 1901 охранный батальон, но в указанном батальоне пробыл всего 14 дней и был переведен в 307 охранный батальон, который дислоцировался в районе Абрене.

 

После отступления немецких войск я находился в обороне, на переднем крае, в составе 307 охранного батальона, в районе Тукумса. Пленен я 4 марта 1945 г.

 

ВОПРОС: Вы лично охраняли лагерь военнопленных, находившийся в районе Барановичи?

 

ОТВЕТ: Да, я в составе 861 охранного батальона с сентября 1941 года, до весны 1943 года нес охрану лагеря военнопленных в д. Лесна, в 21 клм. Западнее Барановичи. В указанном районе были расположены два лагеря военнопленных, один из них с количеством 20 тысяч чел. и другой с 6 тысячами человек.

 

Я лично нес охрану лагеря русских военнопленных, где было помещено 6 тысяч человек.

 

ВОПРОС: Расскажите в каких условиях содержались военнопленные в лагерях, в районе Баранович?

 

ОТВЕТ: Из личных наблюдений о содержании военнопленных и режиме в лагерях, в районе Барановичи, я могу рассказать следующее: названные мною лагеря военнопленных, были обнесены забором из колючей проволоки и охранялись охранным батальоном 861, в составе которого служил и я. Военнопленные ютились в темных и сырых землянках, которые в дождливое время заполнялись водой. Землянки были размером 6 x 40 метров, в каждой находилось около 1 тысячи человек. Военнопленные спали на нарах, на голых досках, которые были сделаны в землянке в три ряда. В землянках было грязно, тесно, холодно и масса различных паразитов. Военнопленные были одеты в лохмотья и почти разуты. Работали военнопленные на лесозаготовках по 11-12 часов в сутки, без всякого отдыха. Питание было очень плохое, давали им два раза в сутки суп из гнилой мерзлой картошки, который издавал неприятный запах. Хлеба давали по 150 грамм[ов], очень плохого качества.

 

С военнопленными обслуживающий персонал обращался жестоко. Я часто наблюдал массовые избиения военнопленных за малейшие проступки и не выполнение правил внутреннего распорядка в лагере. Были часто массовые расстрелы.

 

Кроме того, в лагере района Барановичи, часто приезжали команды «СС» и «СД» и после соответствующего отбора из вновь прибывших в лагерь политруков Красной Армии, советски настроенных граждан, производили массовые расстрелы их.

 

Были случаи, когда военнопленных вешали за попытку к бегству.

 

В конце 1941 года, в лагере началась массовая эпидемия тифа и дизентерии. Ввиду крайнего истощения военнопленных, заболевания инфекционными болезнями и содержания больных вместе со здоровыми, за период с конца 1941 года до весны 1943 года, в лагере района Барановичи умерло свыше 10 тысяч человек русских военнопленных. Заболевшим инфекционными болезнями, никакой помощи не оказывалось. Закапывали умерших от тифа и дизентерии в нескольких метрах от лагеря, в общих могилах.

 

ВОПРОС: Продолжайте свои показания о зверских обращениях с военнопленными.

 

ОТВЕТ: Я был очевидцем зверского обращения с военнопленными. С среднего участка фронта, в район Барановичи, в лагеря, 16 января 1942 года прибыл эшелон с военнопленными. В то время стояли морозы в 45 градусов, а пленные красноармейцы почти полураздетые, прибыли в указанном эшелоне на открытых платформах. Мне, вместе с другими из охранного батальона, пришлось их выгружать на руках, так как большинство из них не владели ни руками, ни ногами. Из 2500 человек военнопленных, прибывших с этим эшелоном, около 400 человек были в тяжелом состоянии, кроме того я насчитал среди прибывших несколько сот трупов военнопленных. Прибывших поместили в холодные землянки.

 

* * *

 

Протокол допроса

 

от 25 декабря 1945 года

 

Я, зам. начальника отделения НКГБ Латв. ССР капитан СТУМБЕР,

 

допросил в качестве свидетеля:

 

КЕБРЕЛЬ Вероника Ильяновна, 1912 г. рождения, уроженка г. Рига, белорусска, гр-ка СССР беспартийная, образование низшее, одинокая, проживает — г. Рига, Пагасту, 10, кв. 8, работаете г. Рига в ТАСС по указанному выше адресу.

 

Об ответственности за дачу ложных показаний предупреждена по ст. 95 УК РСФСР.

 

Подпись — /Кеврель/

 

ВОПРОС: Расскажите, что Вам известно о расстрелах русских военнопленных Красной Армии?

 

ОТВЕТ: В мае 1944 года из соседнего лагеря привезли военнопленных Красной Армии в Саласпильский лагерь «СС», где находились в большинстве политические заключенные, около 200-250 чел. Это количество военнопленных Красной Армии поместили в барак №А-3. пленные были все раненые, а большинство инвалиды. К последним было самое варварское отношение, медицинской помощи не оказывалось, медикаментов никаких не давалось, за исключением перевязок, которые делали сами заключенные.

 

С 26 июля по 8 августа 1944 года по приказу из Рижского гестапо — ЛАНГЕ, комендантом Саласпильского лагеря КРАУЗЕ, с помощью присланной из Риги «Зондеркомманды», были расстреляны все 250 человек, привезенных в Саласпильский лагерь военнопленных Красной Армии. Расстрел производился за лагерем в лесу, примерно в 100—150 метров от бараков.

 

После расстрела по распоряжению КРАУЗЕ трупы расстрелянных 250 человек военнопленных Красной Армии были облиты смолой и сожжены, а одежду с расстрелянных привезли в лагерь и роздали на стирку политическим заключенным. Эту одежду стирала и я лично, она была вся запачкана кровью. После стирки одежда с расстрелянных сдавалась в склад лагеря.

 

6 июле 1944 года в Саласпильский лагерь из Двинской тюрьмы привезли более 100 человек евреев. По приезду в лагерь всем евреям произвели тщательный обыск, раздели и погрузили в машину и за лагерем (там же, где и военнопленных Красной Армии) всех евреев расстреляли, таким же образом облили смолой и сожгли.


Подсудимых доставляют в суд
Подсудимых доставляют в суд.

* * *

 

Протокол допроса

 

1945 г.

 

Я, старший следователь Отдела НКВД Латвийской ССР по борьбе с бандитизмом майор ЖВИГУЛЬ допросил в качестве свидетеля:

 

САЛМИН Николай Андреевич, 1902 года рождения, уроженец с. Серноводск Сергиевского района Куйбышевской области, прож. ул. Спортивная, 35 — гор. Резекне Латвийской ССР, б/парт, русский, гр-н СССР, образование высшее, окончил Самарский университет, медицинский факультет в 1925 г., специальность — врач-хирург-гинеколог, главный врач и заведующий Резекненской больницы, женат, из рабочих, член ВКП/б/ с 1938 по 1942 г. — До момента попадания в плен, не судим.

 

Предупрежден об ответственности по ст. 95 УК РСФСР за дачу ложных показаний.

 

Подпись. — /Салмин/

 

ВОПРОС: Вы были в плену у немцев, с какого по какое время?

 

ОТВЕТ: В плен к немцам я попал в июле месяце 1942 г., будучи на Волховском фронте в окружении. Будучи ранен и контужен с группой бойцов пошли на выход, но в результате полного окружения и всестороннего обстрела немцы забрали нас группу в 5 человек в плен. Пробыл в немецком плену до июля 1944 г, то есть до освобождения Красной Армией Резекненского уезда.

 

ВОПРОС: В каких лагерях военнопленных Вы бывали за время нахождения в немецком плену?

 

ОТВЕТ: После взятия в плен с июля мца 1942 г. нас группу военнопленных через Новгород направили в лагерь военнопленных Малач-Вира, которая находится недалеко от Красного села Ленинградской области. Когда немцы стали отступать из Ленинградской области, приблизительно в декабре 1943 г. советских пленных немцы начали через г. Псков переправлять в Латвию. Я, как врач был направлен в распоряжение коменданта по делам военнопленных врачей в гор. Рига, где по заявке департамента здравоохранения был отпущен на гражданскую работу под надзором полиции. <…>

 

Готовясь к отступлению из Резекненского уезда, немецкие части карательных отрядов войск «СС» взорвали почти все лечебные учреждения гражданского населения. Больница села Старое Рыково, где я работал врачом, при наличии в ней больных, немцами при мне была заминирована, но только стремительным приходом частей Красной Армии взорвать здание им не пришлось и оно тут же советскими саперами было разминировано.

 

При отступлении немцами была взорвана больница в г. Резекне, Вараклянах, Вилянах, Аташенах и других волостях вместе с аптеками. Там же, где не удавалось взорвать или увезти оборудование, немцы ходили ломали и прокалывали штыками. Рентгеновский аппарат, увезенный из Резекне немцами, а дороге был брошен и в нескольких местах исколот штыками, а теперь нами отремонтирован.

 

Все то, что немцы разорили в Резекненкском уезде, невозможно описать, не говоря уже о тех зверствах, связанных с истреблением военнопленных и мирного населения.

 

Находясь в Латвии, немцы умышленно вели работу по распространению инфекционных заболеваний, они не давали мыла, не давали медикаментов, рассчитывая этим увеличить смертность.

 

Как следствие немецкого хозяйничания, до сих пор приходится вести исключительно напряженную борьбу с заболеванием чесоткой, которую немцы разводили в местах заключения.

 

* * *

 

Протокол допроса

 

от 25 декабря 1945 года

 

Я, зам. начальника отделения НКГБ Латв. ССР капитан СТУМБЕР, допросил в качестве свидетеля:

 

АКМЕНС Юрис Карлович, 1912 г. рождения, урож. Цесиского уезда ЛССР, латыш, образование высшее, по специальности биохимик, женат, гр-н СССР, б/партийный, не судился в Сов. время. В период немецкой оккупации Латв. ССР гестапо был арестован за принадлежность и активную работу для Советской власти, находился под стражей в Рижской «Центральной» тюрьме и Саласпильском лагере.

 

В настоящее время работает в Рижском Госуниверситете в должности ст. научного сотрудника при химическом факультете.

 

Проживаю: Рига, Кулдига, 21, кв. 3.

 

ОТВЕТ: 23 июля 1941 г. я, АКМЕНС Юрис немецким Гестапо был арестован и заключен в Рижскую Центральную тюрьму как политический заключенный. Находясь в тюрьме до декабря 1942, я лично был свидетелем ужасных зверств и злодеяний, применяемых со стороны немецкого «СД» и «Гестапо», то есть расстрелы прямо во дворе тюрьмы, пытки, побои и избиения арестованных, а также случайно мною был обнаружен отчет «Остланд» о настоящем положении в Прибалтике, где говорилось об арестах, ликвидации населения, грабежа и т.п.

 

Вышеуказанное я постараюсь подтвердить конкретными фактами.

 

В июле и октябре 1941 года в Рижской центральной тюрьме без всякого суда и следствия немецкой «СД» было расстреляно 120 человек политических заключенных. Расстрелы производились во дворе тюрьмы в 3-х ямах. Из числа арестованных и расстрелянных в это время мне лично были знакомы заключенные: инженер ХОТТЕ, журналист ЛУКС, экономист РАНКА и депутат Верховного Совета Латв. ССР КОЛТАН, других фамилий я не помню. Расстрелы указанных политических заключенных проводил работник «СД» некто ШУМАХЕР и местный прибалтийский немец сотрудник «СД» ТОЛКИН.

 

Кроме того, я должен сообщить следствию, что расстрелы в Центральной Рижской тюрьме производились ежемесячно каждую первую декаду, начиная с 1941 г. июля м-ца и до декабря 1942 года (моего нахождения в тюрьме).

 

По моим подсчетам, которые мы определяли и узнавали у поваров тюрьмы, а они исчисляли минусом от общего количества выдачи паек хлеба, было расстреляно 1800 человек только политических заключенных. Об этом же рассказывал в камере МИЕЗИС Виктор, который сам принимал участие в расстрелах политических заключенных, состоял членом команды «АРАИС», но впоследствии немцами был арестован за присвоение золота и серебра, награбленного у еврейского населения.

 

Подтверждается это и тем, что при тюрьме в корпусе № 4 камеры № 15-16, были специально приспособлены для смертников, которых в этих камерах раздевали, оставляли всю одежду, а их голых расстреливали.

 

На другой день в этих камерах много было одежды, которая впоследствии упаковывалась и отправлялась на склады.

 

ВОПРОС: Военнопленные Красной Армии находились в Рижской тюрьме?

 

ОТВЕТ: Да, находились. Русских военнопленных Красной Армии в Центральной Рижской тюрьме в корпусе № 1 и 4 находилось более 600 человек, среди которых было много офицеров.

 

ВОПРОС: Что Вам известно о их содержании в тюрьме?

 

ОТВЕТ: Военнопленные Красной Армии содержались в ужасных условиях, им ежедневно выдавалось по 150 грамм[ов] хлеба, вместо положенных 300 гр., били и издевались над ними надзиратели и немецкое тюремное начальство.

 

В январе-феврале 1942 года в результате невыносимых условий, созданных для военнопленных Красной Армии, в их корпусе поднялась эпидемия тифа и в результате которой большинство из них умерли. Медицинской помощи им не оказывали. Таким образом в результате издевательства, жестокого режима и не оказание медицинской помощи умерло военнопленных Красной Армии более 500 человек, а оставшиеся в живых военнопленные были «СД» расстреляны.

 

<…> Приступив к переплету мною было прочитано, что данная книга является учетом «Остланд» по Прибалтике по состоянию на 15 октября 1941 г. и называлась она «Эйнэац группа «А». Данная книга была отпечатана в 100 экз. и каждая из них была под своим номером.

 

Первое время приставленные полицейские следили очень строго, но потом стали отвлекаться, учитывая якобы наше незнание немецкого языка (как мы им заявили).

 

В ходе работы и обработки этих книг, в разделе мною было прочитано, что это отчет о деятельности «ОСТЛАНДА», «Эйнзац группы «А» в Прибалтике и восточной земли Северной России, по состоянию на 15 октября 1941 года.

 

Помню, что в одном из разделов данного отчета «Остланд» сообщил Берлину по этой группе следующее. «Эйнзац группой «А» проделано:

 

а) Уничтожено душевнобольных в провинциях 748 чел.;

б) Арестовано в Латвии 23 000 чел.;

в) Арестовано в Литве 11 000 чел.

 

Было ли по Эстонии я не видел, так как увлекался чтением, это грозило расстрелу на месте.

 

Кроме того, в отчете сообщалось, что из Прибалтики в частности из Латвии группой «А» «Остланд» было вывезено продуктов питания, вещевого довольствия и других товаров 400 вагонов. Все направлено в Германию.

 

Насколько я помню в заключении данного отчета было указано, что «Остланд» группы «А» просит Верховное правительство Великой Германии всю власть по Прибалтике подчинить «Остланду» группы «А», либо существующий порядок в Прибалтике осуществляется каким-то двоевластием между полицией и войсковыми единоначальниками.

 

Также было указано, что организована и идет в полном ходе работа группы /В-Диенст/ в задачу которой входило, как видно было из отчета, ведения и активного насаждения в Прибалтике среди местного населения немецкой агентуры, создания целого ряда шпионских резидентур.

 

* * *

 

Протокол допроса

 

г. Рига, 1945 г. марта 27 дня, следователь по важнейшим делам Прокуратуры Латв. ССР, мл. советник юстиции ВУЛЬФСОН допросил нижепоименованную в качестве свидетеля, предупредив об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 95 УК РСФСР и за ответственность при отказе от дачи показаний по ст. 92 УК РСФСР.

 

/Ирма БЛУМС/ — подпись.

 

БЛУМС Ирма Индриковна, рожд.15.VIII.1897 г, уроженка Латв. ССР, Лиепайского уезда, Грамзденской волости, хутор Смилитсрукьи, соцпроисхождение из крестьян /20 га земли, 2 лошади, 5 коров, 3 овцы, 2 свиньи/, образование 6 классов, в партиях не состояла и не состоит, невоеннообязанная, одинокая, со слов ранее не судима, работает уборщицей Военно-строительного управления Прибалтийских Республик гор. Рига, ул. Капькю, дом № 3, прож. по ул. Нитаурес 1, кв. 1, г. Рига.

 

Четырнадцатилетняя свидетельница Марьяна Папп дает показания Военному Трибуналу.

Четырнадцатилетняя свидетельница Марьяна Папп дает показания Военному Трибуналу.

Источник: Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Рига: ВАПП Книгоиздательство, 1946.


ОТВЕТ: <…> Тюремное начальство меня направило надзирательницей в 3-й корпус тюрьмы. Этот корпус считался больничным. В этом корпусе я проработала 3 месяца.

 

Больничный корпус ничем не отличался от обычных корпусов тюрьмы.

 

За 3 месяца моей работы там в среднем было 30 женщин и 15 детей одновременно.

 

По национальности были латышки и русские женщины. В погребе больничного корпуса содержались заключенные еврейки с детьми: точно не знаю сколько там было детей, т. к. их охраняла другая надзирательница, но полагаю, что там было 10 детей.

 

В больничном корпусе пища считалась немного лучше, чем в остальных корпусах, но для того, чтобы прожить и этот паек был явно недостаточен. Медикаментов не было почти никаких.

 

За период моей работы в больничном корпусе 5 или 6 женщин там родили.

 

Один новорожденный через недели 2 скончался от каких-то корчей.

 

Старшая надзирательница ТАБАКС мне рассказывала, что в больничном корпусе было очень много случаев смерти детей от недостаточности питания.

 

В августе 1942 г. меня перевели в 4-й корпус, где я пробыла надзирательницей до декабря 1942 г. В этом корпусе содержалось около 250 женщин, детей там было около 15-ти. Дети буквально были живыми скелетами, ножки у них были толщиной с палец. Возраст детей колебался от 4 до 12 лет. Дети содержались с заключенными матерями.

 

Двое малюток — брат 6 лет, сестричка 4 лет — были круглыми сиротами, т. к. их родителей немцы до того расстреляли.

 

Питание детей состояло из 100 грамм[ов] хлеба и 0,5 литра воды с неизвестными мне зелеными листьями в день.

 

За 4 месяца моей работы в 4-м корпусе четверо ребят умерло с голоду, также 2 женщины.

 

Прогулка детям не полагалась. Возможно, один раз за месяца полтора их выводили на прогулку.

 

В октябре 1942 г. этих детей расстреляли, заключенные женщины мне на следующее утро — детей расстреляли ночью, рассказали, что маленькая сиротка 4-х лет идя на расстрел, плакала, а 6-летний братик ее утешал, говоря: «Не плачь, сестричка, мы пойдем туда, где наша мамочка».

 

* * *

 

Протокол допроса

 

Гор. Рига, 1945 года, декабря 18 дня.

 

Я, ст. следователь следотдела НКГБ Латвийской ССР ст. лейтенант ЩЕМЕЛЕВ сего числа допросил в качестве свидетеля:

 

ВАГАНС Густава Петровича, 1886 года рождения, уроженец ус. «Грити», Пуйкелес волости, Вальдемерсекого уезда Латвийской ССР, латыш, гр-н СССР, б/п, образование среднее, происхождение из крестьян бедняков, женат, не судим. Проживает в городе Риге, Бикерниеку улица, д. 1, кв. 5. Работает директором универмага № 250 Рижского Горпромторга.

 

Об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний по ст.ст.92 и 95 УК РСФСР предупрежден.

 

/ВАГАНС — подпись/

 

ОТВЕТ: Режим в тюрьме был создан невозможный. Камеры не имели окон, совершенно не отапливались и если с вечера давали в камеру на 50—60 человек ведро воды, то к утру она замерзала и превращалась в сплошной лед. Норма питания на сутки состояла из 200—250 грамм[ов] черного хлеба и пол-литра супа, вернее грязной воды. Медицинское обслуживание отсутствовало. Наряду с этим в тюрьме производились массовые расстрелы. Уже после выхода меня из тюрьмы, примерно в апреле месяце 1942 года я встретился на улице с надзирательницей Рижской срочной тюрьмы, БЕРКИС, имя не знаю, которая рассказала, что 27 марта 1942 г. в тюрьме немцы расстреляли 120 человек Советских граждан, в том числе расстреляли мою знакомую ЛИЕКНИС Емму — бывшую директором 3-ей Рижской городской гимназии, расстреляли ее лишь за то, что ее сын служил в Красной Армии летчиком.

 

Начиная с августа 1941 года немецкие оккупационные власти начали в массовом порядке расстреливать евреев, содержавшихся в «ГЕТТО». Эти расстрелы производились довольно часто в Бикернекском лесу, который расположен от моего дома на расстоянии не более 2 километров. В этот лес я после несколько раз ходил и видел свежее закопанные могилы с расстрелянными, к тому же я видел из окна своей квартиры не менее десяти раз, как по Бикерниеку улице проходили автомашины, на которых везли евреев на расстрел. Как правило расстрелы эти производились утром на рассвете.

 

* * *

 

Протокол допроса

 

Рига, 1945 года, декабря 14 дня.

 

Я, ст. следователь Следотдела НКГБ Латвийской ССР ст. лейтенант ЩЕМЕЛЕВ сего числа допросил в качестве свидетеля

 

ГЛУЗДС Андрея Юрьевича, 1884 года рождения, уроженец гор. Либавы, Латв. ССР, латыш, гр-н СССР, беспартийный, окончил 7 классов средней школы, происходит из семьи рабочего, со слов ранее не судим, семейный. Проживает в гор. Риге, ул. Стабу, дом 94, кв. 4, работаете 1-м Ремесленном морском училище мастером.

 

Об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 95 УК РСФСР предупрежден.

 

Подпись: /ГЛУЗДС/

 

ОТВЕТ: За период моего пребывания под стражей в Рижской Центральной тюрьме и затем в Саласпилском концлагере — мне пришлось наблюдать ужасные картины массового истребления оккупантами и их приспешниками из числа местных предателей Советских граждан. <…>

 

Саласпилский концлагерь, который арестованными назывался «лагерем смерти» состоял из трех зон. В первой содержались политические заключенные, во второй евреи, свезенные с разных сторон Европы и в третьей зоне содержались Советские военнопленные. По прибытии из тюрьмы в лагерь во второй зоне содержалось около 8000 евреев, к ноябрю 1942 года там осталось только сорок человек, остальные были расстреляны. Причем расстрелы эти организовывались в лагере одним из руководителей полиции в Латвии немцем ЛАНГЕ, который насколько знаю находился в подчинении руководителя полиции «СС» Прибалтики ЕККЕЛЬН.

 

* * *

 

Протокол допроса

 

1945 года, декабря 23 дня. г. Рига

 

Я, сотрудник НКГБ Латв.ССР капитан ЛЕОНОВ, сего числа допросил в качестве свидетеля:

 

ГЕЙМАНСОН Ноа Семеновича, 1901 г. рождения, уроженца г Риги, еврея, гр-на СССР, б/п, с 8-классным образованием, по специальности механик, работает военоторг старшим товароведом.

Проживает: Виландес, 14, кв. 7.

 

ОТВЕТ: <…> 30 ноября 1941 года я был свидетелем расстрела немцами 18 тысяч евреев. Расстрел производился в Бикериниеку лесу. Весь путь от гетто до места расстрела был усеян трупами пристрелянных немцами обессиленных граждан, не способных дальше идти. Среди расстрелянных были старики, женщины и дети еврейской национальности.

 

Во время этой акции я находился в гетто.

 

После расстрела указанного количества я с группой содержащихся в гетто евреев был направлен немцами на уборку трупов, которые хоронили в заранее подготовленных ямах. Пристреленных по дороге от гетто в Бикерниеку лес, хоронили на еврейском кладбище.

 

Не удовлетворяя себя массовыми расстрелами немцы ежедневно расстреливали или вешали группы евреев.

 

7—8 декабря 1941 года я был свидетелем второй акции, проведенной немцами, во время которой было расстреляно до 10 тысяч евреев. 7 декабря вечером их выгнали под открытое небо, продержали до утра 8 декабря на морозе и затем расстреляли в Эргли.

 

Во вторую акцию я так же был привлечен немцами на уборку трупов.

 

Работая по уборке трупов 9 декабря 1941 года, я был свидетелем, когда в родильном доме при гетто было убито 18 новорожденных малюток. Это убийство было произведено группой латышей под руководством ЗАКИТИС Арвида, который во время уничтожения детей заявил: «жалко на них портить пули», после чего они начали бросать их на пол и избивать ногами.

 

В октябре месяце 1942 года из гетто убежало 12 человек евреев. Все они были пойманы немцами и расстреляны, кроме указанного количества было расстреляно до 400 чел. евреев как заложники.

 

Так, с 10 декабря 1941 года по 5 апреля 1944 года в Рижское гетто из европейских стран прибыло примерно 242 тысячи человек.

 

Прибывшие евреи из европейских стран немцами также расстреливались и в большом количестве.

 

С целью сохранения в тайне проводимых расстрелов еврейского населения, немцы для рытья ям и закапывания трупов привлекали русских военнопленных, которые по исполнению работ, немцами расстреливались.

 

ВОПРОС: От кого исходили распоряжения об уничтожении еврейского населения Рижского гетто.

 

ОТВЕТ: Все распоряжения по уничтожению еврейского населения Рижского гетто исходили от немецкого командования, в частности от генерала ЕККЕЛЬНА.

 

ВОПРОС: Какие именно распоряжения исходили от генерала ЕККЕЛЬНА?

 

ОТВЕТ: ЕККЛЬНОМ издавались все приказы об уничтожении Советских граждан, в/пленных и евреев, им же устанавливался режим содержания заключенных в к/лагерях, тюрьмах и гетто, все издевательства над заключенными проводились на основании его распоряжений. Это мне известно от немецкого руководства гетто.

 

Как-то раз я поинтересовался у одного немца: от кого зависит улучшение положения заключенных, то он мне ответил, что все это зависит от генерала ЕККЕЛЬНА, который непосредственно занимается вопросами содержания заключенных и чинимых над ними репрессиях.


Подсудимые (справа налево): Еккельн, Руфф, Беккинг, Кюппер (первый ряд), Павель, Вертер, Монтетон (второй ряд)

Подсудимые (справа налево): Еккельн, Руфф, Беккинг, Кюппер (первый ряд), Павель, Вертер, Монтетон (второй ряд)

Источник: Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Рига: ВАПП Книгоиздательство, 1946.


* * *

 

Протокол допроса свидетеля КРОНИТИС Ивана Ивановича

 

от 14 декабря 1945 года, г. Рига

 

КРОНИТИС И. И., 1905 г рождения, уроженец Берзовской волости Мадонского уезда Латв. ССР, латыш, гр-н СССР, б/п, образование среднее, в настоящее время работает в системе наркомлета в должности зам. нач. управляющего тресте «Ригалес», проживает ул. Бривибас, 70, кв. 58.

 

Арестованных без всякого суда, беспощадно уничтожались. Так бывший заключенный Центральной тюрьмы, ныне доцент Рижского Народного университета химического факультета — АКМЕНС, который в тюрьме по приказу немцев принимал, подсчитывал и упаковывал вещи расстрелянных в 1942 году мне сказал, что только из одной центральной тюрьмы до конца 1942 года немцами было расстреляно более 16 000 человек.

 

В 1941 году, примерно в ноябре месяце, находясь в Рижском концлагере, который размещался через улицу от еврейского гетто, лично я сам видел, как только в один день были выгнаны из гетто на расстрел более 30000 /тридцать тысяч/ евреев. Вся эта людская масса была расстреляна немцами в Румбульских лесах. Расстрелянные были в основном нетрудоспособные старики, женщины и дети в том числе и грудные. В последующем в 1944 г. немцы пытаясь скрыть совершенные ими зверства — раскопали трупы расстрелянных в Румбульских лесах и сожгли.

 

Ужасные картины я видел в лагере советских военнопленных, находившихся в 4 км от лагеря, в котором содержался и я.

 

Этот лагерь /в самом м. Саласпилсе/ был построен еще давно, и немцы сделали из него в полном смысле лагерь смерти для советских военнопленных.

 

Будучи заключенными, приходя под конвоем на работу возле лагеря советских военнопленных я видел, как жертвы этих лагерей, обреченные голодом, не имея способность уже передвигаться, сидели на земле и щупали вокруг себя руками землю и то, что попадало в их руки, клали себе в рот и кушали. Так они доживали свои последние минуты. Заключенные этих лагерей смерти теряли облик человека, они скорее становились похожими от ходьбы на птиц с длинными носами, до смерти оставалась печать страха. В этом лагере, как рассказывали жители, проживавшие поблизости к лагерям, только в зиму с 1941 г. на 1942 г. умерло от голода и холода и расстреляно немцами более 20 тыс. человек.

 

* * *

 

Протокол допроса

 

1945 г.

 

Я, зам. нач. отделения 2-го отдела НКГБ ЛССР капитан СТУМБЕР, допросил в качестве свидетеля:

 

КАУЛИНЬШ Янис Яновича, 1911 года рождения, урож. г. Бауска ЛССР, латыш, б/партийный, образование высшее, окончил с/х академию, по специальности агроном-садовод, в период немецкой оккупации с 1941 г по день капитуляции содержался в немецких тюрьмах и концентрационных лагерях. Женат, но во время моего содержания е тюрьме разошлись. Работаю в настоящее время в Наркомземе Латв. ССР в должности нач. управления по садоводству. Проживаю Тербатас ул., 80, ке. 24.

 

ОТВЕТ: В конце марта или начале апреля 1943 года комендантом лагеря КРАУЗЕ и его подчиненными ВИДУШ, ГРУДУЛИС, ЛИЦИС и др., у матерей, находящихся в лагере, изъяли около 300 чел. детей и поместили их в специальный детский барак. Матерей же отправили на работы в Германию.

 

В этот же период времени /но после отправки матерей в Германию/ из гор. Риги, КРАУЗЕ была вызвана специальная газовая команда, так называемая «дезинфекционная команда», которая по распоряжению КРАУЗЕ приступила по прибытию в лагерь к своим обязанностям.

 

Вначале всех детей из барака вывели е другое помещение. «Газовая команда» после этого приступила к «дезинфекции», напустила в детский барак газа и не проветрив его вместили вновь туда около 300 чел. детей в возрасте от 5 лет до 1 года. В результате этого злодеяния «газовой командой» при непосредственном участии коменданта лагеря КРАУЗЕ было удушено газом более 200 чел. детей.

 

В апреле месяце 1943 года из города Риги прибыли большие крытые автобусы /два/ в Саласпилский лагерь и с ними приехали 3 человека офицеров «СД», которые по прибытию в лагерь выгнали из барака всех молодых девушек и женщин и приступили к «просмотру» последних. Отобрав наиболее красивых и сложенных по телосложению в отдельную группу, — произвели им медицинский осмотр, насильно /так же как и отбирали/ чисто одели в пальто и платье после расстрелянных евреев и отправили в Ригу в дом терпимости на Парковую улицу.

 

Об этом, что все девушки были отобраны и направлены в дом терпимости рассказала девушка АБОЛТИНЬШ, которая бежала из этого дома и вновь попала в Саласпилский лагерь.

 

* * *

 

Дополнительный протокол допроса

 

от 21/XII-45 года

 

Свидетеля КАУЛИНЬШ Янис Янович 1911 года рождения, уроженца г. Бауска, Латв. ССР, гр-на СССР работающего в Наркомземе Латв. ССР начальником Управления садоводства. Проживающего: Рига, Тербатас, 80, кв. 24.

 

Вскоре после этого, примерно в конце ноября 1942 года, эта «санитарная команда» СД вновь прибыла и уже ранее зарегистрировавшихся вызывали и брали кровь от 600 до 1000 куб. сантим.

 

Перед тем, как брать кровь «СД» и комендант лагеря КРАУЗЕ обещали усилить питание и освободить «доноров» от работы, но ничего подобного не было, и люди, «отдавшие» кровь совершенно были бессильными. Лично у меня было в этот раз взято 800 куб. см. крови.

 

Такие эксперименты «санитарной командой» у заключенных насильно кровь выкачивали в моем присутствии более 5 раз, с охватом около 3000-3500 тысяч человек.

 

* * *

 

Протокол допроса

 

г. Рига, Латв. ССР, 1945 года, декабря 15 дня

 

Я, сотрудник оперативной группы НКВД-НКГБ Союза ССР — капитан СТУМБЕР, сего числа допросил в качестве свидетеля:

 

Рижский процесс. 1946 г. Обложка дела. ЦА ФСБ России

Рижский процесс. 1946 г.

Обложка дела. ЦА ФСБ России

Источник: Кантор Ю.З. Прибалтика: война без правил (1939-1945). СПб.: Звезда, 2011.


ВИТИНЬШ Альфред Яновича, 1896 г рождения, уроженец Латвийской ССР, Тукумского уезда, грамотный, беспартийный, женат, гр-н СССР, не судимый, был капитаном латышской армии в период немецкой оккупации проживал на территории Латвийской ССР и с 1942 г. февраля м-ца насильно был призван в немецкую армию в хозяйственный отдел при полицейском батальоне «СС», исполняя обязанности помощника начальника батальона по хозяйственной части. Проживал: г. Рига, Мирная ул. дом № 42, кв. 19, Латыш по национальности.

 

ОТВЕТ: В результате созданных изданных приказов генерала ЕККЕЛЬН, были созданы полицейские карательные батальоны «СС», перед которыми ЕККЕЛЬН были поставлены следующие задачи:

 

а) Уничтожение еврейского населения в Прибалтике и других оккупированных немцами Советских районах;

б) Массовое истребление мирного Советского населения, оставшегося на территории оккупированных Советских районах немцами;

в) Уничтожение русских военнопленных путем создания для них невыносимых условий в концентрационных лагерях;

г) Массовое насильственное использование пригнанного мирного населения из оккупированных немцами зон Советского Союза, для создания укрепительно-оборонительных линий и сооружений;

д) Уничтожение мирных сел и деревень на территории оккупированных немцами Советских районов;

е) Умерщвление психиатрических больных, находящихся на излечении в больницах-клиниках;

ж) Вывоз в Германию промышленных предприятий, грабеж гражданского населения, как в городе, а также и деревне.

 

Повторяю, что по всем вышеперечисленным пунктам, генералом ЕККЕЛЬН, как высшим руководителем «СС» и полиции Восточной земли Северной России были изданы соответствующие приказы, которые впоследствии и приводились в исполнение его нижестоящими начальниками.

 

ВОПРОС: Дайте характеристику полицейским батальонам «СС» созданных по приказу ЕККЕЛЬН?

 

ОТВЕТ: Насколько мне лично известно по приказу генерала ЕККЕЛЬН в гор. Рига были созданы два полицейских батальона «СС» под №№ 18 и 19-й. Эти батальоны были созданы из лиц отъявленных врагов Советской власти, участников террористической организации «Перконкруст», военно-фашистской организации «Айзсарги», деклассированного элемента, бывш. бандитов, воров, рецидивистов и т. п. в большинстве своем добровольцев, которым со стороны немецкого командования предоставлялось право грабить, убивать, насиловать женщин и т. д. и которые за свое преступление буквально не несли никакой ответственности. Так, например: полицейские 19 батальона «охраняя» гетто, свободно заходили в помещение еврейского населения, избивали, грабили, убивали, насиловали. Это происходило в 1942—43 годах и все это я видел лично.

 

Так мне лично известно, что в лагере военнопленных Красной Армии находящемся в гор. Рига по ул. Перванас /бывш. Казармы 5-го латышского полка/ в 1942—43 годах содержалось до 15000 пленных, их числа которых ежедневно отвозили замученными и умерших от голода и невыносимо тяжелой физической работы по 25-30 человек.

 

Лично на моих глазах /так как мой дом был напротив лагеря/ почти ежедневно охранные роты полиции «СД» расстреливали пленных, которые не могли передвигаться, били их, почти заживо-полумертвых наваливали на машину и вывозили за город. Это относится к декабрю-январю 1942-43 года.

 

Так же мне было видно из моих наблюдений, что военнопленным почти не выдавали продуктов, они ходили по дворам казармы, рылись в помойных ямах, сдирали кору с деревьев, собирали листья и этим питались.

 

* * *

 

Протокол допроса

 

24 декабря 1945 года город Минск

 

Я, ст. следователь Управления контрразведки НКО «СМЕРШ» Минского военного округа — капитан ГОЛУБЬ, допросил арестованного — ВАЙСИГ Георг

 

ОТВЕТ: Все строения, в том числе жилые дома, исторические памятники и церкви, согласно установкам командования, подлежали уничтожению. Но поскольку в районе г. Сабеж до 26 полка действовало несколько карательных экспедиций, то в указанном районе все исторически ценное было ранее уничтожено. Также было уничтожено большинство населенных пунктов и население в большинстве проживало в землянках, которые также нами уничтожались.

 

<…> На этом же совещании ЕККЕЛЬН, в присутствии подполковника полиции ТИТТЕЛЬ и других офицеров, спросил у меня: «Сколько лично я убил русских?» — Я ответил, что лично ни одного русского не убил. Тогда ЕККЕЛЬН сказал мне: «Плохой из тебя национал-социалист, если ты не убил ни одного русского, вот я лично убил 100 человек».

 

Указанный разговор со стороны ЕККЕЛЫЧА возник в связи с тем, что он увидел на моем мундире «штурмовую медаль», которой я был награжден за участие в боях против частей Красной Армии на северном участке фронта.

 

В феврале 1944 года, когда я, будучи раненным, находился на излечении в лазарете в гор. Рига, ЕККЕЛЬН приезжал проведать меня в лазарет. Тогда же в связи с прорывом Красной Армии на Ленинградском фронте, я сказал ЕККЕЛЬНУ, что скоро, очевидно, части Красной Армии займут Ригу. На это он мне ответил следующим: «Возможно Красная Армия и займет Ригу, но к тому времени евреев в Риге не будет». При этом ЕККЕЛЬН сказал, что он сам лично будет расстреливать еврейское население.

 

* * *

 

Протокол допроса

 

1945 года, декабря месяца 20-го дня

 

Я, начальник оперчекотделения ОИТК НКВД ЛССР — капитан ГАУКЕ допросил в качестве свидетеля

 

ДИДРИХСОН Бетию Эрнестовну, 1918 года рождения, уроженка г. Сеаттле (Америка), проживаете г. Кулдига, Вентспилская улица № 16, кв. 6, по национальности латышка, гр-ка СССР, беспартийная, образование высшее, по профессии — зубной врач, из рабочих, не судима.

 

ВОПРОС: Расскажите, что вам известно о проводимых зверствах со стороны немецкого командовании на территории Кулдигского и Вентспилского уездов за время вашего проживания в этих местностях?

 

ОТВЕТ: Точно дату назвать не могу, это было в конце декабря 1944 года примерно между 20-30 декабря, когда в Вентспилском уезде, Злекас волости, на хуторах Дажкори, Зилуми и других немецкими полицейскими частями было установлено нахождение там партизанских групп, ведущих борьбу против немецких войск, то немецкими полицейскими войсками был окружен район в количестве около 13 хуторов и все эти 13 хуторов были сожжены со всеми находящимися в них жителями и принадлежащим им имуществом и постройками. Я сама лично видела, когда в конце декабря месяца немецкие солдаты поджигали хутор Дидкири, который находился на расстоянии около 300 метров от нашего дома, и всех жителей данного хутора Дидкири, кажется их было всего 14 человек, в том числе дети, женщины, среди них был один ребенок 7-месячного возраста, которых немцы выгнали из дома и под охраной вели по направлению сарая, который также был подожжен немцами и горел полным пламенем. Когда немцы подвели этих людей к сараю, объятого пламенем, то я сама слышала стрельбу из автоматического оружия, но что именно происходило с жителями хутора, я дальше видеть не могла из-за дыма и огня.


Приговор над немецко-фашистскими преступниками приведен в исполнение.

Приговор над немецко-фашистскими преступниками приведен в исполнение.

Источник: Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Рига: ВАПП Книгоиздательство, 1946.


* * *

 

Протокол допроса

 

1945 года, декабря 24 дня, гор. Рига

 

Я, старший следователь Управления Контрразведки «СМЕРШ» ПрибВО, капитан ГУБАРЕНКО сего числа допросил в качестве свидетеля:

 

ЯНСОН Андрея Индриковича, 1871 года рождения, уроженец Тауропской волости, Рижского уезда. Латв. ССР, по национальности латыш, гр-н СССР, со средним образованием — окончил Рижскую духовную семинарию, беспартийный, служитель культа — священник Алуксненской Св. Троицкой церкви, протоирей.

 

ОТВЕТ: С целью уничтожения нравов и обычаев, сохранившихся у народов Советской Латвии, немецкие мерзавцы в 1943 году начали повсеместное ограбление церквей. Испытывая недостаток металла, они снимали с церквей колокола и отправляли их в Германию на изготовление орудий войны для порабощения и истребления мирного народа.

 

Летом по приказу Гебитскомиссара Валмиерского округа (фамилию его не помню) немецкие варвары сняли и отправили в Германию 8 колоколов, общим весом до 100 пудов с Алуксненской Св.Троицы и Старолайценской православных и с Алуксненской лютеранской церквей.

 

<…> В августе 1944 года перед отступлением из Прибалтики немцы многих священников насильно угнали в Германию, среди которых я знаю Рижского епископа Иоанна ГАРКЛАВ, священника Баловской церкви ЛАПИКЕН.

 

Много мирных жителей также насильно были угнаны в Германию ео время отступления немцев.

 

В августе 1944 года, отступая из Алуксненского уезда, немцы разрушили 4 церкви со всеми принадлежащими им постройками, как-то: Липновскую-Ильинскую и Шемерицкую-Лавровскую православные, Гульбенскую и Леясциемскую — лютеранские.

 

* * *

 

Протокол допроса

 

1945 г., октября м-ца 22 дня, гор. Каунас

 

Я, начальник Опер. Отдела лагеря НКВД № 296 лейтенант ДМИТРИЕВ, допросил в качестве свидетеля:

 

в/пл. ПЛЕТТ Петер Вальтер, 1918 пр., уроженец города Наумбург на реке Заале, происходит из семьи служащего, по национальности немец, подданный Германии, образование высшее, по специальности инженер самолетостроения, находился на службе в немецкой армии с июня м-ца 1940 г. летчиком. В плен сдался добровольно 23 августа 1943 г. в р-не Двинска. Находится в лагере военнопленных №296 при гор. Каунас.

 

<…> По существу данного вопроса могу пояснить следующее: находясь на службе в полиции «СС» Еккельн Фридрих являлся правой рукой Гитлера и Гиммлера и в 1933 году в момент прихода Гитлера к власти был даже его личным телохранителем.

 

Состоя в нацистской партии Еккельн был одним из активнейших членов партии, за что имел награду золотой крест. Своей жестокостью и расправой Еккельн прославился с давних пор.

 

Насколько я помню в 1923 году Еккельн являлся активным участником расстрела революционеров. В момент революции в Германии в сентябре м-це 1923 г. в городе Мюнхен, где за подавление и жестокую расправу с революционерами был награжден орденом «Крови».

 

С приходом Гитлера к власти, выполняя его приказы руководил отдельными группами полиции по расправе над мирным еврейским населением и по его приказу были учинены расправы и расстрелы евреев в городах Мюнхен, Магдебург, Ессен и ряда других.

 

В период оккупации территории Чехословакии свою жестокость Еккельн показал и там, где в 1939—40 году (дату тоже сейчас не помню, но знаю, что это было после убийства бывшего там обер-группенфюрера) руководил боевыми группами «СС», которые по его приказу занимались погромами и учиняли расправу над мирными жителями города Праги.

 

В период оккупации немецкими войсками территории Советской Прибалтики вместе с оккупационными частями был переброшен для расправы и Еккельн.

 

Будучи в Прибалтике Еккельн Фридрих руководил боевыми группами «СС» немецкой полиции в Латеии, Эстонии и частично в Литве. Активно эти группы действовали в городах Риге, Таллине, Митау. Здесь также Еккельн был известен своей жестокостью и расправами. Так, например, по его приказам в июне-июле 1942 г. в городах Риги и Митау были собраны все евреи, которых потом развозили по городу на машине и прямо с них вешали на деревьях.

 

В 1942 году им также был издан приказ о сборе гражданского населения, угнанного из России, в лагерь Бухенвальд, где были самые тяжелые условия для жизни и люди пачками умирали. <…>

 

* * *

 

Протокол допроса свидетеля ХАРТМАНИСА Арнольда Адольфовича

 

от 1945 г.

 

ХАРТМАНИС Арнольд Адольфович, 1905 года рождения, уроженец Пенкульской волости, Елгавского уезда, Латвийской ССР, б/п, латыш, гр-н СССР образование высшее, экономист; 25/VI-45 г. по ст. 58-4 УК РСФСР осужден к 10 годам ИТЛ, содержится под стражей.

 

<…> ЕККЕЛЬН помимо руководителя полицейских органов являлся и начальником Военного округа частей «СС» по «Остланду». Все приказы о мобилизации исходили от ЕККЕЛЬНА Им также осуществлялось преследование латышей за уклонение и дезертирство из немецкой армии.

 

Как известно, 15 и 19 дивизии «СС», созданные по замыслу ЕККЕЛЬНА из числа латышей, вели активную вооруженную борьбу против частей Красной Армии.

 

Немецкие части «СС», созданные из латышей, выполняли двоякие функции: «СС» полиция, проводившая карательную полицейскую службу и т. п. военные «СС»-есские части, принимали участие в боях против Красной Армии. ЕККЕЛЬН возглавлял оба раздела немецких частей «СС». Все части «СС», находившиеся и действовавшие на территории «Остланд» подчинялись ЕККЕПЬНУ.

 

Мне известно также о непосредственном участии ЕККЕЛЬНА в операции на советских партизан в районе Освейского озера.

 

ВОПРОС: Расскажите об этом?

 

ОТВЕТ: В конце 1942 года или в начале 1943 года, в беседе с известным предателем — полковником ВЕЙС, последний в присутствии директора генерального директората — ЗАГЕРС (генеральный директор по хозяйству Латвии) рассказал следующее:

 

В конце 1942 года немцы силами немецких полицейских «СС»ских частей, при участии латышских, литовских, эстонских и украинских полицейских батальонов, а также с участием известного карательного отряда АРАЙСА, предпринимали крупные операции против советских партизан в районе Освейского озера в Белоруссии. В этой операции участвовал сам ВЕЙС и руководил латышским полицейским батальоном. Верховным командующим этой операции являлся ЕККЕЛЬН и генерал ШРЕДЕР.

 

ЦА ФСБ России АСД №Н-18313, т. 2. ЛЛ. 6-333


Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Кинохроника

 

Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР:

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №24 (8940) от 27 января 1946 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №25 (8941) от 29 января 1946 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №26 (8942) от 30 января 1946 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №27 (8943) от 31 января 1946 г.

 

Газета «Правда» №23 (10105) от 27 января 1946 г.


Газета «Правда» №24 (10106) от 28 января 1946 г.


Газета «Правда» №26 (10108) от 31 января 1946 г.


Газета «Правда» №27 (10109) от 1 февраля 1946 г.


Газета «Правда» №28 (10110) от 2 февраля 1946 г.


 

Выражаем глубокую благодарность доктору исторических наук, профессору РГПУ им. А.И. Герцена, советнику директора Эрмитажа Юлии Зораховне Кантор за любезное разрешение опубликовать отрывки и иллюстрации из ее книги «Прибалтика: война без правил (1939-1945)» (Кантор Ю.З. Прибалтика: война без правил (1939-1945). СПб.: Звезда, 2011.)


 

Назад


Яндекс.Метрика