Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Краснодарский процесс


 

Оккупация Краснодара длилась шесть месяцев. За это время нацисты и их пособники разрушили город и уничтожили 11472 человека (до войны было около 200000 жителей), из них 4972 мужчины, 4322 женщины, 2187 детей. Для ускорения казней оккупанты использовали «душегубки» («газенвагены») — герметичные грузовики, где 7000 краснодарцев отравили выхлопными газами. Это была целенаправленная карательная политика частей 17-й немецкой армии под командованием генерал-полковника Р. Руофа. Планировал убийства начальник краснодарского гестапо полковник К. Кристман. Конкретными плачами работали немецкие офицеры из гестапо и зондеркоманда «СС-10-А», состоявшая из предателей Родины. Служили в ней около 200 человек. Увы, поначалу удалось поймать немногих. Но даже 11 подозреваемых хватило для того, чтобы начать первый в мире открытый суд над пособниками нацистов.

 

На процессе в Краснодаре 14-17 июля 1943 года обвинялись члены зондеркоманды «СС-10-А» и их помощники: Кладов, Котомцев, Ластовина, Мисан, Напцок, Павлов, Парамонов, Пушкарев, Речкалов, Тищенко, Тучков.

 

Председателем суда был полковник юстиции Майоров, представитель Военного трибунала Северо-Кавказского фронта, государственным обвинителем — генерал-майор юстиции Л. Яченин. Обвиняемых защищали три назначенных судом адвоката.

 

Для доказательства вины были процитированы акты ЧГК, заслушаны 22 свидетеля, зачитаны выводы медицинской экспертизы по вскрытию 623 трупов (85 детей, 256 женщин и 282 мужчин, в том числе 198 стариков), из них 523 жителей погибли от газов, 100 — от выстрелов в голову.


Злодеяния немецко-фашистских захватчиков в городе Краснодаре

Злодеяния немецко-фашистских захватчиков в городе Краснодаре. Трупы умерщвлённых окисью углерода жителей Краснодара, обнаруженные в противотанковом рву на окраине города. Фото И. Озерского. (ТАСС)

Опубликованы в газете «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» от 14 июля 1943 г.


 

Под грузом доказательств все подсудимые полностью признали себя виновными в пособничестве немецким захватчикам, в зверствах над населением Краснодара и Краснодарского края.

 

Военный трибунал приговорил к смертной казни через повешение главных палачей Тищенко, Речкалова, Ластовину, Пушкарева, Мисана, Напцока, Котомцева и Кладова. Приговор был приведен в исполнение 18 июля в 13 часов на городской площади Краснодара. Казнь смотрели от 30 до 50 тысяч жителей города и близлежащих станиц. На приговоренных висела табличка «Казнен за измену Родине». Менее активные пособники Тучков, Павлов и Парамонов получили по 20 лет каторжных работ.

 

Процесс освещали писатели — Алексей Толстой, Елена Кононенко (они же освещали Харьковский процесс 1943 года) и множество корреспондентов советских и зарубежных СМИ (одним из них был политический обозреватель Лондонского радио А. Верт). Работала кинохроника — документальный фильм «Приговор народа» (режиссер И. Сеткина) вышел на экраны кинотеатров Краснодара уже 31 августа 1943 года. Также по итогам была издана брошюра, ее активно читали для населения агитаторы в тылу и политработники в армии. Материалы процесса были переведены на иностранные языки.

 

Важность процесса заключалась в том, что на нем были установлены имена конкретных виновников, как осужденных, так и разыскиваемых. Газета «Правда» 20 июля 1943 года писала: «Немцы-изверги удрали, но на скамье подсудимых в этом процессе была вся кровавая гитлеровская система».


Злодеяния немецко-фашистских захватчиков в г. Краснодаре.

Злодеяния немецко-фашистских захватчиков в городе Краснодаре.

На снимке: трупы советских граждан, умерщвлённых немецко-фашистскими захватчиками окисью углерода, вырытые для судебно-медицинской экспертизы из противотанкового рва на территории совхоза №1 в окрестностях г. Краснодар.

Опубликованы в газете «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» от 15 июля 1943 г.


 

После того, как 18 июля 1943 года по приговору в Краснодаре были публично повешены восемь пособников гитлеровских военных преступников, в адрес трибунала Северо-Кавказского фронта поступило огромное количество писем как от отдельных граждан, так и от целых коллективов трудящихся, поддерживающих справедливое решение суда. В 1945-1946 годах документы Краснодарского процесса о «душегубках» были использованы международным трибуналом в Нюрнберге. В 1963 году их опять задействовали в Краснодаре, где открыто судили девять других членов зондеркоманды «СС-10-А».

 

А спустя 37 лет материалы Краснодарского процесса о «душегубках» помогли наказать шефа зондеркоманды «СС-10-а» Курта Кристмана. В 1979 году его арестовала полиция ФРГ за убийство 105 краснодарцев в 1942-1943 гг. В 1980 г. в Мюнхене начался суд, где материалами Краснодарского процесса 1943 года было доказано, что Кристман использовал для казней «душегубки». Преступник был приговорён к 10 годам тюремного заключения, где и умер в 1987 году.

 

ДУШЕГУБКИ

Из воспоминаний полковника юстиции

 

…Люди еще не успели избавиться от страшного кошмара, который им пришлось пережить. Они только и говорили о душегубке, оврагах, наполненных трупами людей, казнях детей...

 

Сначала душегубка появлялась на улицах города по пятницам, а потом курсировала каждый день. Особенно часто ее видели перед бегством гитлеровцев из Краснодара в январе 1943 года. Машина смерти спешила на окраину города и останавливалась у края противотанкового рва. Двери открывались автоматически, изнутри шел синеватый дымок. Вывалив десятки трупов людей на землю, фашисты сбрасывали их в ров, наскоро присыпали землей, и душегубка снова мчалась за очередной партией смертников.

 

 

14 июля 1943 года в Краснодаре в кинотеатре «Великан» открылся судебный процесс над участниками чудовищных злодеяний на советской Кубани…  Первым давал объяснения В. Тищенко…

 

Тищенко с явным знанием дела подробным образом рассказал суду о существе и назначении фашистских душегубок. Это были автомашины грузоподъемностью до 8 тонн, с двойными стенами и фальшивыми окнами, придававшими им вид автобуса. В задней стенке кузова имелась герметически закрывающаяся дверь. Внутри кузова была сделана решетка, а под ней проходила труба, по которой отработанный газ поступал из дизеля в кузов. При работе мотора, когда автомашина стояла на месте, смерть находившихся в ней людей наступала через 6–7 минут, а если душегубка была в движении — через 9–10 минут. Заключенные знали, что в этой машине их ожидала смерть. Поэтому они всячески сопротивлялись, а при посадке в нее кричали и звали на помощь. Гестаповцы при участии Тищенко и других подсудимых силой вталкивали в душегубку свои жертвы.

 

Посадкой людей обычно руководили шеф гестапо полковник Кристман, капитан Раббе и другие гитлеровские офицеры. Тищенко рассказал суду, как однажды в душегубку при его активном участии загнали 67 человек взрослых и 18 детей от одного года до пяти лет:

 

— В машину сначала посадили женщин, а потом, как поленья дров, начали бросать и их детей, — показывал Тищенко. — Если какая из матерей защищала ребенка, ее тут же избивали до полусмерти. Один мальчик, когда его втаскивали в душегубку, укусил гестаповца за руку. Другой фашист убил этого мальчика, ударив его прикладом по голове.

 

 

На вопрос председателя суда, почему он нашел на службу к фашистам, Речкалов цинично ответил:

 

— Искал работу полегче, а заработок побольше…

 

Он показал на суде, что несколько раз сопровождал «машину смерти» к противотанковому рву.


Зверства немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории г. Краснодара и Краснодарского края
Зверства немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории города Краснодара и Краснодарского края. На снимках: 1. Здание гестапо в г. Краснодаре, которое гитлеровцы перед своим бегством из города подожгли, предварительно заминировав его. При поджоге здания в нём мучительной смертью погибло около 300 арестованных гестапо советских граждан. 2 и 3. Обгоревшие трупы советских граждан. (Фотохроника ТАСС).

 

 

Свидетельницы Корольчук и Талащенко жили недалеко от места свалки убитых. Душегубка ходила ко рву мимо окон их дома. Однажды машина застряла в грязи. Тогда фашисты и их прихвостни, сопровождавшие машину верхом на лошадях, стали из машины выгружать трупы на подводы и отвозить в ров.

 

Свидетель протоиерей Георгиевской церкви города Краснодара Ильяшев показал:

 

— На второй день после бегства немцев из Краснодара меня пригласили совершить погребальный обряд в семью фотографа Луганского. Только что привезли труп их единственного сына, убитого фашистами. Я не мог совершить обряда, слезы безудержно катились из глаз, думалось о русских людях, безвинно погибших на своей родной земле от рук немецких извергов. Погибла от их проклятых рук и моя соседка Раиса Ивановна. Немцы удушили ее каким-то отравляющим веществом. Все, что творили здесь фашисты, окончательно убедило меня в том, кто они такие. Я свидетельствую перед всем миром, перед всем русским народом, что это дикие звери, и нет у меня слов, которые бы выразили всю ненависть и проклятие этим извергам.

 

С огромным волнением слушали присутствовавшие на процессе показания свидетеля Козельского — врача Краснодарской городской больницы.

 

Он рассказал, что в первые дни оккупации в их больницу явился немецкий врач, а попросту говоря, гестаповский палач Герц. Он спросил, сколько больных и кто они. 22 августа в коридорах больницы раздался топот кованых сапог. По приказу Герца в кабинете главного врача собрались все служащие больницы. Герц снял с пояса револьвер, положил на стол и на ломаном русском языке спросил: «Коммунисты, комсомольцы, евреи есть?» Услышав, что среди врачей коммунистов и евреев нет, Герц продолжал: «Я немецкий офицер, мне приказано изъять отсюда больных. Немецкое командование приказало, чтобы больных во время войны не было. Все. Я приступаю к делу».

 

Выйдя во двор, Козельский увидел, что, пока Герц собирал служащих больницы, погрузка в душегубку уже началась. Сначала больные не догадывались, в чем дело. Им сказали, что перевозят в другую больницу, но потом они все поняли. Машину загружали до отказа. Через некоторое время она возвращалась обратно, за новой партией.

 

 

Свидетельствует Котов, который был брошен гитлеровцами в душегубку и спасся только благодаря своей находчивости и хладнокровию. 22 августа 1942 года Котов пришел за справкой в третью городскую больницу, где раньше находился на излечении. Когда он вошел во двор, то первое, что ему бросилось в глаза, это большая машина с темно-серым кузовом. Он не успел сделать и двух шагов, как какой-то гитлеровец схватил его за воротник и втолкнул в переполненный кузов. Дверь захлопнулась. Котов почувствовал, что автомашина тронулась. Через несколько минут ему стало плохо, он начал терять сознание. В свое время Котов обучался на курсах ПВХО и сразу понял, в чем дело, — травят каким-то газом. Он разорвал свою рубашку, смочил ее мочой и приложил к носу и рту. Дышать стало легче, но все же сознание потерял. Очнулся он в яме среди сотен трупов. Кое-как выбрался и с большим трудом дополз домой.

 

Злодеяния немецко-фашистских захватчиков в городе Краснодаре.

Трупы детей и трупы матери и ребёнка, умерщвлённых гитлеровскими палачами окисью углерода.


О зверском истреблении немецко-фашистскими оккупантами советских детей рассказала на суде свидетельница Иноземцева — работница [C. 168] краевой детской больницы. В этой больнице на излечении находилось 42 ребенка. Но душегубка докатилась и сюда. 13 сентября 1942 года в больницу приехала группа немецких офицеров: Эрих Мейер, Якоб Эйкс и другие. Они остались на несколько дней в больнице, шныряли по всем палатам, следили за детьми и медицинским персоналом. 23 сентября, выйдя на дежурство, свидетельница увидела во дворе большую темно-серую автомашину, внешним видом напоминавшую товарный вагон. Высокий немец спросил, сколько детей находится в больнице, и кто они по национальности. Это оказался «доктор», офицер германского гестапо Герц, один из самых лютых садистов и гестаповских палачей.

 

Приехавшие вместе с ним солдаты по его приказу начали грузить детей в автомашину. Одевать их не разрешили, хотя и сказали служащим больницы, что везут детей в Ставрополь.

 

Дети были только в трусиках и майках. Они сопротивлялись, молили о помощи, о защите, цеплялись ручонками за санитаров и врачей. Фашист Герц улыбался им, забавно шевеля усами. А потом дверь душегубки захлопнулась, заработал мотор. Машина тронулась, и горячий газ пошел по шлангам. Дети, задыхаясь, колотили в стену душегубки. За ней шла легковая автомашина, в которой сидели гестаповцы. Через 20–25 минут они вернулись и начали пьянствовать.

 

— Никогда не забуду, — сказала Иноземцева, — как маленькие дети, среди них были и годовалые, плакали, кричали, инстинктивно чувствуя, что над ними затевают что-то недоброе, страшное.

 

После изгнания фашистских оккупантов из Краснодара были вскрыты места погребения детей. Глазам представилось буквально месиво из детских трупиков в майках и трусиках, на которых были штампы краевой детской больницы. Некоторые из этих вещей трибунал приобщил к делу как вещественные доказательства.

 

Источник: Майоров Н. Краснодарский процесс // Неотвратимое возмездие: по материалам судебных процессов над изменниками родины, фашистскими палачами и агентами империалистических разведок. 2-е изд., доп. М.; Воениздат, 1979.


 

Судебный процесс по делу о зверствах немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории гор. Краснодара и Краснодарского края в период их временной оккупации:

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №165 (8158) от 15 июля 1943 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №166 (8159) от 16 июля 1943 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №167 (8160) от 17 июля 1943 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №168 (8161) от 18 июля 1943 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №169 (8162) от 20 июля 1943 г.

 

Сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР «О злодеяниях немецко-фашистских оккупантов в Ставропольском крае» (Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №183 (8176) от 5 августа 1943 г.)


Назад


Яндекс.Метрика